Понедельник, 07 марта 2022 08:16

Три великопостных урока из патерика

Прп. Макарий Великий. Сербия. XII-XIII в.

Патерики - сборники поучений и историй о монахах, живших в той или иной местности или обители. Чтение патериков и увлекательно, и полезно, и вполне подходит для дней Четыредесятницы. Мы выбрали из разных патериков несколько поучительных историй, рассказывающих, как соблюдали Великий пост и древние, и не так давно жившие монахи.

Смотреть внутрь себя, а не на других
Преподобный Макарий Великий был уже известным подвижником, когда пришел в Тавеннский монастырь, славившийся своей строгостью, и попросил принять его в обитель. Основатель монастыря святой Пахомий Великий, не зная, кто перед ним, стал отговаривать старца, говоря, что жизнь здесь будет слишком для него тяжела, но тот настоял на своем.
Во время Великого поста Макарий увидел, что монахи берут на себя разные подвижничества, и присоединился к ним. Он практически ничего не ел и не пил, кроме нескольких капустных листьев по воскресным дням, стоял в углу, плел из пальмовых ветвей и молился. Его аскеза превышала старания остальных монахов, и это стало вызывать у них недовольство, с которым они пришли к своему настоятелю. Тогда святой Пахомий, выяснив, кто же перед ним на самом деле, попросил преподобного оставить его монастырь, чтобы не смущать братию. Но прежде поблагодарил за то, что тот смирил иноков: «Пусть они не превозносятся своими подвигами».
Египетский патерик рассказывает также, что великий отшельник имел разные келии, часто очень тесные, и на время Четыредесятницы выбирал те из них, в которых не было окон, чтобы проводить этот время в темноте.
Не быть равнодушным к окружающим
Скитский патерик повествует, как один монах в дни Четыредесятницы пришел к другому великому подвижнику, авве Пимену, чтобы открыть ему свои помыслы и получить духовную поддержку, а потом признался, что не ожидал, что тот его примет. На что авва ответил: «Мы учились запирать не деревянную дверь, а более дверь языка».
А в знаменитом творении Иоанна Мосха «Луг духовный» рассказывается, как в одной обители было принято в Великий пост, перед Пасхой, раздавать бедным хлеб, мед и вино. Но после неурожая монахи уговорили игумена отказаться от милостыни, чтобы самим не остаться голодными. Но, пытаясь сберечь для себя, они потеряли все. Пшеница проросла и стала непригодной для еды. Такой урок получили монахи за свое непослушание и самонадеянность, заменившую им надежду на Бога.
Брать ношу по силам и не унывать
Оптинский инок Трофим (Татарников)

Оптинские монахи, известные своим воздержанием и мудростью, всегда постились строго. Кто-то следуя уставу, кто-то беря на себя особые подвиги, а кто-то вынужден был нарушать правила. Так, монах Арсений (Леонов), почти сорок лет проживший в Оптиной во второй половине ХIХ века, имел серьезные проблемы со здоровьем. Долгие церковные службы он мог выслушивать только сидя. А в Великий пост для подкрепления сил употреблял понемногу рыбной икры. Когда незадолго до смерти ему было предложено принять схиму, он, считая себя нарушителем устава, отказался: «Какой я схимник?..» Когда же он умер, то по чудесному совпадению в обитель привезли чудотворную Калужскую икону Божьей Матери, и она стояла в храме во время Литургии и отпевания. Монахи восприняли это знаком милости Пречистой к покойному.
Сохранились воспоминания об иноке Трофиме (Татарникове), одном из трех убитых на Пасху 1993-го в Оптиной пустыни монахов. Первую неделю своего последнего Великого поста он ничего не ел. Об этом рассказывал игумен, видевший, как в понедельник второй седмицы после Литургии инок Трофим, наведя порядок, «взял просфору и, благоговейно вкушая ее со святой водой, сказал: “Слава Богу, неделя прошла. Теперь и разговеться можно”». «Я привычный», - говорил он, имея опыт и более длительных периодов полного отказа от пищи. При этом монах, принявший впоследствии мученический венец, всем запомнился веселым, неунывающим иноком.