Вторник, 03 августа 2021 20:38

Валерий Гергиев в Монако

Концерт маэстро - всегда большое событие, особенно для Монако.

Фото с концерта: Axel Bastello, Palais Princier de Monaco

К концерту 15 июля во Дворе Княжеского дворца готовились все - и музыканты Филармонического оркестра Монте-Карло, и публика. А накануне концерта мы готовились к интервью. К сожалению, с самого начала все складывалось неудачно. Валерий Гергиев не смог прилететь вовремя из Швейцарии, и репетиции были перенесены на позднее время. Долгожданный концерт начался вовремя, но спустя 20 минут полил дождь, и событие закончилось едва начавшись. Правда, дирекция оркестра пообещала, что Валерий Гергиев приедет завершить концертное выступление, как только представится возможность найти пару свободных дней в его очень загруженном концертном календаре.

Положительный момент этой истории - интервью нам все же удалось взять, поговорили обстоятельно и не спеша, за что отдельное спасибо директору Филармонического оркестра Монте-Карло Дидье де Коттини.

На фотографии: В.Гергиев, Д. де Коттини, Н.Попова

Уважаемый Валерий Абисалович, скажите, как складывалась программа концерта, в связи с чем был выбран для исполнения «Послеполуденный отдых Фавна» Дебюсси и «Фантастическая симфония» Берлиоза - оба произведения французских композиторов?
Во-первых, скажу, что я очень рад выступить в Монако. Бывал здесь раз пять-шесть как дирижер и артист. Впервые с оркестром Мариинского театра мы приехали в 1998 году на крупную благотворительную акцию, организованную Князем Ренье. Огромное количество гостей со всего мира приехали тогда с благородной целью помочь. Выступая на протяжении нескольких десятилетий в огромном глобальном пространстве, притом довольно регулярно, я часто даю подобные концерты, и это занимает особое место в моей деятельности. И точно такой же концерт состоится теперь в Княжеском дворце Монако. Надо знать, что внутренний двор - совершенно замечательное акустическое пространство в обрамлении четырех красивейших стен. Параметры позволяют насладиться как красотой этой уникальной площадки, так и восхититься прекрасной акустикой и оценить особое звучание музыки. Я бы назвал ее «акустической коробочкой» или «акустическим домиком». Хотя такое сравнение не совсем подходит для характеристики изумительного дворца. Мне кажется, что пространство, в котором мы выступим, очень благодарное для музыкантов и артистов - это уникальная возможность прозвучать по-настоящему интересно.
После того памятного концерта в 1998 г. я еще несколько раз приезжал сюда с оркестром Мариинского театра. Шесть лет назад, в Год культуры России в Монако выступал с Филармоническим оркестром Монте-Карло, и у нас сразу же сложился хороший творческий альянс. На вчерашней репетиции мы работали, что называется, не покладая рук, затем утром провели репетицию в Аудиториуме, а потом уже встретились на генеральной во Дворце. По-моему, все получили большое удовольствие от совместной работы, и я, безусловно, постараюсь оправдать выбор программы.
Вы меня спрашиваете, почему будут звучать Дебюсси и Берлиоз? Дело в том, что в прошлый раз я выступал с произведениями русских композиторов - мы исполняли Бородина и Чайковского. Репертуар возглавляемого мною Мариинского театра всегда основывался на величайших национальных русских традициях, но кроме того, на австро-немецкой, французской, итальянской музыке. Мы всегда старались чувствовать себя уверенно, что называется, «как дома», среди других музыкальных культур, исполняя произведения Берлиоза, Дебюсси, Сен-Санса, Бизе, Делиба, если говорить о французских авторах. Хотя дело не только в классике, я просто дружил с таким замечательным композитором, как Анри Дютийё - великолепнейшим, блестящим автором, недавно ушедшим из жизни. Он прожил почти 100 лет, и я с большим удовольствием играл его самые разнообразные произведения. С музыкальной французской традицией меня связывают десятилетия достаточно тесного и очень вовлеченного творчества. Я с головой окунаюсь и ухожу в эту стихию. Французские композиторы оставили совершенно уникальный и глубокий след, в том числе и в России. Вспомним историю, Берлиоз еще в 1849 г. впервые приехал в Россию, в Санкт-Петербург, что стало сенсацией того времени, и в конце своей жизни в 1867 году вернулся еще раз. Визиты в Россию сыграли громадную роль в его творчестве. Камиль Сен-Санс также бывал в Санкт-Петербурге, а Клод Дебюсси бывал в России. Произведения великих французов всегда звучали, а самое главное, находили колоссальный эмоциональный отклик у нашего слушателя.

