Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

Жизнь Рауля Гюнсбурга: правда и вымысел

Этот человек прожил около 100 лет, почти 60 из которых руководил театром Гарнье в Монте-Карло, где осуществил около 80 оперных премьер. Он «брал» болгарский Никополь во время Русско-турецкой войны, выполнял особые поручения Александра III, был близким человеком Князя Монако Альбера I, писал оперы для Шаляпина, пел в оперетте. И это только малая толика его кипучей деятельности. Несмотря на то, что значительная часть его жизни связана с Россией и с выдающимися деятелями русской культуры, имя Гюнсбурга практически не упоминается в русской литературе по музыке и театру. Даже в написании его имени нет определенности. Он то Гюнсбург, то Гинсбург, то Гинцбург. Отдельные обрывки сведений, неуловимость и размытость образа (как и имени!) - вот и все. Попробуем же немного прояснить облик загадочного француза, а заодно и воскресить ряд ярких страниц истории искусства столетней давности.

Проследим судьбу этой интереснейшей личности в истории музыкального театра. Сразу оговоримся. По утверждениям тех, кто знал Гюнсбурга, он обладал большой фантазией. Во многих обстоятельствах его жизни трудно отделить правду от художественного вымысла. Тем не менее кое-что, несомненно, достоверно и весьма интересно.

Рауль Гюнсбург, второй сын французского офицера и румынской еврейки, родился в 1859 году в Бухаресте. Отец рано бросил семью. Рауля воспитывал дед по матери, раввин. Детство мальчика проходило в бедности. С 1875 г. юноша учится медицине в одном из румынских госпиталей. В 1877-м начинается Русско-турецкая война, в ходе которой Румыния выступила на стороне России (именно эта война принесла стране независимость). Рауль стремится попасть в армию, но евреям туда путь закрыт. Друг и покровитель устраивает юношу санитаром в медсанчасть Российского Красного Креста. Это обстоятельство коренным образом изменило судьбу Рауля. В его жизнь надолго «вошла» Россия. Вокруг развернулся театр военных действий. Молодой санитар оказывается на передовой. Тут мы вступаем в полосу зыбких воспоминаний Гюнсбурга. Многие скептически воспринимали факт, который Рауль не уставал с гордостью повторять: «Я помог русским войскам при взятии Никополя».

Предоставим слово знаменитой русской балерине Матильде Кшесинской: «Здесь в Монте-Карло я вновь встретила своего старого друга, известного импресарио Рауля Гюнсбурга. Мы (Кшесинская имеет в виду также своего мужа Великого Князя Андрея Владимировича. – Прим. авт.) его знали в Петербурге с давних пор... Он описывает в своих воспоминаниях, как поступил санитаром в Российский Красный Крест. Под Никополем, подбирая раненых, он заметил, что редут слабо охраняется противником и, недолго думая, крикнув «ура», бросился с другими санитарами вперед, увлекая за собою всю боевую линию, и Никополь был взят. Он не утверждал, что взял Никополь, а только рассказывал, что способствовал. С тех пор он стал преданным другом России». Но самое интересное Кшесинская говорит далее: «В ответ на вопрос Императора Александра III, чем он может его отблагодарить за взятие Никополя, ответил: «Ваше Величество, протяните руку Франции...»

Не будем забегать вперед, о взаимоотношениях Гюнсбурга с царским двором речь пойдет чуть ниже, лишь скажем, что Кшесинская известна своей близостью к царской фамилии и верноподданническими чувствами. И если она сочувственно рассказывает обо всем этом, более того, утверждает далее, что Гюнсбург был в дружеских отношениях не только с ее мужем, но и с Великим Князем Владимиром Александровичем, не опасаясь при этом дискредитировать царскую семью, значит, все это правда и Гюнсбурга ценили при дворе.

