Портрет

Искушение

Вторник, 12 февраля 2019 20:52

Среди жителей Лазурного берега есть много интересных личностей. Представляем вам писателя, поэта Ольгу КАВЕРЗНЕВУ и её рассказ.

Бриллианты - лучшие друзья девушек. Это изречение, вроде бы принадлежащее М. Монро, знают наизусть и цитируют не только девушки, но и сильный пол.

- Их есть теперь у меня. И много! - подумала я с восторгом, когда споткнулась о них поздним вечером в холле сияющего пятью звездами отеля в Эйлате.
Нагнувшись и хищно подхватив браслет, благородно оттеняющий богатство мрамора, я поняла, что распрямляться буду уже другой - гордой и независимой. Меня, к слову, сопровождало несколько мужчин, среди которых был мой муж и мужья подруг, оставшихся отдыхать в номерах с детьми, в том числе и с моими дочками. Мы же возвращались с вечернего променада, где я была негласно назначена надсмотрщиком за «мальчиками».
Мальчики плотно обступили меня и сильно засопели, разглядывая находку.
- Не, не брюлики, - сказал Серега, - да не может быть. Это бижутерия.
- Возможно, - пожала я плечами. Что-то тайно подсказывало, что это точно брюлики, причем очень хорошего качества.
- Дай-ка взгляну, - протянул руку Лёня, - я довольно долго занимался этим бизнесом, так что сейчас сразу определю.
Я нехотя рассталась со своей неожиданной «прелестью».
Лёня вертел браслет и так и сяк и вынес вердикт.
- Это бриллианты отличного качества и чистоты, каждый по карату, а может, и побольше. 24 штуки всего. Оправлены в платину, скорее всего. Думаю, тянет на очень крупную сумму. Поздравляю, - и протянул мне сверкающие минералы.
Все опять сопели, поздравляли, кроме мужа, стоявшего в сторонке и внимательно наблюдавшего за мной, а я думала: «Ну, блин, свезло. Вот она - минута славы». И тоже стала крутить браслет. Когда я перевернула его обратной стороной, то стало очевидно, что его носили постоянно или очень часто. При моем тогда орлином зрении можно было различить едва заметные потертости и, что самое ужасное, следы жира от кожи его хозяйки. Радость обладания куда-то стала ускользать. Я представила себе женщину, где-то мечущуюся в поисках драгоценной вещи, и, возможно, эта вещь для неё не только символ статуса, но и что-то большее. Фантазию было уже не остановить. «А вдруг это подарок самого дорогого ей человека? А вдруг это её любовный амулет?» У меня омерзительно вспотели ладони. Но решение пришло. Как будто кто-то испытывал меня и соблазнял. Пóшло и грубо.
Этот кто-то зашевелился у меня в голове и прошептал противным голосом:
«Давеча ты просила у Стены Плача сына. Зачем тебе? Посмотри, какое богатство сейчас у тебя в руках. Хочешь - носи, хочешь - продай. На многое хватит».
- Ах вот оно что! - зачем-то произнесла я вслух, и мне так стало хорошо.
Я решительно направилась в сторону ресепшена. Мужчины вприпрыжку бежали за мной. Я слышала их недоуменные голоса: «Что она собирается с ним делать? Зачем идти на ресепшн?». Только муж по-прежнему стоял в сторонке и улыбался.
Сдала я браслет по всем правилам, с занесением в отельную амбарную книгу и присутствием двух свидетелей с обеих сторон. Со стороны отеля был приглашен полицейский - рыжеволосая красотка лет 25. Всё описáли, подписали, пожали руки и разошлись. Мальчики шли спать в полной тишине.
Наутро на меня с интересом смотрели и наши девочки. Перешёптывались и переглядывались.
К вечеру одна из подруг не выдержала:
- Ты не хочешь подойти на ресепшен и узнать судьбу браслета?
Я влюблённо смотрела на мужа и отвечала ей:
- Это уже не моя история. Свою историю я уже отработала.
Спустя 9 месяцев у нас родился сын Петька. И сегодня ему 11 лет.
Спасибо за испытание! С днём рождения, мой Бриллиант!

 

 

«Цирк - моя судьба»

Воскресенье, 10 февраля 2019 08:53

На 43-м Международном цирковом фестивале Монте-Карло «Золотого клоуна» получил «Королевский цирк Гии Эрадзе». С его руководителем я познакомилась в первый же день приезда русских артистов в Монако, и, несмотря на суматоху и занятость, Гия сразу согласился встретиться и дать интервью. По опыту знаю, такое бывает крайне редко, оно и понятно, впереди тренировки и волнующие состязания, не до журналистов. Мало того, что мне любезно было отведено достаточно времени на первой встрече, Гия по моей просьбе провел небольшую экскурсию для русских школьников, а перед отъездом в Москву поделился впечатлениями о победе и самом фестивале. Человек он незаурядный, талантливый и большой души, видела, с каким уважением к нему подходили его артисты (это не скроешь), сразу видно, его любят и уважают безмерно... Давайте знакомиться с руководителем «Королевского цирка»!

Гия, как вы считаете, за что вам дали престижный приз?

Надо знать, что мы привезли на фестиваль 60 артистов разных жанров и представили их разными блоками. У нас были и отдельные номера, такие как встречные «Русские качели», было шоу «Белый блок» - эпизод из спектакля «Пять континентов» нашего цирка, специально адаптированное под формат циркового фестиваля. В блоке были и воздушные гимнасты, и воздушная гимнастка в кольце, эквилибрист, балет и «белый пегас».

Я думаю, что решение жюри и принцессы Монако Стефании дать нам высшую награду заключалось именно в том, что они оценили ту красоту и то мастерство, которое мы привезли сюда из России. Жюри не стало разбивать все по номерам и «Золотого клоуна» получил весь наш коллектив. Это очень справедливое решение, вполне меня устроившее, все артисты довольны и счастливы. Победила Россия, компания Росгосцирк и «Королевский цирк Гии Эрадзе». Спасибо всем нашим артистам за участие в этом замечательном, самом престижном цирковом фестивале мира!

Сколько человек принимало решение о присуждении «Золотого клоуна»?

Шесть, и принцесса Стефания была седьмым членом жюри.

Вы в первый раз в Княжестве?

В качестве участника фестиваля в Монако я приехал впервые. Ранее присутствовал здесь как почетный гость. Буквально в позапрошлом году мы выступали на международном фестивале City of Latina в Италии, где, к слову, нас и увидела принцесса Стефания и пригласила принять участие в своем фестивале 2019 года.

К нынешнему мероприятию мы готовились два года и привезли сюда большой коллектив, состоящий из лучших артистов государственной компании Росгосцирк. Сегодня здесь находятся ведущие артисты «Королевского цирка». Мы представили 5 номеров: акробаты на встречных качелях п/р Михаила Филинова, джигиты-наездницы п/р Рустама Газзаева, высшая школа верховой езды от Ю. Володченкова, так называемый «Белый блок», который состоит из ряда отдельных номеров, включает в себя несколько жанров, образуя единое сказочное представление, и уникальный номер-аттракцион, единственный в мире, который впервые был исполнен на цирковом фестивале в Монте-Карло, - это групповая синхронная трансформация «Фаберже». Когда мы только собирались в Монако, понимали, что нужно привезти нечто эксклюзивное. В связи с этим выбор пал на тематику творчества небезызвестного Карла Фаберже, русского художника и ювелира, эмигрировавшего во Францию. Но, прежде всего, он был родом из Санкт-Петербурга, именно там существует знаменитый Музей Фаберже. Мы отважились сделать некий синтез классики и современности и продемонстрировать европейской публике настоящую русскую культуру, но сделали это немножко неординарно.

