Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

Швейцарская душа Шато д’Эстублон

Прогулки по Провансу

В Château d'Estoublon, или, как ранее назывался загородный дворец XVII века, Mogador, мы попали по приглашению хозяйки Валери Ребуль-Шнайдер, дочери создателя всемирно известной марки часов Breitling Эрнеста Шнайдера. На полпути между Арлем и Авиньоном, в самом сердце Прованса расположилось обширное поместье у самых оконечностей южных Альп.

Величественный пейзаж здешних мест вдохновлял не один десяток художников и писателей. И первое, что пришло на память - это изумительные яркие полотна Винсента Ван Гога, написанные как раз в здешних местах. На 200 гектарах поместья с 19 виноградниками и 105 оливковыми деревьями сохранились даже остатки древних римских поселений.

Приветливо нас встретила сама госпожа Ребуль-Шнайдер и на протяжении всего дня водила по угодьям, показала и рассказала о своем детище. Неудивительно, ведь то, что мы увидели - величественный замок, часовню Сен-Юбер, поля, виноградники, пастбища с тысячным поголовьем овец, ферму, завод по производству оливкового масла, винное производство, подвалы, сувенирный магазин и ресторан, - словно по мановению волшебной палочки возникло на руинах старого охотничьего угодья. Суперсовременное оборудование было встроено в вековые стены, вдохнуло жизнь в производство и обеспечило работой не один десяток местных жителей. Не только вложенные огромные средства, но безмерное трудолюбие помогло этой семье, конкретно Валери и ее мужу Реми воссоздать былое величие Эстублона. Два с половиной года ушло на реставрацию и обустройство, чтобы стать еще одним родовым гнездом. Но в нашем разговоре в Валери оказалось немало сюрпризов, о чем не знает никто. 

Уважаемая Валери, насколько мне известно, у вас есть русские корни…

Да, действительно, по линии моей матери. Мои предки - выходцы из солнечной Греции, три поколения которых жили и работали в России. Но сразу после революции 1917 года мой дед понял, что революционные брожения добром не кончатся, и вся семья снялась и переехала в Европу. Так что одна из моих бабушек была исконно русской женщиной. Мой дед покинул Россию в возрасте 21 года и, так как он учился в Швейцарии и имел визу, выбрал эту страну для дальнейшего проживания. Мое детство прошло в швейцарско-греко-русской среде. Деду сначала пришлось устроиться в Швейцарии на фабрику, где он занимался огранкой драгоценных камней для часов. А после получения инженерного диплома было решено там обосновываться всерьез и надолго.

Скажите, а это прекрасное здание поместья, где мы сейчас находимся, тоже было связано с вашей семьей? Почему вы приняли решение полностью отреставрировать его?

Отнюдь нет. Просто мой отец Эрнест Шнайдер вырос на земле и очень ее любил. Он родился в 1921 г. в Швейцарии и с детства подрабатывал на ферме. Позже отец стал профессиональным военным, офицером, командиром батальона авиаторов.

У него был друг детства, с которым они регулярно охотились вместе. А затем у него возникли сильные чувства к жене друга, то есть к моей маме, и Эрнест Шнайдер оформил с ней брак. Мой дед был возмущен этой любовью, но в конце концов дал согласие с одним условием - Эрнест должен был оставить карьеру военного летчика, чтобы не оставить любимую женщину вдовой. Более того - ему было предложено вместе поднимать недавно приобретенное, но еще убыточное часовое производство фирмы Sicura...

