Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

История одной войны

В Тулон мы попали случайно. Празднуя 10 июня День России в Генеральном консульстве РФ в Марселе, познакомились на приеме с двумя приглашенными на праздник французскими гостями - Марис Фонтен, которая является секретарем ассоциации «Друзья России в Провансе», и президентом этого объединения Филиппом Андреевичем Кутцевым. Разговорились и узнали, что в ассоциацию входят те местные жители, кто имеет русские корни либо любят и симпатизируют нашей стране. Но поехали в Тулон мы на следующий день, конечно, не только из-за этого - нас заинтересовала организованная обществом выставка в память об Экспедиционном корпусе Русской Императорской армии, участвовавшей в Первой мировой войне на территории Франции. Встретил нас в Тулоне Филипп Кутцев.

Уважаемый Филипп, расскажите сначала о вашем сообществе.

Наша ассоциация «Друзья России в Провансе» была создана в 1993 г. не случайно, в тот год мы праздновали 100-летие прибытия русской военной эскадры в Тулон - в 1893 г. был подписан франко-русский союз. В Тулоне исторически образовалась небольшая русская община, и я являюсь неотъемлемой ее частью. Мы решили объединиться, создать свою ассоциацию, встречаться, проводить вместе праздники, помогать друг другу, поддерживать русские традиции. В наше сообщество входит примерно 150 человек. Естественно, французские граждане - в подавляющем большинстве. Единомышленники избрали меня президентом ассоциации.

 

Как возникла идея организовать выставку?

Нас, французов русского происхождения, поразило, что во Франции, когда начали отмечать 100-летие начала Первой мировой войны, никто не упомянул о роли России, почти никто не вспомнил, что за французскую землю воевали русские солдаты.

Давайте вспомним, что Экспедиционный корпус был создан по инициативе двух государств в рамках интернациональной помощи и обмена между двумя союзниками по Антанте. Приехавший в Российскую империю в конце 1915 г. представитель военной комиссии французского сената Г. Думерг предложил царскому правительству России направить на Западный фронт, во Францию, 400 000 русских офицеров, унтер-офицеров и солдат в обмен на недостающее Русской Императорской армии вооружение и боевые припасы. В январе 1916-го была сформирована 1-я особая пехотная бригада под началом генерал-майора Н. А. Лохвицкого. Проследовав маршем на железнодорожном транспорте по маршруту Москва - Самара - Уфа - Красноярск - Иркутск - Харбин - Далянь, далее французским морским транспортом по маршруту Далянь - Сайгон - Коломбо (Цейлон) - Аден - Суэцкий канал, прибыла в порт Марселя 20 апреля 1916 г., а оттуда была отправлена на Западный фронт.

В Марселе высадилось 8 тысяч русских солдат на 5 пароходах. Всего из России были доставлены 750 офицеров, 45 000 унтер-офицеров и солдат. Они оказались «пушечным мясом», обмененным на патроны и снаряды, которых так недоставало России в тот тяжелый военный момент.

Личный состав корпуса совместно с английскими и французскими войсками защищал регион Шампань-Арденны. Но особо отличилась пехота корпуса под Реймсом, не допустив прорыва немецких дивизий в направлении Парижа.

После Октябрьской революции французским командованием были расформированы полки особых пехотных бригад. Солдатам и офицерам предлагалось или сражаться и дальше, но в частях Франции, или идти работать на предприятия Франции, или отправиться в колонии Франции в Северной Африке. В Первой дивизии один батальон (менее 300 человек) изъявил желание сражаться и дальше, 5000 человек предпочли фронт работе на гражданских предприятиях и около 1500 человек были отправлены в Африку (среди них в основном были активисты солдатских комитетов и те, кто попал в немилость к французскому военному командованию). В общей сложности в Алжир попали около 9000 российских военных, 50 из которых - младшие офицеры. Солдат разделили на небольшие трудовые отряды и команды, расселив далеко друг от друга, чаще в отдаленных и малозаселенных районах. Такова история.

Мы, потомки тех военных, и решили создать выставку, чтобы показать роль России, русской армии во Франции в Первую мировую. Члены нашей ассоциации предоставили личные документы, фотографии, из которых образовалась выставка, отражающая исключительно роль России в той войне.

Идея была такова - напомнить моим соотечественникам, многие из которых этой истории вообще не знали или просто позабыли. Выставка посвящена прибытию русской армии в Марсель 100 лет назад.