Начало общения Гюнсбурга в Петербурге с царскими особами относится к 80-м годам. Но вернемся назад. В ходе описанных военных подвигов молодой смельчак был ранен и попал в русский госпиталь Свистово. Здесь он знакомится с русскими офицерами и происходит его встреча (хотя нигде документально и не подтвержденная) с Великим Князем Алексеем Александровичем, сыном Александра II, участником военных действий и сооружавшим переправу через Дунай. Именно благодаря этому знакомству позднее Гюнсбургу удалось получить аудиенцию у Александра III. После госпиталя Рауль вновь оказывается в Бухаресте.

Еще до войны у него проявилась тяга к театру. Он даже пробовал себя в оперетте, пел песенки. До поры до времени это не носило серьезного характера. В 1879-м Гюнсбург отправляется для продолжения учебы в Париж. Денег на образование не хватало, и он начинает подрабатывать в кафе-шантанах, пишет веселые скетчи.

Первое появление Гюнсбурга в Петербурге и Москве относится к 1880 году - он выступает в различного рода частных развлекательных антрепризах, оперетках. В частности, в Москве он одно время подвизался в заведении некоего Кузнецова.

Убийство Александра II в 1881 г. сыграло неожиданную роль в карьере Гюнсбурга. Были закрыты все русские увеселительные заведения. Та же участь ожидала и антрепризу Кузнецова. И тому приходит в голову мысль передать дело Гюнсбургу, так как на иностранцев запрет не распространялся. Так Рауль стал импресарио. Быстро поняв выгоду дела, Гюнсбург стал ежегодно организовывать гастроли французских трупп в России. Но не только оперетками занимался импресарио. В 1883-м состоялась его встреча с царем Александром III. А далее происходят удивительные вещи. Если верить мемуарам Гюнсбурга, он так очаровал царя, что тот предложил ему стать своего рода личным курьером и выполнять разного рода конфиденциальные поручения монарха.

Так на горизонте возникает миссия Гюнсбурга по налаживанию отношений с Францией, его контакты с президентом Франции М.Ф. Карно, визиты в Ватикан к кардиналу Рамполле и Папе Льву XIII, участие в организованной по поручению царя экспедиции на Памир и к китайской границе.

Наряду с бурной деятельностью в России, Гюнсбург успевает успешно развивать свои таланты импресарио на ниве музыкального театра во Франции. Среди множества его достижений отметим большой успех двух зимних оперных сезонов 1889-1891 гг. в Ницце, куда ему удалось пригласить известнейших солистов.

Важнейшей вехой в жизни импресарио стал 1892 год. Царь Александр III рекомендует его Князю Монако Альберу I на пост директора Оперы Монте-Карло, существовавшей к тому времени уже 13 лет.

К моменту появления здесь Гюнсбурга театр еще ничем не блистал. В считанные годы при новом директоре он превратился в один из музыкально-театральных центров Европы.

Надо сказать, что Князь Альбер был просвещенным монархом, видным ученым-океанографом, покровителем искусств. Большой любительницей оперного искусства была его жена-американка, принцесса Алиса Хейн. Именно она обратила внимание монарха на успехи Гюнсбурга в Ницце.

Первой постановкой, организованной и осуществленной в Монте-Карло новым директором, стала оперетта Оффенбаха «Перикола» 26 декабря 1892 года. На этом «романтический» период жизни Рауля Гюнсбурга заканчивается. Отныне в течение 59 лет (вплоть до 1951 г.) он является бессменным руководителем театра в Монте-Карло, что, без сомнения, само по себе является художественным «подвигом». Отметим еще один факт личной биографии импресарио, прежде чем перейти к краткой хронике его художественных свершений. В 1898 г. он получает, наконец, французское гражданство. Франция, которую он так любил, признала его своим сыном.

Уже 1893 год стал историческим в жизни Оперы Монте-Карло. Среди девяти новых постановок, осуществленных Гюнсбургом в свой первый сезон, безусловно, важнейшей стала мировая премьера сценической версии драматической легенды Берлиоза «Осуждение Фауста».

Эта постановка явила собой доказательство незаурядного таланта и смелости Гюнсбурга-режиссера. Известно, что сюжет «Фауста» изобилует разного рода фантастическими и мистическими моментами. Гюнсбург мастерски использовал эти мотивы для создания великолепного по своим техническим достижениям зрелища. На глазах у зрителей происходила трансформация декораций, изобретательная светотехника создавала иллюзии всякого рода видений и превращений. Всех буквально потрясла большая хореографическая сцена соблазнения Маргариты, в которой танцевала знаменитая Вирджиния Цукки.