Эрнест согласился и многие годы занимался продвижением этой марки. А в 1979-м отец купил часовую фирму Breitling и решил вложить все свои силы в ставший впоследствии знаменитый бренд. Первое свое поместье отец купил недалеко отсюда, и называется оно Сен-Реми. Мы и сейчас там живем с мужем. Затем он приобрел охотничьи угодья недалеко от Арля. А еще позже купил земли по соседству с Шато д’Эстублон. Вернее, сначала отец арендовал эти земли для охоты и хорошо был знаком с владельцем замка, имевшим двух сыновей. Однажды во время охоты хозяин поместья попросил после своей кончины выкупить земли и замок, сказав: «Эрнест, я уверен, если ты купишь поместье, то обязательно приведешь все в порядок и сделаешь еще красивее. А если его купит какой-то застройщик недвижимости, то построит на нем доходные дома. Я тебя прошу - если мои дети захотят продать, то обязательно купи это поместье ты». После смерти отца наследники начали ссориться между собой и в конце концов приняли решение его продать.

Я была категорически против покупки Шато д’Эстублон, но все-таки купля-продажа состоялась. Отец меня обманул, он прикинулся тяжело больным и всячески делал вид, что скоро умрет. Чтобы не огорчать папу, я дала согласие, а он чудесным образом на следующее утро встал с постели бодрячком. Это был 1987 год, когда отец купил фирму Breitling. Я была у самого основания фирмы и занималась ее продвижением вместе с отцом. На самом деле это было непросто. Затем я родила троих детей и на несколько лет отошла от дел. Руководство фирмой Breitling перешло к моему брату. А отец попросил меня переехать в Прованс, чтобы заняться реставрацией имения. Замок меня поразил своей запущенностью. Он полностью обветшал из-за отсутствия финансов и прекращения производства. Первое, с чем я столкнулась, - наличие 30 тонн непродажного оливкового масла. В масле я не разбиралась, зато прекрасно знала маркетинг. На выставке производителей сельхозпродукции мы возвели очень красивый павильон с названием Château d'Estoublon. Разлили масло по красивым бутылочкам, сделанным на заказ. Трудно поверить, но все 30 тысяч литров мы продали за несколько дней!

А реставрационные работы поместья мы начали в 1999 году. Сначала восстановили винные подвалы, построили бутики, наладили современное производство оливкового масла, купили современное оборудование для производства вина. Были восстановлены дороги и подъездные пути. Но мы не приступали к реставрационным работам самого замка, так как у нас не было четкой концепции, что с ним делать. Так как у нас уже были другие поместья, мы не хотели его восстанавливать как отель. К тому же отец уже серьезно болел в то время.

Я полюбила это место и считала, что у дома есть душа и из него можно воссоздать семейный дом. Если восстанавливать, то делать это в том виде, как он существовал раньше, решила я. Два года ушло на поиски всех документов, чтобы восстановить всю историю. Выяснилось, что дом был построен в XVII веке, затем несколько раз перестраивался, сгорел, а затем был заново перестроен в XVIII веке. И в конце концов до меня дошел первоначальный замысел архитектора. Мы реставрировали замок в течение двух с половиной лет, и уже в конце, когда отец умер и многие его вещи, в том числе картины, перешли ко мне по наследству, я решила воссоздать Эстублон в первоначальном виде в память о моем отце. Получилась настоящая усадьба с жилым домом-замком. Кстати, часовня, которую вы видите, была построена уже позже. Это современное здание, которое было создано по чертежам отца.

Так вы живете все-таки в этом доме?

Постоянно - нет. Если я начну здесь жить, то он неизбежно станет моим персональным домом, который я никогда не смогу сдавать в аренду. А мой дом находится в Сен-Реми.

С самого начала реставрации я прекрасно осознавала, что не буду здесь жить. К тому же дети живут далеко. А мне приходится постоянно перемещаться между Швейцарией и Францией. Здесь я провожу неделю, затем на две уезжаю в Швейцарию.

Я реконструировала здание как очень большой семейный дом. Моя идея предоставить людям возможность пожить в Провансе так, как жили богатые люди в старину. Мы не сдаем отдельно комнаты, мы его сдаем целиком со всей обслугой на различные мероприятия, к примеру юбилеи, дни рождения и свадьбы.

Скажите, а ваша семья собирается здесь вместе?