Экспозицию посетило немало людей, которых заинтересовала роль Российской империи в Первой мировой. Ведь русской армии пришлось сражаться сразу с тремя империями - Германской, Австро-Венгерской и Османской. Линия фронта начиналась от Балтийского моря, а заканчивалась на Каспии. Российская империя потеряла в этой войне больше всего солдат - 1 300 000. Только 56 000 солдат и офицеров погибло в результате газовых атак немцев. Немцы потеряли от горчичного газа 9000 человек, а французы - 7000. Вдумайтесь и сравните эти цифры! В музее нашей ассоциации в Тулоне мы представили только оригинальные материалы, в том числе фотографии, которые, кроме как у нас, вы больше нигде не найдете.

Долго вы ее готовили?

На подготовку экспозиции у нас ушло примерно 6 месяцев. Из полученных в дар от коллекционеров и членов нашей ассоциации документов собралось огромное количество материалов, которые хотелось показать. Но мы решили ограничить ее февралем 1917-го, когда в России разразилась революция. Удивительно, но мы открыли много неизвестных фактов не только для французов, но и для русских, которые изредка заходят к нам. Как это ни парадоксально, но к февралю 1917 г. русская армия одерживала победы на всех фронтах - достигла Мосула и Багдада, легко могла добраться до Константинополя, так как турецкая армия уже была на голову разбита, а немцы не были в состоянии снабжать турок амуницией и провиантом. На европейском театре боевых действий русские сражались с Германией и Австрией. После смерти Франца-Иосифа пришедший к власти Карл I мечтал только о мире с русскими и настоятельно его предлагал…

В общем, к 1917-му русская армия была победительницей, и мы доказали это документально, представив передовицы газет того времени. Но у нас также представлены оригиналы газет, сообщающих, что в это время в 1917 году в Санкт-Петербурге наступил кризис с поставками продовольствия. Продуктов в магазинах практически не осталось. Сегодня мало кто помнит, но все началось с того, что в те дни в России стояли невиданные по силе морозы. Лопались рельсы, и даже было остановлено железнодорожное сообщение между Москвой и Питером. Женщины в Санкт-Петербурге начали бунтовать перед магазинами, а профессиональные большевистские агитаторы распространяли ложную информацию, что мэрия города имеет полные продовольствия склады, но специально не открывает их. Так что искра недовольства и революции полыхнула именно тогда… А в это время русская армия побеждала на всех фронтах.

Да, у истории нет сослагательного наклонения, но разразись революция на несколько месяцев позже, ход истории был бы другой…

Откуда у вас взялся такой богатый фотоматериал для выставки?

Как вы помните, Великий князь Николай Николаевич Романов был Верховным Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами Российской империи в начале войны. (Это дядя последнего царя Николая II.)

У него был персональный врач, который сопровождал его повсюду. Увы, но ни имя, ни фамилия врача в документах не сохранились. Он был большим любителем фотографии и постоянно делал снимки на протяжении всей Первой мировой войны, вплоть до 1917 года. Это были скорее любительские, семейные фотографии, которые никогда и нигде не публиковались. И когда он эмигрировал, то забрал все негативы с собой. В течение целого века никто не открывал эту коробку с драгоценными черно-белыми негативами размером 8 х 10 см. Но затем знакомые принесли это сокровище мне. В коробке оказались сотни фотографий Великого князя Николая Николаевича Романова, царя, его семьи, офицеров, кадров военной жизни… Только малая часть этих фотографий выставлена здесь. Как, впрочем, и личных вещей русских солдат и офицеров. Родители, отправляя детей на фронт, давали им в качестве талисмана медальку с ликами святых, призванную сохранить им жизнь. В нашей коллекции есть медальоны, сделанные великими русскими ювелирами, например Фаберже. К сожалению, все предметы мы выставить не смогли из-за отсутствия места и были вынуждены убрать русское огнестрельное оружие, оставив лишь несколько шашек и кинжалов.

Филипп, расскажите о вашей семье.

Мой дедушка был военным врачом в Санкт-Петербурге, где познакомился с моей бабушкой - Надеждой Катариной, которая также училась медицине. Мало кто знает, что в России в конце XIX века женщины уже могли получать медицинское образование, в отличие от Франции. Так вот, дедушка заболел легочной инфекцией и был направлен во Владикавказ. Мой папа родился в Тифлисе, окончил в Новочеркасске Александровский кадетский корпус. В ходе гражданской войны англичане и французы начали интервенцию на Юге России. Мой папа Андрей Александрович Кутцев, будучи совсем юным кадетом 16 лет, был приглашен англичанами на работу, так как свободно говорил по-английски и французски. Английская армия зачислила его к себе в качестве медицинского переводчика. До сих пор у меня хранятся выписки о его зарплате в английской армии. Когда Белая армия начала отступать, отец оказался в Новороссийске. Англичане предложили ему эвакуироваться вместе с ними. Так он попал на остров Лимос вместе со всеми казацкими войсками. На острове свирепствовал тиф, но мой отец продолжал работать в лазарете. После снятия карантина англичане спросили, что бы он хотел делать в дальнейшем, и отец ответил, что хотел бы учиться, и тогда его отправили в Бейрут, где он пошел в американский университет. Учеба шла очень хорошо, и после окончания первого курса, когда уже были известны результаты экзаменов, он удостоился гранта от одной вдовы известного египтолога из США. Встал выбор, где продолжить учебу - поехать в США, Германию или Францию. Отец выбрал последнее, приехал в Марсель, а затем продолжил учебу на факультете медицины в Университете Страсбурга. По окончании университета он также заболел легочным заболеванием, в связи с чем был направлен в солнечный Тулон в 1936 г., где работал офтальмологом. Естественно, отец органично влился в небольшую русскую колонию Тулона, и у нас в доме всегда было много русских, живших тогда на грани нищеты.

