Четверг, 27 октября 2022 20:11

Князь-святоша

Преподобный Никола Святоша

Мы привыкли в слове «святоша» слышать скорее негативные коннотации, и только в некоторых словарях можно встретить не только определение «лицемер, притворяющийся набожным, ханжа», но и упоминание об устаревшем смысле - «богомольный, строго исполняющий церковные обряды человек». Еще реже вспоминают о том, что Святоша - это уменьшительно-ласкательная форма имени Святослав. А между тем 27 октября Церковь вспоминает человека, для рассказа о котором нужны оба эти забытые значения.

У князя Давыда (внука Ярослава Мудрого), почитаемого первым святым в Черниговской земле (память 3 октября в Соборе Брянских святых), было пятеро сыновей. Старший - Святослав - имел жену, детей и правил на Луцкой земле. Во время междоусобных войн он решил не вести борьбу за власть, а принял монашеский постриг в Киево-Печерской лавре, к обустройству которой прямое отношение имел его дед князь Святослав (именно он выделил земли над пещерами под строительство).
В обители новопостриженный послушник молился, трудился и жил скромной жизнью, ничем не отличавшейся от жизни других иноков, и терпеливо выслушивал упреки и уговоры своих братьев, считавших, что представителю княжеского рода так жить не подобает. Когда его укоряли, что никто из русских князей прежде не поступал так, он отвечал: «Если сего не делал раньше меня ни один из Русских князей, то я, последуя Царю Небесному, положу начало; может быть, с сего времени кто-нибудь и станет подражать мне, последуя моему примеру».
Он работал в трапезной, где рубил дрова и носил воду, был привратником монастыря, разводил сад. А когда получал подарки от своих высокопоставленных близких, употреблял их на дела милосердия и на благо церкви.
Как когда-то его прадед князь Ярослав Мудрый создавал библиотеку при Софийском соборе и как во все времена благочестивые князья не жалели денег на книги, так и этот князь-чернец тратил средства, подаренные ему и вырученные за свое рукоделие (он никогда не сидел без дела), на пополнение библиотеки обители.
Князю Святославу не было еще тридцати лет, когда, оставив все, он стал монахом Николаем. А в Киево-Печерской лавре он прожил почти сорок лет. Доподлинно неизвестно, святой стал именоваться Николой Святошей из-за своего образа жизни или в память об имени, которое носил когда-то в миру. Наверное, повлияло и то и другое. И теперь удивительный пример преподобного напоминает, что, имея власть, богатство и связи, можно все же быть не «святошей» в привычном нам сегодня смысле этого слова, а стать человеком по-настоящему святой жизни.