Понедельник, 03 мая 2021 19:51

Дебют в Монако

9 мая состоится концерт Филармонического оркестра Монте-Карло с российским дирижером Станиславом КОЧАНОВСКИМ.


Станислав, вы в первый раз будете выступать в Монако?

Да, не только в первый раз выступать, впервые приеду в Княжество.

С Филармоническим оркестром Монте-Карло вы когда-то раньше играли?
Нет, это будет мой дебют.

И с молодым пианистом Гонсалесом тоже дебют?
Да. Я очень много путешествую и знакомлюсь с новыми коллективами в разных странах, континентах и это абсолютно нормально.

Сколько нужно времени сыграться с оркестром и солистом, чтобы комфортно выйти на сцену, не ожидая сюрпризов?

Невозможно быть на 100% защищенным от сюрпризов, живое исполнение музыки всегда полно неожиданностей, может произойти что угодно. Но я уже довольно много лет дирижирую разными оркестрами, и, как правило, с первых минут репетиции уже становится понятно, что за коллектив перед тобой, какого качества вы вместе можете добиться. Обычно то же самое происходит и со стороны музыкантов оркестра. Хорошо известна фраза отца Рихарда Штрауса (первого валторниста в Мюнхенской придворной опере), который говорил, что мы уже знаем, кто будет нами управлять, пока дирижер еще идет к подиуму. Все зависит от того, найдёт ли дирижер ключ к музыкантам. Музыканты оркестров экстра-класса прекрасно помнят, как прошел предыдущий концерт, что за дирижер к ним приезжал, что было и чего ожидать теперь. Поэтому первое знакомство очень и очень важный момент.

Скажу вам, музыкальные площадки Монако непростые. Зал Аудиториум Ренье III акустически сложен из-за низкого потолка. Думаю, у вас будут особые впечатления от нового оркестра, солистов и акустики зала. Но вернемся к концерту, как подбирался репертуар?

Этот концерт должен был вести дирижер Александр Ведерников, к великому несчастью, скончавшийся от коронавируса. Я принял приглашение и согласился исполнить анонсированную им программу. Третью сюиту Чайковского я очень люблю.
Позже поменялся солист и в программу первого отделения было решено поставить Первый концерт Шопена.

Станислав, Третья лирическая сюита Чайковского великолепна, почему ее исполняют крайне редко?

Да, это правда. Но мне посчастливилось сыграть ее в разных странах. К сожалению, все сюиты Чайковского и в России до сих пор довольно редкие гости в афише, хотя музыка чудесная! Третью Сюиту даже можно сравнить по масштабу с большой симфонией с грандиозным финалом в форме вариаций. В письме к Танееву композитор писал, что «хотел было симфонию сделать, но не вышло». Не могу сказать, почему ее играют редко. Возможно, потому что она довольно трудна для оркестра и с ходу ее не исполнишь, как другие известные симфонии. Третью сюиту нужно репетировать, и очень тщательно. Может быть, из-за этого ее побаиваются. Либо просто опасаются ставить недостаточно хитовое название в афишу. Оркестровая сюита №3 публике мало о чем говорит даже в России.

А когда вы для себя открыли это произведение?

Мы ее изучали еще в Петербургской консерватории в классе моего профессора А.В. Титова. А «живьем» это произведение я впервые услышал под управлением Ю.Х. Темирканова с Заслуженным коллективом России. Считаю, что Третья сюита - жемчужина Чайковского и незаслуженно редко играемая.

У вас необыкновенный бэкграунд - три консерваторских диплома. Почему вы выбрали оперно-симфоническую стезю?

