Четверг, 16 июля 2020 22:14

«Быть готовым к смерти…»

Последнее богослужение царской семьи
17 июля - день памяти святых страстотерпцев Императора Николая II, Императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжон Ольги, Татианы, Марии, Анастасии и праведного Евгения врача.

Зал в доме Ипатьева, перегороженный аркой, где совершалось богослужение

«Надо всегда терпеть, и все, что бы ни случилось, Бога ради с благодарностью», - внесла слова преподобного Серафима Саровского великая княжна Ольга Романова в свою записную книжку. В личных записях и письмах царицы Александры и ее дочерей сохранилось много понравившихся им мудрых изречений, посвященных терпению и принятию скорбей. Они не остались поучениями на бумаге, а были воплощены в жизнь членами царской семьи и их верными приближенными. В последние перед их убийством дни, находясь в Екатеринбурге, они не роптали на Господа, не гневались на надзирателей, со смирением и спокойствием императорская семья принимала свой арест, с благодарностью - редкую возможность помолиться вместе с духовенством.
Вспоминая письма своего отца, расстрелянного вместе с Романовыми доктора Евгения Боткина, его дочь рассказывала о жизни в Ипатьевском доме: «От собора виднелся только золотой крест, но и видеть крест доставляло много удовольствия заключенным». В Великий Четверг 1918 года император Николай записал в дневнике: «При звуке колоколов грустно становится при мысли, что теперь Страстная и мы лишены возможности быть на этих чудных службах и, кроме того, даже не можем поститься!» Они много молятся, читают Писание и духовную литературу, просят коменданта по воскресеньям приглашать священника - иногда их просьба выполняется. Пять раз за три месяца их посещают священнослужители. 
Воспоминания и впечатления протоиерея Иоанна Сторожева о посещении царской семьи в заточении сохранились в протоколе судебного допроса (октябрь 1918 года). Это уникальный документ, потому что никаких иных воспоминаний об этом эмигрировавший вскоре священник не оставил. Отец Иоанн был в доме за «двойным дощатым забором», среди охранников, обвешанных бомбами, дважды - 2 июня (20 мая) и 14 (1) июля.

Икона Царственных мучеников, работа Дениса Яцкова

В то июльское посещение перемену и в обстановке, и в настроении семьи заметил и он, и бывший с ним диакон. На этом последнем в их жизни богослужении члены царской семьи не подпевали, как на других до того, но, по словам отца Иоанна, тогда он «ясно ощутил то высокое духовное утешение, которое дает разделенная молитва». В разговоре с комендантом Юровским диакон Василий Буймиров стал настаивать на совершении полной Литургии, а не получив разрешения, вдруг, видимо, ведомый каким-то внутренним позывом, во время Последования изобразительных запел «Со святыми упокой...» Смущенный нарушением устава, запел вместе с ним и священник и вдруг понял, что царственные особы опустились на колени - наверное, хорошо знавшие службу, в нарушении привычного ее строя они увидели знак… Уходя, отец Иоанн услышал, как княжны чуть слышно благодарят его за совершенное богослужение.
Через два с половиной дня в подвале этого же дома царственные страстотерпцы были убиты. Среди их личных вещей была обнаружена (и даже не в одном экземпляре) книга «О терпении скорбей, учение святых отцов». Среди других выделенных (вероятно, рукой Императрицы) мест в ней есть и такое: «Нам заповедано взять крест наш и последовать Христу, что значит - быть постоянно готовым к смерти».

.