В чем заключается эта неординарность?

Во-первых, уникальный номер был исполнен впервые. Ничего подобного здесь не видели. Мы представили 6 огромных точных копий ювелирных яиц и каждое «с сюрпризом». Они в точности повторяют стилистику знаменитых яиц Фаберже. В чем оригинальность номера? За 3 минуты 12 артистов синхронно сменяют 10 образов. Музыка для номера была написана прекрасным композитором Денисом Гарнизовым на основе русской классики - произведений Чайковского. Каждый костюм уникален, все расшиты настоящими кристаллами Сваровски, бисером и искусственными каменьями. Хочу отметить, что мы гордимся своими номерами, и нам было совершенно не стыдно показать их в Монако, на столь престижном фестивале, тем самым достойно представить Россию. Когда я увидел афишу фестиваля, то понял, что организаторы сделали акцент на выступлении более 70 русских артистов. Это рекордное количество участников из нашей страны за всю историю фестиваля. И для меня это очень приятно, так как я являюсь автором, постановщиком, режиссером и руководителем данных номеров. Но на этом сюрпризы не оканчивались, специально для 43-го фестиваля в Монте-Карло мы подготовили потрясающий «Парад-открытие» и финальную антрепризу. Создали новые костюмы, была написана прекрасная музыка, заложена необычная идея в добрых традициях и стилистике старого цирка.

Фестиваль в Монте-Карло для любого артиста цирка - это как олимпиада для спортсмена. Его главный приз, «Золотой клоун», настоящий «Оскар» в мире цирка. Сюда приезжают только лучшие из лучших. Когда я посмотрел список участников, для себя отметил, что этот фестиваль очень солидный, серьезный, с шикарными номерами и аттракционами, все равносильны друг другу, и членам жюри пришлось подойти крайне ответственно к выбору победителей, ведь здесь собралось очень много достойных претендентов на высшие награды. Особенно приятно, что мы победили.

Можете ли раскрыть несколько секретов? Все зрители были заинтригованы, как построен номер с переодеваниями?

Надо знать, что никто и никогда в жизни не делал групповой номер с трансформацией на 12 человек. Обычно работают один, два, максимум три артиста. А тут 6 пар - 12 человек со сменой 10 костюмов. В мире наш номер единственный, и сделать его было довольно сложно, чтобы никто не заметил, как артисты «надуты» в этих костюмах и чтобы у девушек была подчеркнута талия. Мы долго прорабатывали эскизы костюмов. К примеру, одна актриса «заряжает» костюм перед спектаклем 2,5 часа и надевает его порядка 40 минут. Кроме того что это и так сложно, надо было отрепетировать, чтобы синхронно выступали сразу 12 человек. Это технически сложно. Каждый костюм выполнен в дизайне яиц Фаберже. Кроме этого на девушках громоздкий головной убор тоже в форме яйца Фаберже, дает дисбаланс голове и в нем очень сложно переодеваться. Также была масса других «но». Мы долго готовили реквизит, вымеряли до мелочей, чтобы эффект получился «вау». На мой взгляд, получилось именно то, что нужно было показать в Европе. Фаберже всегда высоко ценился в мире. Думаю, в том числе «Золотого клоуна» нам дали и за этот номер.

Необычайное впечатление осталось от лошади с крыльями, как удалось приучить ее не сбрасывать их на арене?

Это все дрессура. Лошадку нужно было долго приучать к крыльям и приучать к дыму, методично научить работать на жестком твердом полу, для чего специально были изготовлены резиновые подковы, чтобы она не скользила. Это визуально номер смотрится очень красиво, но в работе требовалось чрезмерное терпение и множество нюансов. В итоге все получилось, и мои ощущения неописуемы. Их невозможно передать словами, они внутри меня. Когда объявили на банкете, что нас удостоили золотой награды, я ничего не понял и не знал, как реагировать - смеяться или плакать. Ведь «Золотой клоун» - высшая похвала для артиста цирка! На сегодняшний день эта награда - лучшая и высшая, к которой стремится каждый артист цирка в мире. Если ты профессионал, тебе обязательно нужно к ней стремиться. Неважно, какого «клоуна» ты возьмешь, или ничего не возьмешь, просто нужно хоть раз в жизни поучаствовать в Международном фестивале цирка Монте-Карло.

Что даст вам победа и статуэтка «Золотого клоуна»?

«Королевский цирк» имеет множество наград. Мы обладатели Золотой награды 5-го Всемирного фестиваля в Москве, обладатели Гран-при итальянского фестиваля City of Latina, в нашем коллективе работает обладательница золотой короны международного фестиваля «Принцесса цирка», мы получили золотые награды на фестивале в Жироне. Хочу отметить, что у нас очень много наград со всего мира. В составе, который я привез в Монако, работают артисты мирового уровня, принимавшие участие во множестве международных фестивалей и вернувшиеся оттуда с высшими наградами. И здесь были представлены очень сильные, хорошо подготовленные номера, и, несмотря на то что состав артистов довольно молодой, они являются одними из самых лучших артистов государственной компании Росгосцирк.

Я тщательно отбирал участников для этого большого проекта, предварительно они с успехом отработали рождественские представления в Штутгарте. А после окончания фестиваля в Монако мы едем в Москву, где будем выступать на одной из лучших площадок мира - в Московском цирке Ю. Никулина на Цветном бульваре. Мы готовим новое грандиозное шоу «Бурлеск».

Гия, насколько я знаю, вы не из цирковой семьи. Как мальчику из Тбилиси удалось возглавить «Королевский цирк»?

Был проделан гигантский путь, и сегодня я горжусь уже моими учениками. На тот момент мне было всего лишь 11 лет, тогда я и попал еще в советский цирк, это был Союзгосцирк. Меня воспитала советская цирковая школа, а она является самой лучшей школой в мире. К сожалению, в нынешнее время совсем другой подход к цирковому искусству. Раньше мы жили и дышали только цирком и никогда не задумывались, сколько нам будут платить за выступления. Помню, как в 12 лет я впервые вышел на арену на парад-алле и был самым счастливым человеком на планете. Ведь я вышел в цирковом костюме на манеж еще того, советского цирка.

В мир цирка я попал абсолютно случайно. Я занимался на ипподроме. В то время существовал конный аттракцион «Джигиты Грузии», и туда набирали юношей и девушек, но из-за юного возраста меня не могли взять, и я пошел работать простым конюхом. Мои родители были известными людьми, отец являлся директором центрального рынка, а мама была ректором в институте, и никакого отношения к искусству они не имели. Родители были жутко против того, что я пошел в цирк, но спустя много-много лет поняли, что цирк - мое призвание. Я не мог представить жизнь без цирка и абсолютно не жалею о выбранном пути. Правда, был в моей жизни момент, когда я засомневался. Было мне на тот момент 18 лет. На чаше весов стояли классический балет и цирк. Долго думал, куда пойти, но все же цирк перевесил. И если отмотать назад 25 лет моей жизни, то сегодня я поступил бы так же. Балетный век очень короткий. Цирка - тоже короткий, но цирк стал смыслом моей жизни. Были моменты, когда меня больше тянуло в балет, и были успехи, возможность попасть на большую сцену. Возможно, и там у меня могло быть большое будущее, но я очень верю в Бога и считаю, что у каждого своя судьба. Судьбу изменить невозможно, ее можно лишь скорректировать. Верю в предсказание, знаю, что Ванга говорила очень много правдивых вещей. Я общался с подобными людьми. Одно знаю точно - благодаря своей энергетике очень многие вещи чувствую наперед. У каждого из нас с вами судьба, которую изменить невозможно. Мы ее можем только скорректировать. Моя судьба - это цирк. Считаю, что каждый человек должен быть профессионалом своего дела и заниматься тем, что приносит ему удовольствие. А если ты совмещаешь работу и любимое дело - это гарантированный успех.

Цирк очень изменился и меняется постоянно. Существует ли в цирке мода?

В цирке так же, как и везде, есть свой стиль. По крайней мере, в профессиональных коллективах есть люди, которые всегда идут в ногу со временем, стараясь при этом быть на шаг впереди. Как режиссер-постановщик больших спектаклей или глобальных проектов я всегда опираюсь на многие факты, не только на западный цирк. Западный цирк замечателен, но нельзя забывать традиции нашего советского и русского цирка. И надо помнить, что наш цирк есть и будет самым лучшим, самым сильным в мире. Поэтому, когда я делаю какие-то номера, за основу я беру наши советские жанры циркового искусства. Но подаю их в той обертке, которую я вижу в зависимости от того, куда мы едем на гастроли. Каждую страну и каждый город, куда бы мы ни приезжали, нужно изучить. Важно подстраиваться под менталитет той публики, которая придет на вашу программу.

Гия, вы выходите на арену или выступаете только как организатор?

Я участвую в аттракционе «Львы и тигры», потому что по профессии являюсь дрессировщиком, но в этом фестивале мой номер с хищниками не принимал участия, сейчас мои звери в Москве. В Монте-Карло я приехал в качестве художественного руководителя и режиссера-постановщика.

Скажите честно, на чем построена дрессура, приходится применять силу и укрощать животных?

Это полный миф, слухи, сплетни! Дрессировщики работают с животными много лет. Звери - наши партнеры, наши дети. Как мы можем издеваться над ними, если выходим с ними в манеж. Вы видели на арене обладателя «Золотого клоуна», английского дрессировщика Мартина Лейси, вы видели его животных? Как можно заставить львицу ласкаться с дрессировщиком, если она чувствует страх? Да ведь она никогда к нему не пойдет!

А животные вышли холеные, довольные, спокойные. Как дрессировщик с 30-летним стажем, начинавший в советском цирке и сегодня имеющий самый большой состав поголовья животных в России, могу сказать одну вещь - я снимаю шляпу перед Мартином Лейси, потому что его работа уникальна, это за гранью человеческих возможностей.

То, как этот человек один управляется в клетке с 25 львами и тиграми и как они вместе выступают - фантастика, высший пилотаж. Я такого за все годы работы в цирке не видел никогда.

Были для вас сложности на фестивале?

Было очень сложно морально, и в первую очередь в плане психологическом. Фестиваль сопряжен с большим нервным напряжением. Вы понимаете, есть номера, которые мы отрабатываем годами, но, выходя каждый раз на манеж, ты чувствуешь внутренний страх. Что же говорить о фестивале, когда нужно полностью сконцентрироваться на победу? Тем более в Монте-Карло, когда на тебя смотрит весь мир и княжеская семья в том числе. И ты понимаешь, что это фестиваль, это безусловно сложно. Я сидел в зале и страшно переживал за моих артистов, пожалуй, впервые за много-много лет. А сложностей было много. Мы приехали издалека, из Москвы. После длительной дороги было размещение, адаптация к местным условиям, репетиции. Все необычно, потому что мы привыкли выступать в стационарных цирках и не привыкли переодеваться в вагончиках и бегать через улицу в закулисную часть. Было много таких новых моментов, но нам повезло, что мы до этого работали в Штутгарте, в подобном цирке-шапито и получили  опыт работы в таком режиме. Надо знать, что работа в шапито кардинально другая. Шапито и стационар - это небо и земля. Технически все построено по-другому. Закулисная часть, гардеробные имеют очень большое значение, особенно в нашей работе, в том стиле, в котором мы выступаем. Нужно очень быстро переодеваться, перестраиваться там, где идут номера друг за другом, блок за блоком, и многое другое.

Гия, у вас огромный коллектив. Сколько человек работает под вашим руководством?

У меня сегодня в России представлено 4 цирковые программы, в которых выступают более 400 артистов. Открою вам секрет - с 1 февраля меня назначили на должность главного художественного руководителя компании Росгосцирк, и под моим руководством будет более 1000 человек.

Скажите, в Монако вы были две недели, что-нибудь видели кроме шапито?

Сначала хочу поблагодарить организаторов. Я был здесь уже 3 раза почетным гостем и знаю, что такое фестиваль Монте-Карло. Теперь как участник могу сказать смело - отношение к нам со стороны принцессы Стефании, Князя Альбера и директора фестиваля Урса Пилца и всех, кто организовывал фестиваль, было замечательное. Нам предоставили все возможные помещения, которые только можно было получить, выделили удобное время на репетиции столько, сколько нам было нужно. Мне полностью доверили, и я стал режиссером-постановщиком открытия и закрытия фестиваля, за это меня удостоили специальным призом за творческую инициативу. Надо учитывать, что все творческие личности люди ранимые - как маленькие дети, - и им очень важна похвала. И то, что я получил в знак благодарности за мой труд и творчество - дорогого стоит. Весь наш коллектив остался доволен, были замечательные условия и особая моральная поддержка, что очень важно. Я имею в виду настрой перед фестивалем.

Конечно, как только у нас появлялось свободное время, мы гуляли по городу. Я очень люблю бродить по Монако-Виль, люблю ходить по улицам Монако, люблю ходить по магазинам. Мне очень нравится атмосфера Княжества. Люблю ходить по набережной, в порту любоваться на яхты и море. Мне предоставили прекрасные большие апартаменты с балконами, откуда открывается фантастический вид. В Москве у нас такого вида нет... Москва - мой любимый город, моя родина и мое всё, без Москвы я жить не могу и, что бы мне ни предложили в этом мире, никакой замок, я никогда нигде не останусь, всегда вернусь в Россию и буду жить в моей любимой Москве. Но иногда просыпаться в Монако, открывать балкон и выходить с чашечкой кофе, сигареткой и любоваться на потрясающие виды с высоты 9-го этажа, - очень красиво! Чайки, море, яхты, зелень - очень романтично. Открою вам секрет, что мы вели переговоры по поводу дальнейшего сотрудничества с фестивалем Монте-Карло. Надеюсь, мы будем сюда приезжать чаще.

Будем ждать вас с нетерпением!

Нина ПОПОВА

 

Скрипач Вадим РЕПИН - частый гость в Княжестве Монако. Его любят и его концертов ждут с нетерпением. На выступлениях 12 и 14 октября 2018 года в Аудиториуме Ренье III он исполнил кроме концертов Макса Бруха и Сергея Прокофьева два произведения современного эстонского композитора Арво Пярта.

Вадим, как прошло представление новой для Монако музыки Арво Пярта?

В разных местах на планете существуют разные концертные традиции. В этом году наши выступления с Филармоническим оркестром Монте-Карло под руководством Казуки Ямада напрямую связаны с концертами в Монако и Зальцбурге, где совершенно иное отношение к репертуару. Так сложилось исторически. На проходящем в Зальцбурге ежегодном фестивале очень много новаторства, и организаторы берут риски по организации программ.

Когда приглашают такой оркестр, как Монте-Карло, то хочется показать его с разных сторон. На концерте в Монако в силу разных обстоятельств рисков было меньше. Публика здесь предпочитает больше слушать известную классику, а современной музыки немножко побаивается. Так сложилось, и в этом нет ничего плохого. Так бывает во многих странах. Например, в Швейцарии, если на афише видят незнакомые фамилии, относятся с опаской. Это касается и Софии Губайдулиной, и Леры Ауэрбах, и Александра Раскатова. