Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

«Могу себе позволить выступать не за деньги, а в кайф!»

На православное Рождество в Ницце прошел Международный фестиваль песни «Линии судьбы 2017», который уже много лет подряд организует Вера Новоселова NOVOVIRA ART с командой своего Русского дома. В этом году главным приглашенным гостем стал композитор и певец Виктор ЧАЙКА. После его выступления мы поговорили по душам в холле концертного зала.

Виктор, вы впервые в Ницце и как давно сотрудничаете с «Линией судьбы»?

В Ниццу приезжаю уже очень много лет - здесь живут мои друзья. В конкурсе «Линия судьбы» участвовал на Коста Брава, в Лоррет де Маре. Но в Ницце я с ними выступаю впервые.

Как сложилось это сотрудничество?

Мой приятель живет в Лоррет де Маре и сотрудничает с Верой. У нас с Верой Павловной сложились прекрасные отношения. Она поняла меня, а я - ее. Скажу так - встретились мы случайно, а дружим серьезно.

У вас широчайший диапазон творчества. В данный момент чему вы больше отдаете предпочтение?

Я делал большую паузу в своей концертной работе. И вообще решил, что хватит, все что нужно - написал, все что можно - спел. Тем более что с 6 лет я занимаюсь музыкой, начал с игры на скрипке. И прежде чем начал писать песни, уже был известным музыкантом. Играл в легендарном «Арсенале» Алексея Козлова, а это была лучшая группа тогда в Союзе. Затем перешел в другую лучшую группу - «Веселые ребята». Так что насытился славой - мы давали концерты на стадионах. А потом начал писать песни.

Что стало импульсом для написания песен? Не припомню, чтобы кто-нибудь из музыкантов, особенно ударников, начинал писать песни...

Почему, я и Фил Коллинз, так что нас двое. Это в шутку, но примеров действительно много. Дело в том, что у «Веселых ребят» были штатные композиторы: Слава Добрынин, Володя Матецкий, Юра Антонов, сам руководитель - Павел Слободкин. А я был барабанщиком. Ко мне вначале приглядывались, когда начал делать аранжировки и оставался в студии. Начал писать стихи, и вдруг Слободкин обратил внимание, вернее, ему сказали техники, что Витя Сегал (это моя фамилия) по ночам остается на студии. Не на барабанах играет, а сидит с аппаратурой. Тот поинтересовался. Видно, дали ему послушать мои художества. У Слободкина талант, он отрыл немало звезд, начиная с Пугачевой. Имея чутье на таланты, Павел смирился, но не пускал меня писать. Алла Пугачева устроила тогда День детей 1 июня. Леша Глызин и я написали песню, и мы должны были ехать в Берлин. И вдруг Павел Слободкин пригласил меня и стал обращаться ко мне не как к барабанщику, а как к аранжировщику и композитору. Видимо, чтобы я ему особенно не надоедал, познакомил с начинающим тогда поэтом Симоном Осиашвили. И Симон дал мне текст песни «Зимний сад» - то, что называется, «неликвид». Этот текст он написал для Тухманова, а Давиду не подошел, и решил передать мне.

У меня был карт-бланш на студию, и как только я написал песню, то понял, что больше не могу выступать барабанщиком даже в великой, потрясающей группе с огромной зарплатой. «Веселые ребята» были тогда очень популярными. Я сказал ребятам, что больше не могу, и когда ушел, то показал песню Глызину, потом еще и в конце концов ушел в никуда. Абсолютно не был уверен - получится или не получится. Я просто понимал, что если сейчас не сделаю этот шаг, то не решусь никогда. Получилось! И вслед за мной ушел Леша Глызин. И так песня моя пошла, пошла и пошла…

А петь вы когда начали?

Написав уже достаточно песен для Аллегровой, я продолжал играть с Глызиным на барабанах в группе «Ура!», которую мы вместе организовали. А петь я начал неликвиды, потому что мне однажды Игорь Крутой дал текст. Я уже был композитором и барабанщиком в группе «Ура!». Взял текст, это была «Мона Лиза». Он говорит: «По-моему, неплохой текст, но что-то у меня не получилось». А мы работали уже в «АРСе». Я, Глызин, Игорь Крутой и Саша Серов - выступали вчетвером. Мать Игоря была у нас бухгалтером. Я взял текст и написал песню. Мне очень понравилось, но кому бы я ее ни показывал из звезд, все говорили, что вроде хорошо, но сложный какой-то текст. И так как мне было жалко, решил спеть сам. Так что я - певец по необходимости. А песня получила гран-при.

И все-таки кем вы себя ощущаете в первую очередь?

Я продюсер, композитор. Конечно, одно другому вредит. Я начал как певец, гран-при получил. Награду получил в Белграде как Песня года. Увлекся, делал проект для Моисеева «Дитя порока». Мне сложно сказать, кем я себя ощущаю. Как человек творческий всегда говорю, что если меня пригласит интересующая меня группа, образно говоря, «Пинк Флойд» пригласит сыграть на колокольчиках, то я с удовольствием пойду. Это ведь творчество. Я играю на очень большом количестве инструментов: скрипка, барабан, гитара, рояль, естественно, на ударных. Я не знаю, кто я - композитор, певец, поэт, продюсер. Сейчас мы пишем с Полиной большой мультфильм на православную тему, и летом будет премьера. Это мой первый опыт написания музыки для мультфильма. Валерия уже записала первый трек. Очень увлечен этой работой. Мне кажется, что это будет довольно интересно. С Ларисой Рубальской пишем мюзикл на пьесу Виктории Токаревой. Будет музыкальный спектакль. При этом я сделал свою концертную программу. А полгода назад я женился. Моя супруга Полина - врач. Она мне сказала: «Если людям нравится, давай опять выступай». Играю на разных инструментах и пою. Я собрал своих музыкантов старых. Раньше никогда не делал попурри на свои песни, всегда стеснялся, а сейчас вижу, что людям нравится и хорошо принимают. Сейчас такой творческий период, когда все нравится, что хорошо. Я уже могу себе позволить выступать не за деньги, а в кайф. Слава Богу, я человек довольно обеспеченный, и меня больше волнует, чтобы был хороший звук, хорошая атмосфера, чтобы люди слушали.

Из той плеяды, с кем начинали, поддерживаете отношения?

Со всеми. С Лешей Козловым мы только что виделись. У него собственный джазовый клуб. Хотел бы такой судьбы, ведь ему уже далеко за 80. Он постоянно играет, группа «Арсенал» жива. Леша молод душой, и я просто от него в восторге. Может быть, у меня нет особенно близких, каждодневных связей с людьми, но те исполнители, с кем я играл, и те, кто еще жив, с удовольствием общаюсь и играю с ними. Принимаю участие в концертах - для меня радость сыграть на барабанах, на перкуссии. Мне нравится живой концерт, от которого я получаю истинное наслаждение. С удовольствием спою или сыграю на рояле. Это творчество. В общем, я думаю, что мне не будет никогда скучно. Мой кайф - именно в творчестве.

Жена сейчас начала писать стихи, я помогаю. А потом вдруг написала мне сценарий мюзикла. Оказался хорошим, и я взял его с удовольствием. Мне кажется, что единственная вещь, которая радует в жизни - это путешествие, даже в ущерб деньгам. Ведь с собой ничего не заберешь. А потом, когда уже не будет сил, будешь жалеть, что где-то не побывал. Мы, кстати, сейчас улетаем в Индию на месяц.

Что будете делать?

Писать мюзикл и дописывать три трека к мультфильму. Сняли там дом с роялем, беру с собой гитару и буду творить. Мне нравится такой образ жизни. Хотя в ущерб финансам, но я понял, что погоня за деньгами, за славой, за популярностью - не главное. Во-первых, ты живешь все время в зависти. Чем больше человек зарабатывает, тем больше в нем появляется зависти. Все время смотришь - у кого гонорар больше, машина лучше, все время сталкиваешься с конкуренцией то в одной гримерке, то на сцене. Тебя вдруг начинает тревожить, почему ему подали больше букетов, больше аплодируют? Эти вопросы «почему» - дурацкие. Потому, что ты стараешься делать карьеру и держишься за нее, так как тебе важен успех. Тебе важно не творчество, а успех. Когда ты звезда, исполняешь одни и те же песни и нет времени писать новые. Потому, что существует коллектив, продюсеры, директора. Ты все время кому-то чего-то должен. Я же сейчас никому ничего не должен и мне это так нравится!

Где вы нашли свою Полину?

