Пятница, 06 августа 2021 11:02

Уроки пандемии

Подводить итоги еще рано. Обычно это делают уже после завершения какого-то процесса, но текущая ситуация в ближайшее время не собирается заканчиваться. И возврата к нормальной жизни никто не обещает, поэтому вполне справедливо разобрать промежуточные выводы, которые мы можем сделать на этом этапе.
Сразу скажу, что речь пойдет не о самой ситуации, мерах, ограничениях, результатах и обо всем том, о чем можно прочесть в новостных колонках. Речь о том, что мы проживаем, переживаем в эмоциональной сфере и какие внутренние процессы могут происходить с нами в отношениях с близкими, с самим собой. И лишь в этом контексте мы фактуально отметим то, что произошло с нашим миром.

За полтора года мир кардинально изменился и место человека в мире тоже. Вместо прав или хотя бы иллюзии прав мы имеем постоянно меняющиеся, не подверженные логике императивы, продиктованные предлогом заботы о нас же самих. Наше мнение, которое, конечно, у всех разное, крайне мало учитывается в принципе.
Если вспомнить пирамиду Маслоу, то фактически в последнее время наши потребности удовлетворялись только на самой низшей ступени - ступени физиологических потребностей, да и то с перебоями, если вспомнить о масках. Вторая ступень говорит о потребности в безопасности - свободе от страхов, тревог, неопределенности, хаоса; потребности в стабильности и защите; в структуре, упорядоченности, порядке, законе. И она сильно пострадала. Поэтому вполне справедливо и обосновано, что мы все в той или иной мере столкнулись с нашими страхами - самой сильной базовой эмоцией человека. Причем если раньше, в мирное время, наши страхи, в основном, были предполагаемыми (страх отказа, страх общественного мнения, страх осуждения, страх одиночества, страх зависимости, страх неудачи, страх перемен), то теперь оказалась затронута область фундаментальных страхов: страха жизни и смерти. Мы попали на уровень выживания с непонятной ценой этого выживания. Как человек реагирует на страх? По сути - как и животное: на первый план выходят такие поведенческие реакции, как: бей, беги или замри.
Однозначного ответа на рациональный вопрос «что делать?» ни у кого нет. Вместо этого мы можем наблюдать выражение этих реакций: на начальном этапе чаще всего энергия страха выражается в борьбе, хотя бы устной, а чаще просто в агрессивном поведении со своими близкими, в соцсетях или где получится. Второй тип реакции - «зарывание головы в песок» проявляется в занижении значимости ситуации, высмеивании мнений другого относительно этой значимости, нежелание говорить, уход от реальности через вещества, изменяющие состояния сознания, или же в прямом смысле желание уйти от действительности путем переезда в другую страну, регион или сменить город на деревню. И когда бить особо некого, ехать тоже некуда и «будь что будет», мы соглашаемся с тем выбором, который нам преподносят как единственно правильный, и даже начинаем его отстаивать или оправдывать. Эти реакции могут поочередно меняться.
Выбор поведенческой реакции происходит у человека неосознанно, фактически на инстинктивном уровне. Страх побуждает человека к поиску защиты и спасения. На мой взгляд, абсолютно нормально в нынешней ситуации испытывать страх. В то же время нет никакой необходимости делать что-то под действием страха.
Что же можно сделать, чтобы страхи перестали руководить нашими действиями? Первое - это признать, что страх есть: решение любой проблемы начинается с момента ее признания. Далее необходимо вывести страх с подсознательного уровня на уровень сознания, на котором он перестает иметь над нами власть. Постепенно мы начинаем видеть, что у нас есть выбор, и выборов становится больше, чем нам видится изначально, когда мы находимся под действием страха. На этом этапе мы можем поставить свои внутренние границы: это я допускаю, на это я могу пойти при определенных обстоятельствах, а это уже нет. Всегда есть выбор, даже когда надо выбирать из нескольких не очень благоприятных сценариев. И при любом развитии ситуации мы можем запланировать план «Б». Надо сказать, что само осознание наличия плана «Б» дает возможность легче дышать и созидательней для себя и окружающих проживать ситуацию.
Известно, что даже в самом тяжелом испытании можно найти что-то положительное, и травмы позволяют нам расти значительно эффективней, чем благополучная жизнь. Когда мы об этом помним, то можем использовать данный период для познания себя и личностного роста, например, как я писала выше, через работу со страхами, установление личных границ, что очень полезно в отношениях с близкими людьми и с социумом в целом. Также можно разграничить свою зону влияния и зону волнения и перестать беспокоиться о событиях, на которые мы не можем повлиять. Помимо этого, нынешняя ситуация побуждает нас как никогда жить в том самом «здесь и сейчас», получая максимальное наполнение от проживаемого момента. Мы учимся гибкости при построении планов на будущее, четкому тайм-менеджменту (например, благодаря комендантскому часу), мы развиваем креативность, планируя наши передвижения. Мы учим много новых слов на разных языках (например, lockdown или couvre feu). Развиваем критическое мышление, получая и анализируя информацию из разных источников СМИ и интернета. Если раньше можно было долго «дружить» с человеком, по сути, не зная его, так как люди прятались за социальными масками, то сейчас, в стрессовой ситуации, люди показывают свое истинное лицо, что позволяет «отфильтровать» наше окружение, оставляя настоящих друзей. Ношение масок заставило снять «маски», и мы по-новому познакомились со многими. В целом в этой ситуации нам может быть интересно осознавать, что мы живем в уникальный период, и чаще выходить из переживаний в позицию наблюдения за собой, другими и за самой ситуацией со стороны.
Душевных сил нам всем!
Елена ТИТОВА,
консультант, преподаватель, магистр психологии
Жду ваши комментарии и отзывы на электронную почту:

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

или на телефон +33 6 37 37 11 33