Крупным достижением следующего сезона (1894) стала премьера «Отелло» с Франческо Таманьо, которого впервые удалось привлечь в театр Монте-Карло. В дальнейшем певец еще не раз пел в этом театре, получая при этом огромные гонорары.

Среди мировых премьер первого десятилетия деятельности Гюнсбурга в Монако следует остановиться на постановке оперы Жюля Массне «Жонглер богоматери» (1902). Всего для Монте-Карло Массне написал 5 опер, включая знаменитого «Дон Кихота». Начало же было положено «Жонглером». Надо сказать, Гюнсбург преклонялся перед Массне, был его учеником. Поэтому, когда Князь Альбер написал великому композитору письмо с предложением создать оперу для театра в Монако, Гюнсбург сам повез послание в Париж учителю. Здесь же в Париже позднее состоялось прослушивание нового произведения, на котором присутствовал Альбер. Незадолго перед премьерой Массне с женой прибыли в Монако, где поселились во дворце правителя Монако. Впоследствии композитор называл это пребывание у Князя незабываемым.

Премьера «Жонглера» прошла с большим успехом.

Годы 1903-1927-й принадлежат к наиболее плодотворным в деятельности Гюнсбурга в Монте-Карло. 17 февраля 1905 г. здесь в заглавной партии в опере «Мефистофель» Бойто дебютировал Федор Шаляпин. Великий русский бас в книге «Страницы из моей жизни» посвящает Гюнсбургу почти четыре страницы. Воспоминания об импресарио насыщены иронией, но сквозь нее проглядывает уважение: «Это прирожденно театральный человек, по-своему талантливый. Он отлично знал условия сцены, знал все, что будет интересно на ней, тонко чувствовал ее эффекты и дефекты. Мне нередко приходилось ругаться с ним... но никогда я не терял симпатии к нему и не чувствовал с его стороны утраты уважения ко мне. Да и я, в сущности, всегда уважал его, ибо видел, что этот человек любит дело». Ирония Шаляпина увеличивается, когда он рассказывает о произведениях, сочиненных Гюнсбургом специально для него и поставленных в Монте-Карло. Речь идет об операх «Старый орел» и «Иван Грозный» (1911). О последней Шаляпин пишет: «Черт знает, чего только не было наворочено в этой опере! Пожар, охота, вакханалия в церкви, пляски, сражения, Грозный звонил в колокола, играл в шахматы, плясал, умирал...», но заканчивает рассказ такими словами: «Это было настоящее театральное представление, потому что талантам артистов дана была свобода, и они сумели сделать из пустяков серьезное и даже поучительное зрелище». Конечно, композиторский талант Гюнсбурга сильным не назовешь, его сочинения ушли в небытие, вспоминаются только благодаря участию в них Шаляпина или Ж. Тиля, но характеристике нашего героя все эти эпизоды придают яркий колорит. Значительно более важным представляется другой факт истории театра, где сошлись пути Шаляпина и Гюнсбурга. Это - «Дон Кихот» Массне, написанный композитором специально для Шаляпина и поставленный в театре Гюнсбурга.

Премьера оперы состоялась 24 февраля 1910 г. и была встречена с восторгом. Не место в этой статье анализировать это сочинение Массне. Для нас важно одно: умение Гюнсбурга инициировать и осуществлять интересные идеи. Своей неуемностью он напоминает Сергея Дягилева. Эти два человека жили в одну эпоху, их пути не могли не пересечься, и они пересеклись!

Первая творческая встреча двух выдающихся театральных деятелей произошла в 1911-м, когда балетная труппа Дягилева впервые выступила в Монте-Карло. В тот сезон были даны «Жизель», «Шехерезада», «Половецкие пляски», «Видение розы» и «Нарцисс» с участием Т. Карсавиной, В. Нижинского, О. Преображенской, А. Больма и других выдающихся танцовщиков. Так в историю театра вошли имена таких соратников Дягилева, как М. Фокин, Л. Бакст, А. Бенуа.