Я довольно рано определился с выбором профессии. В семь лет я поступил в Хоровое училище имени Глинки, где нашим основным и главным предметом был хор. Мы обожали нашего художественного руководителя Владимира Беглецова. Четыре раза в неделю занятия начинались с хора, и все хотели быть похожими на нашего дирижера. Однажды к нам пришли из Мариинского театра отбирать мальчиков для партии трех отроков в «Волшебной флейте» Моцарта. Меня отобрали на партию среднего, наиболее трудного голоса. Так я впервые оказался на прославленной сцене Мариинского театра. Вместо занятий мы весело проводили время на спевках и сценических репетициях в театре. Вся закулисная жизнь была очень увлекательна для нас, детей. Особенно фигура дирижера, который своей «волшебной» палочкой сводил воедино солистов, хор и оркестр. Так, лет в 12-13 лет, я окончательно решил для себя, что хочу быть дирижером. Понимал, конечно, что это длинный путь - надо играть на рояле, изучать другие инструменты. Тогда же я начал играть на флейте, позже очень серьезно занялся органом. Даже совмещал параллельно в консерватории свою первую специальность хоровое дирижирование и игру на органе. А через пять лет поступил на кафедру оперно-симфонического дирижирования.

Вы, наверное, из музыкальной семьи?

Нет, мои родители не музыканты. Только дедушка играл на пианино на любительском уровне. Его специальностью было воздухоплавание, он долгие годы преподавал в Академии воздушной авиации, но страстью была музыка. Дома он пел и играл моей бабушке романсы, читал нам вместо сказок оперные либретто, водил в оперу. Бабушка как-то услышала по радио, что набирают мальчиков в Хоровое училище имени Глинки. А так как я начал петь раньше, чем говорить, то меня решили попробовать отдать туда. Я успешно выдержал все вступительные испытания. Брали всего 25 человек, а заканчивало каждый год обычно около 12-14 человек. В России есть только два таких уникальных учебных заведения: в Москве - имени Свешникова и в Петербурге - имени Глинки, где дети в одном здании сразу получают и общеобразовательные, и музыкальные предметы.

Станислав, какие произведения вам больше всего нравится исполнять?

Я, наверное, не буду оригинальным - то произведение, которым занимаешься в данный момент, и должно быть твоим самым любимым. Немалую долю моего репертуара - и оперного, и симфонического - разумеется, занимает русская музыка. Будучи русским дирижером по рождению, естественно, эта музыка в крови. Произведения Чайковского, Рахманинова, Шостаковича, Прокофьева, Стравинского. Это громадный пласт - за всю жизнь всего не переиграть, даже если захочется. Но вместе с тем в моей музыкальной жизни присутствуют не менее увлекательные миры музыки Баха, Бетховена, Брамса, Вагнера, Пуччини, Верди, Вагнера… Все они, безусловно, дополняют и обогащают друг друга. Большую часть репертуара занимает романтический период. Я всегда с удовольствием берусь за исполнение редко исполняемых или «забытых» произведений.

Есть у вас время для разучивания нового репертуара?

Постоянно изучаю новые произведения. Это бесконечный процесс! Пандемия и карантин в этом смысле как раз помогли освоить новые сочинения. Дошла очередь до партитур, которые я давно купил, но даже не мог открыть в связи с постоянными перелетами и концертами. В течение 6 месяцев, с марта по август, когда вся концертная жизнь была полностью остановлена, появилась возможность спокойно «осмотреться» и понять, где мы живем, для чего и что происходит вокруг. Эта непростая ситуация позволила в спокойном режиме изучить новые произведения, прочесть книги, посмотреть фильмы, просто побыть с семьей, что было чрезвычайно приятно. Сейчас жизнь постепенно восстанавливается. Знаю, что в Монако тоже концерты продолжаются, а Опера Монте-Карло даже готовит сейчас масштабную премьеру «Бориса Годунова». С нетерпением жду встречи с новым для себя оркестром!

Станислав, желаю вам успешного дебюта! Надеюсь, что это положит хорошее начало дальнейшим концертам и встречам. Приятного знакомства с Княжеством, оркестром, музыкантами, слушателями!

Нина ПОПОВА