Среда, 06 февраля 2019 20:02

Быть солистом - призвание или труд?

Скрипач Вадим РЕПИН - частый гость в Княжестве Монако. Его любят и его концертов ждут с нетерпением. На выступлениях 12 и 14 октября 2018 года в Аудиториуме Ренье III он исполнил кроме концертов Макса Бруха и Сергея Прокофьева два произведения современного эстонского композитора Арво Пярта.

Вадим, как прошло представление новой для Монако музыки Арво Пярта?

В разных местах на планете существуют разные концертные традиции. В этом году наши выступления с Филармоническим оркестром Монте-Карло под руководством Казуки Ямада напрямую связаны с концертами в Монако и Зальцбурге, где совершенно иное отношение к репертуару. Так сложилось исторически. На проходящем в Зальцбурге ежегодном фестивале очень много новаторства, и организаторы берут риски по организации программ.

Когда приглашают такой оркестр, как Монте-Карло, то хочется показать его с разных сторон. На концерте в Монако в силу разных обстоятельств рисков было меньше. Публика здесь предпочитает больше слушать известную классику, а современной музыки немножко побаивается. Так сложилось, и в этом нет ничего плохого. Так бывает во многих странах. Например, в Швейцарии, если на афише видят незнакомые фамилии, относятся с опаской. Это касается и Софии Губайдулиной, и Леры Ауэрбах, и Александра Раскатова. Но руководитель оркестра Казуки Ямада ведет мудрую политику и знакомит слушателей Монако и с современными композиторами. Действительно, многие из них посвятили мне концерты или специально писали под мой заказ. Таких произведений целая коллекция, и я стараюсь представлять современных авторов публике. Но продвигать в жизнь с организаторами концертов новый репертуар бывает очень сложно. Просто потому, что боятся новых имён и говорят мне: «Нет, лучше Брух, Чайковский или Брамс». От нас, исполнителей, зависит много, но мы не можем целиком поломать какие-то традиционные представления. В Монте-Карло именно так. Концерты Бруха и Брамса гениальны и всегда останутся гениальными. А через какое-то время и Арво Пярт будет восприниматься классиком. Его пьесы, которые мы здесь представили, уже довольно известны и интересны тем, что в них особая атмосфера, в которой и музыканты, и слушатели должны себя найти. Пярт мастерски создаёт атмосферу, в которой дальше происходит обмен впечатлениями или обмен чувствами между публикой и исполнителями. И в этом сложность восприятия.

Мне показалось, исполненное произведение напоминало хорал. С одной стороны, музыка современная и очень красивая, но форма построения - духовный хорал. Это действительно так?

Абсолютно правильно.

Где Пярта любят и исполняют больше всего?

У него на родине в Эстонии, в России, в Германии, в Австрии. Сегодня он один из самых исполняемых в мире современников. В Вене, например, в этом году состоится целый марафон концертов из произведений Софии Губайдулиной в Вене, в Концертхау, ия буду исполнять то, что она посвятила мне.Может быть, в какой-то момент и Монте-Карло станет экспериментальным центром современной музыки. Мне кажется, Арво Пярт понравился слушателям Княжества.

Вадим, вы упомянули, что вам посвящают произведения. Как это происходит - по личным контактам?

Довольно сложный процесс, потому что великие композиторы заняты на годы вперёд и выполняют заказы оркестров или музыкальных фестивалей. Иногда заказчиком выступаю я как исполнитель. Хотя много произведений получаю в подарок. Но не все у меня вызывают восторг. Если же идёт творческое общение с Губайдулиной, Ауэрбах, Юсуповым или Раскатовым, то это уже совсем другой уровень. Приятно, когда с обеих сторон рождается новая инициатива.

А как складывается ваш концертный репертуар?

Мой репертуар очень обширен, исчисляется сотнями произведений. Но невозможно играть всё время что-то разное. С каждым произведением, как с человеком, меня связывает жизнь и существует определенная параллель. Понять произведение - как узнать человека, и для этого нужно время. Мой репертуар не зависит ни от эпохи, ни от композитора, скорее от самого произведения. Важно, выйдя на сцену, знать, какой музыкой увлечь слушателя в путешествие.

Конечно, каждым произведением я «горю» лично. И мы, музыканты, в определённом смысле являемся гидами. Это как гид, который водит вас по Монте-Карло и говорит: «Посмотрите направо, это особое здание, связанное с тем-то. А здесь царит совершенно невероятная атмосфера. А здесь вас ожидает сюрприз». Я делаю примерно то же самое. Эти маршруты проходил уже сотни раз. Поэтому каждый раз исполнение во многом зависит от слушателей, насколько они внимают тебе и насколько ты можешь раскрыться.

То есть вы чувствуете реакцию зала?

Безусловно, я чувствую, какой энергетический ответ идет от публики. Есть такое выражение «держать зал на кончике смычка», иногда это получатся, иногда нет.

А бывает такая ситуация, что какое-то произведение не идёт, не хочется исполнять, что тогда?

Не буду исполнять. Пусть его играет тот, кому оно важно.

С другой стороны, часть профессионализма - это уважение к своей публике. Что стоит в программе, то и будет безукоризненно исполнено. Не важно, какое может быть послевкусие, оскомина. Есть и другие вещи в жизни, которые надоедают. Скажем, складывать и разбирать чемодан каждые три дня. И такого очень много. Если человек профессионал, он готовится к тому, чтобы это не было заметно. Но важна первопричина - те произведения, которые меня самого вводят в состояние экстаза, особенного душевного состояния, в них я черпаю вдохновение. Что может быть лучше, когда ты выходишь на сцену и чувствуешь, что в зале особая энергетическая атмосфера?

