Среда, 26 октября 2022 19:06

«Иверское сердце»

Иверская икона Божьей Матери, 1648 г., Греция. Новодевичий монастырь, Москва

26 октября - празднование Иверской иконы Божьей Матери, память принесения списка ее в Москву.

Осенью 1648 года в Москву с Афона, из Иверского монастыря, по просьбе будущего патриарха Никона был доставлен список иконы Богородицы Портаитиссы (Вратарницы). На Святую Гору чудотворный образ пришел по морю через много-много лет после того, как его, спасая от иконоборческой ереси, в городе Никея опустила в волны одна верующая женщина. След тех событий сохранился на лике Богородицы - на ее щеке рана, которую нанес воин-иконоборец. В афонском монастыре икона сама выбрала себе место: если монахи оставляли ее в храме, то потом всегда находили над воротами обители. С молитвой перед ней было связано немало чудес. И принято считать, что во время Второго Пришествия икона оставит остров и вновь по морю уйдет навстречу Христу. Иконописец, монах Ямвлих (Романов), делавший список для Русской Церкви, строго постился, а молитвенно его поддерживала братия монастыря, дважды в неделю «с вечера до утра» совершая молебен. Согласно сопроводительному документу, новописанная икона ничем не отличалась от оригинала: «ни длиной, ни шириной, ни ликом - только слово в слово новая, аки старая». И вот эту удивительную святыню обрела российская столица.
Как через свою икону Богородица показала афонским монахам, что Она Сама хочет быть их Хранительницей и Защитницей, так и принесение в Москву чудесного образа стало для верующих знаком Ее особого расположения.
Царь с семьей, Патриарх, духовенство и множество народу встречали святыню возле Воскресенских ворот Китай-города. Позднее именно здесь была выстроена Иверская часовня, в которой хранился список знаменитой иконы (вероятнее всего, не тот, привезенный с Афона в середине XVII века, но ничуть не менее почитаемый) и куда считал своим долгом зайти прежде всех дел каждый приехавший в Москву.

Иверская часовня у стен Кремля в нач. ХХ века. / Воскресенские ворота после сноса Иверской часовни

Удивительным местом была и остается эта часовня. «А вон за тою дверцей, Куда народ валит, - Там Иверское сердце Червонное горит», - писала Марина Цветаева. Всегда здесь было многолюдно. Со своими горестями и просьбами к Богоматери шли люди разных сословий и разного достатка, а о чудесах, происходивших по молитвам перед Иверской, писали даже в газетах. Причем происходили чудеса даже с людьми неверующими и маловерными. Так, например, в газете «Современные Известия» в 1880 году было опубликовано письмо некого немца, учителя музыки, потерявшего слух, а соответственно и работу. Как-то проходя мимо часовни и видя множество народу, он вдруг почувствовал «неудержимое желание подойти», помолиться и приложиться к святыне, хотя он и был протестантом, иконы не признающим. И прямо там, перед Иверской, слух к нему вернулся.
Но не только благодать и молитва были здесь, но и благодатная почва для мошенников. Поэт Степан Шевырев писал в середине XIX века:
Здесь воздух напоён молитвой и слезами,
Здесь отдых горести и счастию венец;
Здесь сонмы Ангелов незримыми путями
Уносят в небеса все помыслы сердец.
А через несколько лет другой автор того времени Николай Щербина отвечал ему:
Здесь воздух напоен дыханием молитвы.
Сюда мошенники приходят для ловитвы,
Здесь умиление без носовых платков
И благочестие нередко без часов.
Революционер Павел Мальков описывал атмосферу у часовни в начале ХХ века: «возле Иверской постоянно толпились нищие, спекулянты, жулики, стоял неумолчный гул голосов, в воздухе висела густая брань...»
А в 1933 году автор знаменитого «Взвейтесь кострами, синие ночи» Александр Жаров писал в ответ на стихи, написанные более чем 150 лет назад:
Все в вихре измененья,
Мошенничий
Мы выжигаем след.
Ловитвы нет,
Нет густоты моленья…
А главное -
Часовни нет.
Часовню снесли в одну летнюю ночь 1929 года. Даже в качестве памятника истории она мешала богоборческой власти. Во время своего путешествия по России писатель Герберт Уэллс отмечал: «...многие крестьянки, не сумевшие пробраться внутрь, целуют ее каменные стены. Как раз напротив на стене дома выведен в рамке знаменитый ныне лозунг: «Религия - опиум для народа». Действенность этой надписи, сделанной в начале революции, значительно снижается тем, что русский народ не умеет читать». После массовых демонстраций на Красной площади народ так же массово шел в часовню. И даже когда ее стали запирать в дни мероприятий, проходя мимо, люди тайком крестились. «Иверское сердце» по-прежнему трогало сердца простых людей. И вот его не стало... Древние списки иконы, изъятые еще до сноса, удалось сохранить.
В середине 90-х годов ХХ века в Москву прибыл еще один список с Афона, а часовня в центре Москвы была выстроена заново. Сейчас возле нее не так многолюдно, как когда-то. Но горят лампады, звучит молитва и теплится надежда, что если Богоматерь, в течение веков терпеливо принимавшая всех - и тех, кто приходил к ней с чистым сердцем, и тех, кто шел с неправедными мыслями, - до сих пор с сочувствием и жалостью смотрит с иконы, то не все еще потеряно...