Мы встретились на литературном вечере, и она начала следить за моим творчеством. Потом я был у Иры Аллегровой, и она пришла туда. Потом к Татьяне Васильевой. Я очень люблю поэтические вечера, дружу с нашими поэтами. На поэтических вечерах особая атмосфера. Так мы познакомились и начали переписываться. Она не москвичка, и я был шокирован, что она лучше меня знает все фильмы, которые нужно посмотреть, а я их не видел. Видно, я играл по 3-4 часа в день, а она, видно, в это время изучала поэзию, литературу, кино. Мы ходим в театр. Такого у меня не было с предыдущими женами. Я был женат на разных известных девушках, но такого никогда не было. У нас нет шопинга в голове - абсолютно. Естественно, все, что нужно, жена имеет. Я каждый год уезжаю в Индию и бываю там по месяцу. Вначале Полина прислала мне свои стихи, а я написал музыку на гитаре. Отослал, а она отвечает: «Знаете, мне не нравится». Я подумал, ну ни хрена себе не нравится. И вдруг она ответила: «Знаете, мне не нравится мой текст»...

И сколько у вас длился такой поэтический роман?

Близко знакомы мы три с половиной года и полгода как женаты. Мне было важно, как Полину примут моя дочка и сын, ведь это мои дети.

Виктор, а дети творчеством занимаются?

Нет. Сын бизнесмен, окончил МГИМО, юридическую и дипломатическую академию. Как в приличной еврейской семье, я ему говорил: «Только учись!» Это мой карт-бланш перед бабушками и дедушками. А они мне говорили, что я балую ребенка, что он «золотая молодежь». Дочь жила в Майами, но сейчас вернулась. Занималась там музыкой и гимнастикой. Ей пока сложно с русским языком, сейчас период адаптации. Она думает по-английски и переводит. В России сейчас сложно, идет пятилетка ненависти и ожесточения, а девочка приехала из теплой страны. Но я доволен, что она вернулась, и ей нравится. Учит языки, со школой, правда, не дружит. Маленькая еще, ей 12 лет.

Я считаю, что детям надо дать заниматься тем, чем они хотят, а не пытаться реализовывать через них свои несбывшиеся мечты. У меня сын занимался всем, чем угодно - шахматами, борьбой, а в результате стал бизнесменом. И прекрасно, он любит маму, любит меня. Делает нам дорогие подарки. И все хорошо - трое детей и мы собираемся вместе.

Я сам родился в Одессе, и у меня лет в 14 была мечта играть в ресторанах на красивых барабанах. И никто мне не обещал, что я стану композитором Виктором Чайкой и перевезу родителей из Одессы в Москву, и что меня будут узнавать люди, и я буду обеспеченным человеком. У меня не было таких амбиций, все было скромнее.

Как-то отец мне сказал, когда я прекратил заниматься карьерой: «Как ты можешь, подумай о нас!» На что я ответил: «Пап, ты немного ошибаешься. Я о вас думаю, я вас люблю, но это не означает, что я должен думать, что вы должны сказать своим родственникам, почему Витя там перестал этим заниматься».

А почему вы пошли учиться в Институт культуры, а не в консерваторию?

Сначала поступал в Гнесинку, но в Институте культуры открылось эстрадное отделение. Я тогда закончил армию и подрабатывал в джазовой студии, чтобы остаться в Москве. Потом Козлов пригласил в «Арсенал». Мне нужна была не только корочка, но и временная прописка. Леша Козлов сделал через министра образования возможность свободного посещения, а Гнесинка этого не допускала. Тогда свободное посещение было у 3 человек - Гаврилова, Николаева и у меня. В консерватории было отделение, но туда я бы никак не поступил… Скрипку я тогда уже забросил, по барабану бы я точно не поступил. Для барабана надо было иметь очень серьезный классический репертуар. А в Институте культуры было свободное посещение. Мы сдавали сессию когда хотели. Когда возвращались с гастролей, то все ждали, что мы привезем. Мои преподаватели были моими приятелями.

Виктор, а какая у вас мечта в жизни? Что бы вы хотели?

Я, конечно, буду говорить - красиво состариться (смеется). Хочу идти своей дорогой, чтобы она мне доставляла как можно больше удовольствия. У меня все есть, что нужно для жизни. Вообще, хочу еще детей, хочу иметь секс. При том что у меня уже трое внуков. Это же кайф! Хочу быть собой, не втягивать при женщине живот. Не казаться кем-то, а быть тем, кто ты есть на самом деле.

Красиво! Желаю осуществления всего задуманного!

Нина ГРИГОРОВИЧ

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version