А кого бы вы выделили из французских композиторов?
Я не представляю ни репертуар Мариинского театра, ни мою собственную дирижерскую карьеру без почти постоянного обращения к произведениям Берлиоза, Дебюсси, Равеля. Только недавно мы поставили оперу Делиба «Лакме». Многократно исполнялась опера Сен-Санса «Самсон и Далила». Лучшая Далила за последние 20-30 лет - бесподобная Ольга Бородина. Она многократно исполняла эту партию под моим руководством. Сейчас Ольга специализируется на других ролях. Только что с огромным успехом исполнила Графиню в «Пиковой даме». Несмотря на то, что это возрастная роль, а Ольга по-прежнему молода, мы уговаривали ее исполнить эту легендарную партию, потому что она это делает великолепно, как никто другой.
Мне кажется, что Мариинский театр совершенно правильно выстраивал свою репертуарную политику, опираясь на французский, немецкий, итальянский оперный репертуар, ни в коем случае не забывая великих русских композиторов, и таких имен, наверное, около пятнадцати, и их творения принадлежат всему миру, а не только России.
Мы щедро и достаточно искренне загружаем себя работой над произведениями великих русских авторов, но уделяем внимание и французским, австрийским, немецким, итальянским композиторам.
Хочу вспомнить легендарные приезды Джузеппе Верди в Санкт-Петербург и Рихарда Вагнера в 1862-1863 годах. Их влияние на русскую композиторскую школу оказалось огромным. Еще пример: «Торжественная месса» Бетховена впервые была исполнена в Санкт-Петербурге. Во времена правления Екатерины Великой пять-шесть лучших итальянских композиторов были приглашены в Россию - жили и творили в Санкт-Петербурге Джованни Паизиелло и Доменико Чимароза - авторы, которые сегодня, может быть, не являются столь знаменитыми, как, скажем, Верди или Пуччини, но в свое время они сыграли колоссальную роль и внесли свою лепту в становление российско-итальянских музыкальных связей.
Вспомним, что Чайковский писал в Италии и Франции свои знаменитые произведения, которые сегодня в удивительной гармонии звучат на сценах Мариинского театра. А сцен у нас много - и это исторический театр, великолепный новый театр, концертный зал, которому уже 14 лет.
Я уверен, что мы находим тот золотой баланс, дающий возможность любителям музыки слышать максимальное количество достаточно неплохих мировых интерпретаций в максимально возможном объеме.