В первый раз мы собрались здесь всей семьей на Рождество после окончания реставрации, и я надеюсь, что каждое Рождество мы будем проводить здесь ежегодно. Это прекрасная возможность собраться всем вместе, учитывая размеры дома. В нашей семье 3 детей и 9 внуков. На первое Рождество не смогли приехать все, но нас было 28 человек, и все разместились очень комфортно.

А ваша мама где живет?

Здесь неподалеку, в Моссане.

Расскажите немного о себе.

Я абсолютная самоучка. Училась сначала в Швейцарии, а затем здесь во Франции. Много путешествовала. Много лет прожила в США и Великобритании. Осваивала языки, училась маркетингу, но самой прекрасной школой оказалась работа вместе с отцом. В фирме я начала с должности телефонистки, затем отвечала за склад, впоследствии за ремонт часов. То есть я прошла все ступени карьерного роста при отце. Я долго работала вместе с ним, но затем уехала на Мальдивы, работала в дирекции одного очень престижного отеля. Эта работа меня многому научила. Уехать туда было моим желанием. Хотелось увидеть мир, поработать в первоклассных отелях. Продажи часов на таких маленьких островах идут очень хорошо. Но приходилось работать 7 дней в неделю. Мне хотелось познать разные модели руководства коллективом, и я осваивала новую профессию в ходе работы. Гостиничное хозяйство научило меня обращать внимание на мелкие детали, профессионально встречать и провожать клиентов. Я работала также в отеле «Риц». А когда я вернулась в Прованс, то взяла в свои руки заботу о местной недвижимости. Мне захотелось иметь настоящий гостевой дом высочайшего уровня в Провансе. Поверьте, ничего подобного в здешних краях нет, это я утверждаю как профессионал.

Мы контролировали все работы совместно с мужем. И весь полученный опыт в жизни мне пригодился здесь при перестройке и реставрации шато. Всю декорацию, весь дизайн в замке я сделала сама. И мне это доставило огромное удовольствие. И я почувствовала вкус творчества. Я сильна не только в маркетинге, но и творчестве. Здесь мне удалось объединить эти сильные стороны моей работы.

Насколько я поняла, вы лично занимались восстановлением замка.

Да, именно так, но, естественно, опираясь на знания архитектора. Но я сама занималась реставрацией и украшением. Я планировала декорацию. Я всегда занималась декором во всех домах, которые покупал мой отец. То украшала дом на берегу озера, то шале в горах. А потом и этот замок… Но здесь было очень непросто, ведь размер дома 1700 кв.м, и был он полностью в руинах...

Мой отец умер уже в самом конце реставрации, и после его кончины именно его вещи позволили мне сделать украшения дома действительно личными и именно такими, как я представляла в своих мечтах. Самое сложное была подобрать нужную цветовую гамму. Цвета стен, цвета занавесей.

Как вы думаете, что произойдет с замком в будущем?

Это настоящая авантюра, нужно иметь много терпения и денежных средств для того, чтобы содержать эту недвижимость в нужном состоянии. А еще производство. Занимаясь сельским хозяйством, естественно, понимаешь, что урожай зависит от капризов погоды. И если вы не родились здесь, если не любите эту землю, то эту любовь невозможно передать своим детям. Ведь труд на земле очень сложен, кропотлив и зависит от погодных условий.

А ваши дети согласны с вашим решением заниматься замком?

Они пока еще очень молоды. Сегодняшние дети часто хотят чего-то другого. Они скорее хотят заниматься информатикой, искусством, маркетингом. Видя сегодня наше поместье, вы наверняка обратили внимание на полный порядок. А начинали здесь с полной разрухи. Все было сломано, любое восстановление упиралось в непрекращающиеся проблемы. И нам пришлось очень и очень много работать, инвестировать очень большие суммы, чтобы добиться сегодняшнего уровня. И дети видели, что все эти годы мы работали с утра до ночи, чтобы, к примеру, собрать урожай, при этом инвестируя много времени и много средств в этот проект.