Русские люди имеют очень интересную особенность - зарабатывая 4 франка, тратить 5. Отец всегда помогал соотечественникам финансово, к тому же у нас всегда можно было досыта поесть. Так что я вырос в исконно русской среде. У нас в доме регулярно бывали принцы, князья, графы... Я помню барона Врангеля, Оболенских. Рядом с нами жила княгиня Марина Петровна Романова, которая приходилась кузиной царю Николаю II. Она скончалась в 1980 году. У нас сложились теплые дружеские отношения. Если можно так сказать, я был почти что ее приемным сыном. Кстати, она мне рассказывала множество историй о царской семье, о роли Григория Распутина в некоторых событиях. Например, именно ее мать привела Распутина во дворец. Марина Петровна мне рассказала множество деталей, которые не были известны историкам. Вот одна из них.

В 1912 г. царская семья в ознаменование 100-летия победы в Отечественной войне совершала поездку по России. Как раз в это время в Киеве было совершено покушение на Столыпина и его смертельно ранили. Распутин в это время также был в Киеве, и именно он сказал царю, что Столыпин вне опасности и поправится, почему Николай Второй не остался, а продолжил праздничную поездку, поверив на слово Распутину. На совещание собралась вся царская семья - Николай, императрица, Великий князь Николай Николаевич, Великий князь Петр Николаевич и была сама Марина Петровна. Несмотря на отговоры, царь послушался совета Распутина и уехал, за что его потом жестко критиковали. Со слов Марины Петровны, царь оказался введенным в заблуждение, но это совсем другая история для другого разговора...

Конечно, было бы интересно продолжить наши беседы и рассказать о нашей общей истории.

Пользуясь возможностью, хочу пригласить всех русских людей, кто будет в Тулоне, обязательно зайти к нам в ассоциацию и познакомиться с нашей экспозицией. Уверяю вас - она вам понравится, вы сможете открыть для себя много нового…

P.S. Конечно, организованная ассоциацией «Друзья России в Провансе» выставка уникальна и достойна быть показанной в России, но будем откровенны - не единственная дань памяти русских солдат во Франции. Первоначально останки русских военнослужащих захоронили на специально построенном кладбище, около Мурмелона. Французская армия провела захоронение 900 тел погибших. В 1937 году, при поддержке французских гражданских и военных властей, Ассоциация ветеранов экспедиционного корпуса возвела церковь Сент-Илер-ле-Гран по проекту архитектора Бенуа. Ежегодно на католическую Пятидеся́тницу и 11 ноября происходит поминовение на русском военном кладбище в городке Сент-Илер-ле-Гран (возле Мурмелона, под Реймсом) военнослужащих Русского экспедиционного корпуса, павших во французской Шампани. В 2010 г. в предместье Реймса на территории Музея истории Первой мировой войны «Форт Помпелль» состоялось открытие памятника Русскому экспедиционному корпусу. 21 июня 2011 г. в Париже на набережной Сены рядом с мостом Александра III и выставочным дворцом «Гран-Пале» был открыт памятник воинам Русского экспедиционного корпуса работы скульптора Владимира Суровцева.

Ежегодно в поминальные дни на кладбище Гран-Жас священство и прихожане русского православного храма в Каннах собираются на молитву у монумента русским и сербским воинам Экспедиционного корпуса, скончавшимся в каннском госпитале в период с 1916 по 1918 год. 26 апреля 2015 года открыт памятник солдатам Русского экспедиционного корпуса в коммуне Курси, в регионе Шампань-Арденны, представляющий собой скульптуру русского солдата, держащего в одной руке маленькую девочку, а в другой - плюшевого медвежонка.

А в нынешнем году в Марселе установлена мемориальная доска по случаю 100-летнего юбилея прибытия Русского экспедиционного корпуса во Францию.

Память жива - и выставка в Тулоне яркий тому пример.

Александр ПОПОВ

 

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version