Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

Потомок великой фамилии

На многих русских мероприятиях Лазурного берега присутствуют представители известных царственных и королевских фамилий. Среди них часто бывает и Мишель Карагеоргиевич, наследник югославского трона. Мы встретились с ним и попросили рассказать о себе и своей семье.

МЛБ: Уважаемый господин Карагеоргиевич, русские всегда с чувством уважения относились к представителю трона Югославии. Ваш родственник - Александр I Карагеоргиевич (1888 - 1934) вошел в историю как политический деятель, объединивший югославские народы на Балканах и много сделавший для русской эмиграции. Он оказал огромную услугу Белому русскому движению, приютив на своей территории многие тысячи белых офицеров и солдат Царской армии. Расскажите, пожалуйста, как складывалась судьба Вашей семьи?

М. К.: Если можно, я все же начну с себя. Я родился в Париже, где жил вместе со своими родителями. Мой дед - принц Павел, регент Югославии с 1934 по 1941 год.

Историческая справка: принц Павел получил образование в Оксфорде и в 1923 году женился на принцессе Ольге Греческой. После убийства своего двоюродного брата короля Александра Павел стал регентом при его несовершеннолетнем сыне Петре и пытался безуспешно маневрировать между Англией, Германией и СССР. Именно при нем в 1940 году были наконец установлены дипломатические отношения между Белградом и Москвой, когда Югославия стала последней страной в Восточной Европе, признавшей СССР. В 1939 году совершил государственный визит в Германию, а 25 марта 1941 года премьер-министр Королевства Драгиша Цветкович подписал с его санкции венский протокол о присоединении Югославии к Тройственному пакту.

Югославия согласилась подписать пакт при трех условиях: никаких войск Оси и никакого транзита военных грузов на своей территории; уважение суверенитета и территориальной целостности Югославии; никакой военной помощи странам Оси со стороны Югославии. Тем не менее подписание пакта вызвало в стране массовые демонстрации, а в ночь на 27 марта и переворот, в результате которого несовершеннолетний король Петр был провозглашен королем, а Пакт был расторгнут, что вызвало оккупацию Югославии Германией.

Коммунистами был создан миф о Павле как поклоннике Гитлера и безусловном стороннике союза с немцами. В 2011 г. он был реабилитирован посмертно Высшим судом в Белграде.

Дед безумно переживал трагедию своей страны и старался нам не рассказывать всю правду, чтобы не травмировать родных. После того как мой дедушка покинул Югославию, он много скитался по миру - жил в Греции, Египте, был под домашним арестом в Кении. А после войны он переехал в Швейцарию. Остаток жизни провел во Франции. Дед даже боялся разговаривать с нами по-сербски в Париже на людях, чтобы шпионы Тито не выследили нашу семью. Кстати, дед по своему происхождению был наполовину русским, так как его мать, то есть моя прабабушка, была русской - звали ее Аврора Демидова. Он был прекрасно образован и говорил на множестве языков: сербском, русском, английском, французском и немецком. Естественно, вся наша семья посещала церковь в Париже на рю Дарю. Его отпевали именно в этой церкви перед тем, как похоронить в Лозанне.

МЛБ: С представителями каких русских семей Вы общались в Париже?

М. К.: С Шереметевыми, Трубецкими, Строгановыми, Демидовыми, Юсуповыми. Дети Юсупова шепотом и в красках рассказывали нам всю историю убийства Распутина... В общем, моя семья общалась именно с русскими. Но меня записали во французскую школу, где практически не было русских.
В отличие от многих русских, у нашей семьи были паспорта, позволяющие жить и передвигаться без ограничений по всему миру. Но мы были практически в полной изоляции - у нас не было друзей по Югославии. Дед несколько раз ездил в Англию и Италию. В Париже дед меня водил по музеям, и в первую очередь в Лувр, в кино и рестораны. Он очень увлекался искусством.

МЛБ: А на каком языке вы общались в семье?

М. К.: С бабушкой - либо по-английски, либо по-гречески. С дедом всегда говорил по-французски.

МЛБ.: А на сербском с кем-нибудь говорили?

М. К.: Нет. Парадоксально, но я его учу сейчас и дается он непросто.

МЛБ.: Как часто Вы бываете в Белграде?

М. К.: Впервые я был там 8 лет назад. Этим летом был в пятый раз, но каждый раз  обязательно посещаю свою тетушку, которая во время американских бомбардировок вместе с жителями города выходила на мосты, защищая их своим телом. Сербский народ очень приветливый и доброжелательный. Я как-то был на приеме в ООН, и представительница США, услышав мою фамилию, сказала: «Ах, вы серб! У нас для сербов разработана прекрасная программа!» На что я ответил: «Вы имеете в виду бомбардировку страны?» Она была сконфужена и густо покраснела, тут же ретировавшись. Кстати, Генри Киссинджер в разговоре со мной признал, что война в Югославии была крупной ошибкой для США. Они, как всегда, решили сменить лидера страны. Кстати, можно привести долгий список лидеров, которые США меняли во всем мире в последние годы...

МЛБ: Как сложилась Ваша жизнь после учебы?

М. К.: 15 лет я проработал в США, притом очень много ездил по миру по работе. А затем поселился в Женеве. В свободное время увлекаюсь фотографией. Очень люблю фотографировать животных и юмористические ситуации.

МЛБ: Как  часто Вы бываете в Монако?

М. К.: Мои родители регулярно отдыхали в Больё, а теперь и я приезжаю посетить наших клиентов в неформальной обстановке, которые часто бывают на Лазурном берегу.

МЛБ: А как складываются отношения с княжеской семьей?

М. К.: Мой отец был близким другом Князя Ренье.

М. К.: Спасибо Вам за знакомство и до скорых встреч на Лазурном берегу!

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version