А как функционировал Мариинский театр во время пандемии?
Не боюсь сказать, что сегодня нет театра в мире, который бы так активно провел этот загадочный период пандемии. Мы совершенно неожиданно остановились 18 марта 2020 г., но уже к июлю возобновили активные выступления. То есть ровно год мы работаем без остановки. Правда, в районе Нового года театр все же был закрыт и были отменены знаменитые «Щелкунчики», куда приходят сотни тысяч людей, десятки тысяч из которых детки. Мы не могли рисковать... А в остальном, мы очень активно работали, и я благодарен коллективу, а это оркестр и хор, балетная и оперная труппы и весь огромный технический комплекс, где работают сотни людей. Театр работал, несмотря на критические санитарные вызовы, которые вдруг во весь рост встали перед нами. Но мы обогатили репертуар Мариинского театра как никогда. Еще одно обстоятельство - очень важное и интересное, - никогда за 30 лет моего руководства Мариинским театром мы не имели возможности собрать вместе и надолго в родном Санкт-Петербурге всех наших звезд: Анну Нетребко, Ильдара Абдразакова, Диану Вишнёву, других. У нас огромное количество знаменитых певцов и балерин, просто невозможно их всех перечислить. Но я думаю, не просто интересно, а очень эффективно использовали эту возможность, опираясь на наши самые лучшие творческие ресурсы и силы. Но, руководя таким коллективом, я не имею права рисковать людьми, не имею права допустить обстановку, чтобы кто-то заболел. С другой стороны, на мне лежит ответственность реализовать творческий потенциал артистов. Я очень признателен и благодарен сотням артистов Мариинского театра за ту работу, которую они проделали за последние 12 месяцев. Это ни с чем не сравнимый в мире процесс.
Многие из тех, кто прочтет мои слова, подумают, что это за какое-то странное заявление - все хорошо знают, что весь мир был закрыт. Верно, но повторяю еще раз, у нас тоже был период, когда три с половиной месяца мы были закрыты, постоянно думали о том, чтобы не рисковать людьми и пройти этот период без потерь. Кстати, ни один артист Мариинского театра не ушел из жизни. И это несмотря на то, что некоторые очень тяжело перенесли болезнь, но мы благодарны врачам, спасшим их жизни. К сожалению, опасность не миновала. Все знают, что пришел очередной вирус, и мы будем предельно осторожными.

