Воскресенье, 21 августа 2022 08:58

Три истории про Успение Богородицы и русских писателей

Могила Пушкина, 1899 г.
Успение Пресвятой Богородицы отмечается христианами 28 (15) августа. Один из важнейших праздников посвящен завершению земной жизни Божьей Матери и завершает годовой богослужебный круг (церковный год начинается в православном календаре 14 (1) сентября). Этот день напоминает верующим, что смерть - это не только боль расставания, но и путь к встрече в вечности. Так или иначе соприкасаясь с событиями, произошедшими много столетий назад, и осмысляя их, каждый учится принимать конечность своего телесного существования.

Успенские храмы в жизни Пушкина
Успенская церковь в селе Большое Болдино была построена его владельцами - дедом и бабушкой великого поэта, а освящена в год рождения внука. Александр Сергеевич до поры до времени был далек от вопросов веры. Но в 1824 году балагура и вольнодумца Пушкина император отправил в ссылку в другое семейное имение - Михайловское. Здесь, пытаясь как-то себя занять, молодой человек стал бывать в находящемся рядом с усадьбой Святогорском Успенском монастыре. Там находились могилы других его бабушки и дедушки - Ганнибалов. А еще - там была прекрасная библиотека (в ней он искал материалы для драмы «Борис Годунов»). По рекомендации настоятеля обители поэт прочел «Четьи Минеи» (12 томов) и Киево-Печерский патерик, и это чтение пробудило в нем интерес к православию, культуре и истории Руси. Он стал изучать Священное Писание, посещать богослужения. Василий Андреевич Жуковский отметил вскоре: «Как Пушкин созрел, и как развилось в нем религиозное чувство».
Впрочем, в нем по-прежнему оставалось много мальчишеского, хулиганского. Через несколько лет, во время карантина, задержавшего его в деревне, с амвона Болдинской Успенской церкви он читал мужикам «проповедь о холере», которую позднее пересказывал со смехом: «И холера послана вам, братцы, оттого, что вы оброка не платите, пьянствуете. А если вы будете продолжать так, то вас будут сечь».
Именно в Болдино Пушкин написал почти половину своих лучших произведений, а Болдинская осень стала символом необычайного творческого подъема. Став мужем и отцом, он не раз думал о том, чтобы поселиться тут с семьей. Но ему было суждено обрести последнее земное пристанище не здесь, а возле Успенского храма Святогорского монастыря. Требованием императора было: «Хоронить подалее от обеих столиц». Такова же была воля поэта, выраженная им за несколько лет до гибели:
И пусть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне бы хотелось почивать.
И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть,
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.
На могиле поэта всегда много цветов, а на богослужениях в Святогорском Свято-Успенском монастыре ежедневно молятся о душе раба Божьего Александра, успевшего за свою короткую жизнь познать и простые человеческие радости, и глубину веры.
Последняя икона Достоевского
Церковь Успения Богородицы на Покровке в Москве. 1890 г. Храм был снесен в советское время.

Любимым храмом Федора Михайловича Достоевского в Москве была Успенская церковь на Покровке. Храм, который называли «русским Нотр-Дамом», он показывал своей супруге, сначала с некоторого расстояния - «чтобы рассмотреть во всей красе», а потом уже зайдя внутрь. Эта церковь была для глубоко верующего писателя и философа символом города, в котором он родился.
А умер он в Петербурге. Его дочь Любовь Федоровна вспоминала: «То была истинно христианская кончина - смерть без боли и без стыда <…> Он видел приближение смерти, не боясь ее». Федор Михайлович успел исповедаться, причаститься, попрощаться со своими родными и близкими и сознание потерял лишь в последний момент. На посмертном портрете, сделанном Иваном Крамским, Достоевский изображен таким, каким увидели его приходившие проститься вскоре после его смерти: как будто «не умершим, а лишь заснувшим, с улыбающимся и просветленным лицом, как бы уже узнавшим не ведомую никому тайну загробной жизни». В сообщении журналиста, бывшего свидетелем прощания с писателем на его квартире, отмечено, что рядом с гробом на ореховой этажерке стоял образ Успения Пресвятой Богородицы в серебряной ризе с горящей перед ней лампадой.
«Могильный ангел» Блока
О религиозных и революционных взглядах Александра Блока много споров. Его поэма «Двенадцать» была воспринята многими современниками как служение «делу Антихриста», вторичное распятие Христа, еще один расстрел государя (Николай Гумилев), «предел и завершение блоковского демонизма» (Павел Флоренский) и просто полная «галиматья» (Иван Бунин). Блок же, завершив поэму, почувствовал себя гением, но через три с половиной года, разочарованный, измученный, умирающий, по легенде, в предсмертных метаниях требовал уничтожить все ее копии. Как бы то ни было, поэма и связанные с ней дискуссии стали потрясающим литературно-историческим документом времени, заставляющим поразмышлять о многом и современного читателя. «Двенадцать» по-прежнему одно из самых известных произведений поэта, хотя объяснить его шокирующую концовку он не мог и замечал, что написано стихотворение «в согласии со стихией».
А вот другое его, написанное еще в 1909 году стихотворение, известно меньше, но оно-то как раз наполнено глубоким и сердечным переживанием. Оно называется «Успение». И в том числе благодаря ему до революции Блок был назван «христианнейшим поэтом».

Успение Богородицы. Фра Филиппо Липпи. 1467-1469 гг. Сполето.

Описывая конец земной жизни Богородицы, поэт ни разу не называет Ее, но зато проводит параллели с другим важнейшим событием Ее жизни - рождением Сына. Проститься с Ней приходят «архангел старый», «усопших три царя», «седые пастухи» - все те, кто были свидетелями Рождества. Он сопоставляет начало и конец жизни, возможно, еще и потому, что совсем недавно видел их совсем рядом, когда родился и через девять дней умер новорожденный сын его супруги. Совсем недавно он с обидой писал в другом своем стихотворении, что «над младенцем, над блаженным, скорбеть я буду без Тебя». А сейчас, во время путешествия по Италии и посещения Сполетского собора с его потрясающими фресками, он, соотнося Вознесение Богоматери с Воскресением Христа, пишет:
А выше, по крутым оврагам
Поет ручей, цветет миндаль,
И над открытым саркофагом
Могильный ангел смотрит вдаль.
В этой последней строчке, о которой брат поэта, филолог Георгий Блок сказал: «это останется навсегда», сосредоточена искренняя надежда и вера в жизнь будущего века. Вернулись ли они к поэту в последние его дни и часы?..
Хоронили Блока 10 августа, в Богородичный праздник, и Анна Ахматова писала:
А Смоленская нынче именинница.
Синий ладан над травою стелется.
И струится пенье панихидное,
Не печальное нынче, а светлое.