Хочу задать технический вопрос. Эмоциональный подъём не мешает исполнению произведения?

Трудно так всё раскладывать по буковкам. Исполняемые произведения несут в себе определённый месседж и могут быть сыграны по-разному, но в итоге главная суть произведения должна быть донесена. Всегда составляющие концерта исчисляются тысячами, а не сотнями нюансов. Какое настроение, какие были телефонные разговоры, какие новости? Всё это даёт определённые краски. И в зависимости от этого исполнение будет или более светлое, или более тёмное. Но и опять же невозможно каждую эмоцию прожить одинаково. Она может быть более трагичной, менее трагичной, отрешённой или восторженной. Мы делаем свою домашнюю работу - пытаемся понять, что в музыке, что в партитуре, какие заложены коды. Ответы у каждого исполнителя на свой вкус. А вкус - это чувство меры. Можно переходить какие-то линии, можно не переходить. Эти линии ты расставляешь для себя сам.

Насколько приходится выкладываться во время исполнения и как вы восстанавливаете силы?

Любой концерт - это колоссальные энергетические и эмоциональные затраты.

Восстанавливаюсь как все нормальные люди - с помощью встреч, новых впечатлений, общения с близкими людьми, семьей. И очень важна работа над следующим проектом.

Вчера был концерт, близких людей рядом нет, вы на гастролях, что помогло восстановиться?

Если совсем просто, то главное - выспаться. Быть в хорошей физической форме. Я вчера после концерта пробежал 12 километров, чтобы отделаться от ненужных эмоций и быть в хорошей физической форме. Потому что до этого три ночи подряд провёл в самолётах, поскольку каждый день были концерты в разных городах. Помимо спорта разрядку дают впечатления. Когда ведёшь такую упорядоченную, я бы даже сказал, спортивную жизнь, то очень важен режим, чтобы физически и ментально быть готовым на все 100%. Мы как теннисисты, которые участвуют в разных турнирах. У них специальный режим, рядом специальные люди. Хотя музыканты, конечно, не возят с собой такую команду, как спортсмены. Но нужны рядом люди, способные помочь тебе в любой ситуации.

Вы занимаетесь каждый день?

Не так важно количество часов, как важно постоянство. Лучше 40 минут, но каждый день, чем в воскресенье пять часов подряд.

Когда вы успеваете учить новые произведения?

Мы являемся властелинами своего времени. И поэтому каждый должен его распределять таким образом, чтобы на всё хватало. Новый репертуар требует большего внимания и работы по несколько часов каждый день. Некоторые произведения учатся быстрее, некоторые медленнее. Никогда не знаешь как. Но это уже опыт. Почти 40 лет я пребываю в этом состоянии, и какие-то вещи - это техника, какие-то - технология и психология. Извлечь физический звук - это координация. Можно думать об этом как о красивом, но музыка - результат довольно кропотливой и мелкой работы. И, в принципе, с каждым годом становится всё сложнее. Чем больше узнаёшь, тем больше закрадывается сомнений, и опять же, исполняя одно и то же произведение с разными оркестрами, разными партнёрами, пианистами, всегда находишь что-то новое, чего ранее не было в арсенале твоих красок.

Есть ли такие произведения, которые вы играете на протяжении всей свой сорокалетней деятельности? Скажем, 5 произведений, которые исполняете по памяти с закрытыми глазами?

Таких 30, 40 или 50. Но самые грандиозные и любимые произведения - это 2-й концерт Прокофьева. Он уникален и написан идеально. 1-й концерт Шостаковича, конечно Брамс, фантастический концерт Сибелиуса для скрипки, тот же Брух - замечательное произведение, без которого невозможен скрипичный репертуар, и множество других фантастических произведений. «Офферториум» Губайдулиной - одна из вершин скрипичного репертуара. Прекрасной музыки много!

Скажите по поводу созданного вами Транссибирского арт-фестиваля, куда он движется?

В 2017 году у нас прошёл 5-летний юбилей и состоялось очень много новых проектов. Начатые мастер-классы переросли в мастер-курсы. Теперь фестиваль идёт в Новосибирске практически круглый год с лучшими профессорами для молодёжи. Каждый месяц приезжает кто-то из великих педагогов. Ждём новое произведение А. Раскатова, которое написано для 6-го фестиваля.

А на 5-летие вообще было невероятное событие - привезли проект Большого театра, балет «Дама с камелиями» Джона Ноймайера. Целиком оркестр, балетная труппа, солировала Светлана Захарова.

Этот спектакль впервые покинул стены Большого театра!

Гастроли за границу бывают редко, а по России так вообще единичные случаи.

Собралось много интересных гостей, музыкантов.

Но сейчас голова забита 6-м фестивалем.

У нас есть театральные постановки для детей. Будет камерное музицирование. Приезжают великие дирижёры, солисты, музыканты. Надеюсь, будет очень интересно. Также будет представление в Карнеги-холле, целая программа в Оксфорде, затем в Японии. Нам удалось выстроить действительно культурный мост между Востоком и Западом.

Не забывайте про Монако, мы всегда с нетерпением ждём вашего приезда, успехов вам, Вадим, и побольше сил осуществить задуманное!

Нина ГРИГОРОВИЧ