Что для вас значит маленькое государство Монако, нравится ли вам здесь?
Ну, если бы мне здесь не нравилось, не приезжал бы. В Монако у меня есть хорошие друзья. Есть постоянная творческая программа, в том числе и во Франции, особенно в Париже. К счастью, за все эти десятилетия мне удавалось выступить и в Тулузе, и в Бордо, и на фестивале в Экс-ан-Провансе. Когда-то, еще в советское время мы приезжали выступать в Тур. Были в моей афише и Лилль, и Лион - шесть-десять городов со своей богатой культурной историей. И не могло не произойти знакомства с Монте-Карло, что случилось в 1998 году, о чем я уже говорил. С Князем Монако Альбером II мы познакомились на футбольном чемпионате, на Лиге европейских чемпионов в Монако лет 16 назад. Команда Монако исключительно удачно тогда выступала, а потом мы неоднократно встречались, поэтому приезд в Монако - это приезд в государство, которое возглавляет хорошо знакомый мне человек, который проповедует очень интересные идеи по поддержанию многих акций и философию по сохранению богатств природы. Уберечь от людей и сохранить для будущих поколений нашу планету - похвальная миссия. Всех беспокоит потепление климата, и особенно это чувствуется в Санкт-Петербурге, где этим летом температура поднималась до 31-35 градусов Цельсия. Мне симпатизирует, что глава государства Монако заботится о сохранении окружающей среды, ратует за будущее человечества. Замечательно, что в такой маленькой стране есть собственный симфонический оркестр, оперный театр, оркестр «Музыканты князя» и Балет Монте-Карло.
По этому случаю хочется вспомнить Дягилева, Стравинского, Прокофьева, Равеля, Дебюсси. То, что происходило более 100 лет назад, и роль русских в Монте-Карло сложно переоценить. Мне кажется, что «Русские сезоны» и невероятный триумф Русского балета в какой-то степени именно отсюда начали шествие по миру.
Нужно разделить лавры и с Парижем, а что-то происходило и в Лондоне в те далекие от нас времена. Но русская культура стремительно завоевывала мир уже в середине XIX столетия. Уже творили Чайковский, Мусоргский, Римский-Корсаков, Бородин. В 1857 г. уже ушел из жизни Михаил Иванович Глинка - отец русской музыки. И мне кажется, как во Франции, так и в Монако нельзя отрицать колоссальную близость всего, что происходило в музыкальном мире. Всегда существовала сильная связь между нашими странами. Русская и французская культура не могли не найти друг друга. 200 лет назад в России очень многие говорили по-французски - подавляющая часть аристократии и элита. При этом никто не думал, что нужно забывать свой родной язык. Точно так же сложилась и судьба культурных связей. Не теряя связи со своей культурой, французы с благодарностью принимали самые яркие достижения из Петербурга и Москвы, и наоборот.
В Петербурге и Москве на ура воспринимали приезд лучших французских артистов, великих творцов. Но ведь это не только Дебюсси, Равель или Берлиоз. Вспомните Мариуса Петипа, который 63 года работал в Мариинском театре, создав лучшую труппу всех времен. Он создал фактически основную хореографическую даже не систему, а драгоценный ларец балета. И те богатства, которые Петипа кристаллизовал в драгоценном ларце, Мариинский театр хранит поныне. Можно в Нью-Йорке, Лондоне, Париже восстановить постановки и хореографию Петипа, но главным хранителем остается и будет продолжать оставаться Мариинский театр и его замечательные артисты.
Сегодня мы восстанавливаем спектакль Петипа «Дочь фараона», и я предполагаю, что это будет крупный, важнейший проект. Великий француз из Марселя в 29 лет приехал в Санкт-Петербург и до 92 лет возглавлял Мариинский театр. В 2018 году мы отмечали 200-летие великого Петипа, и президент Франции Эммануэль Макрон был нашим почетным гостем на крупном гала-вечере балета Мариинского театра, который представил только часть из громадного наследия. И это было грандиозное событие. Мы ставим перед собой задачи не только сохранить его наследие, но и расширить, и вернуться к тем сочинениям, которые давно уже не идут. А у нас есть все возможности, чтобы «оживить» еще ярче, еще шире громадное наследие Мариуса Петипа, не имеющее аналогов в мировой хореографии. Нет второго такого примера, чтобы сын Франции посвятил 63 года созданию и развитию совершенно гигантского явления - национальной русской танцевальной традиции. И коллектив, который был ему верен, дошел до невероятных высот. Это и есть главный успех наших совместных русско-французских связей. Париж открывал для себя Дягилева, Стравинского, Прокофьева, а до того Мусоргского, Бородина, Римского-Корсакова и многих-многих других. Но это все уже было следующим шагом. А то появление в 1847 г. Мариуса Петипа стало самым успешным перемещением кого-либо из Франции в Россию или из России во Францию.

Спасибо, Валерий, за встречу и за интервью! Успешного вам концерта! Напоследок у меня есть для вас сюрприз. 15 июля, в один день с вами, в Гримальди Форуме состоится дебют молодого русского композитора Ильи Осокина, написавшего музыку по заказу Балета Монте-Карло TSUNAGU. Весьма вероятно, что не последнюю роль в успехе композитора сыграли вы. Когда в 2000 году вместе с оркестром вы выступали на стадионе в Калининграде, маленький 9-летний мальчик пришел с сестрой в антракте концерта попросить у вас автограф. Пробившись сквозь заслоны, оказавшись перед вспышками камер и фотоаппаратов, он подошел, и тогда вы спросили: «Мальчик, кем ты хочешь стать?», на что он ответил: «Я хотел бы стать как вы, великим музыкантом». Написав ему на афише «Илья, ты станешь великим музыкантом!», маэстро, вы зародили в душе мальчика надежду. И вот теперь, одновременно с вашим концертом, 15 июля в Монако состоится его дебют с Балетом Монте-Карло. Видите, как русские артисты продолжают творить на земле Монако!
Передавайте Илье наилучшие пожелания и пожелайте от меня больших успехов!

Спасибо, Валерий, ждем вас всегда в Монако с особым чувством!
Нина ПОПОВА