А дети сегодня привыкли получать отдачу очень быстро. Яркий пример - это стартапы. Дети часто живут в своем мире, в абсолютно отличающейся от нашей реальности. А реальность наша - это инвестирование времени, измеряемого годами. Мы ожидаем хорошего урожая, не зная до августа, каким он будет. Ведь может выпасть град или случатся заморозки во время цветения. Дикие животные могут зайти в виноградник и нанести ему непоправимый ущерб. Труд на земле требует огромного терпения и больших инвестиций. А дети, как правило, имеют другое видение, другую ментальность. Правда, иногда им доставляет удовольствие поработать в поле. И именно там прививаются настоящие ценности; когда они возвращаются домой, то им нравится быть дома, где все ухожено, красиво и вкусно. Но молодость пока не дает им храбрости заняться сельским хозяйством. Это мое мнение.

Это вам не завод. Даже если вы имеете заказ от двухсот магазинов, то все равно не можете им гарантировать поставки на год вперед, так как зависите от капризов природы. Если завтра я получу заказ на поставку 20 тысяч литров оливкового масла, я не смогу этого сделать, так как не имею его в наличии.

Заниматься сельским хозяйством очень непросто, впрочем, непросто и содержать и такой замок, как наш. И я это стараюсь внушить своим детям, прививая искусство красоты, искусство жить в гармонии с природой. Но дети, скорее, хотят приезжать сюда для развлечения. А вести здесь бизнес очень непросто. И я пока не знаю, хочу ли, чтобы они здесь остались навсегда. Это требует очень серьезных инвестиций с очень небольшой отдачей. В этом бизнесе нет стабильности. И тут возникает вопрос - вы, как родители, хотите привязать своих детей навсегда к этому месту?

Но если их лишить всего этого и продать дом, то они всегда будут об этом жалеть. Мой отец уже умер, моя сестра решила продать свой дом. На что я ей сказала - через 5-6 лет ты будешь об этом жалеть. Купить сегодня хороший дом или красивое поместье очень сложно. А когда такое есть в семье, то только стареющие люди понимают его ценность и стремятся его сохранить. Такое поместье, это как старая мебель. Молодые люди не хотят иметь старую мебель, старые картины. Но когда мы становимся старше, то эта любовь к старым вещам приходит к нам незаметно. Нам приятно находить старые вещи и произведения искусств на своих чердаках. Это примерно так, как с классической музыкой. В 18 лет никто не любит классическую музыку или оперное пение. Но с возрастом все меняется. Поэтому не надо спонтанно что-то продавать. Нужно сохранять наследство, сохраняя его настоящую цену. Когда мы оставляем детям руины после своей жизни, это очень плохо.

Но если вы унаследовали два-три дома, которые к тому же в ужасном состоянии, то лучше их продать перед тем, как они совсем потеряют свою цену, если вашим детям они не будут нужны. Вопрос передачи своего наследства следующим поколениям очень непрост. Но ни в коем случае нельзя перекладывать на детей долги или объекты, которые очень дороги в содержании. Детям всего этого не нужно, вот в чем проблема.

Мой отец был влюблен в этот регион, обожал землю и строительство. У него всегда были хорошие идеи, он очень любил красивые места. Он всегда был хорошим инвестором, настоящим созидателем. Всегда говорил, что будет инвестировать в недвижимость, в семью и никогда в ценные бумаги. Он всегда вкладывал все средства в недвижимость. Был человек старой закалки и нам привил такой же подход. Он привил нам любовь к природе, к земле и красивым домам… Он все сделал благодаря своему великому трудолюбию. Когда он только начинал свою рабочую жизнь, то был бедным человеком. И мы выросли вместе с ним. Мне очень хотелось бы, чтобы эта история нашей семьи продолжилась в таком же ключе и дальше.

Нина ПОПОВА

Château d'Estoublon

Route de Maussane - 13990 Fontvieille - France

Тел.: +33 (0)4 90 54 64 00

 

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version