В дальнейшем труппа Дягилева неоднократно выступала в Монако, а в 1924-1929-м нашла там даже постоянное пристанище. Наряду с балетами Дягилев изредка ставил и оперы. В 1924 году в Монте-Карло им был осуществлен показ цикла малоизвестных произведений Ш. Гуно «Голубка», «Лекарь поневоле» и «Филемон и Бавкида», а также оперы Э. Шабрие «Недостаток воспитания».

Отдельно можно говорить на тему «русские в Монте-Карло». Сколько выдающихся русских артистов выступало у Гюнсбурга! В том же 1905 году в «Африканке» Мейербера (партия Селики) здесь впервые выступила Фелия Литвин. Позднее она блистала на этой сцене в тетралогии Вагнера (1909), была участницей мировой премьеры оперы К. Сен-Санса «Деянира» (1911), заглавную партию в которой композитор написал специально для певицы.

25 марта 1909 года в Монте-Карло состоялась премьера «Русалки» Даргомыжского, в которой на сцене сошлись ярчайшие представители русского вокального искусства Ф. Литвин (Наташа), Ф. Шаляпин (мельник), Дмитрий Смирнов (Князь) и Мария Давыдова (Княгиня). Пел в театре и великий русский тенор Леонид Собинов. Вообще, охватывает трепетное чувство, когда рассматриваешь старые фотографии, на которых запечатлены сцены из спектаклей в Монте-Карло. Вот «Дон Паскуале». Поют Собинов, Розина Сторкьо, Титта Руффо, Антонио Пини-Корси. А вот, к примеру, «Севильский цирюльник» 1907 года. На сцене Шаляпин.

Если же продолжить список выдающихся артистов, выступавших на этой сцене, он окажется нескончаемо длинным. Также длинен список оперных премьер. О ряде из них мы уже упоминали. Необходимо сказать еще о нескольких. В 1917 г., в разгар мировой войны, в Монте-Карло состоялась мировая премьера «Ласточки» Джакомо Пуччини. Главные партии исполняли Джильда Далла Рицца (Магда) и Тито Скипа (Руджеро). Эта опера великого композитора, которую он любил и называл «бедная «Ласточка» (из-за ее не очень счастливой судьбы), сейчас вновь обретает заслуженную популярность. Среди важнейших постановок также опера-балет Мориса Равеля «Дитя и волшебство» (1925). Равель начал сочинять эту вещь еще в годы войны, но затем отложил начатую работу. В том, что сочинение было все-таки написано, есть большая заслуга Гюнсбурга, который постоянно напоминал композитору о необходимости завершить произведение. Премьера под управлением выдающегося дирижера Виктора де Сабата и при участии дягилевского балета прошла с огромным успехом. Театр оперативно откликался на все новое, что происходило в оперном мире. Характерен пример с «Турандот» Пуччини. Уже в начале 1927 года (менее чем через год после мировой премьеры) опера появляется в репертуаре театра. Хореографические сцены в этом спектакле поставил Д. Баланчин.

Эпилог

Дальнейшая история театра Монте-Карло представляет для развития оперного искусства меньший интерес. Гюнсбург старел, все большее место в театре занимал балет. В 1932 г. французом Р. Блюмом и известным русским импресарио полковником В. де Базилем здесь была создана балетная труппа «Балле рюс де Монте-Карло». Но все это уже другая тема...

Яркой и противоречивой личностью был Рауль Гюнсбург. Парадоксальным образом в нем сочетались качества фантазера и практика, лукавого царедворца и увлеченного творческого человека театра, хитроватого директора и гостеприимного хозяина дома. В нем уживались преклонение перед великими художниками и желание угодить венценосным особам. Все наносное, впрочем, забывается, а дела остаются. Воздадим же должное тем его свершениям, благодаря которым обогатилась история музыкального театра.

 

Евгений ЦОДОКОВ

operanews.ru

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version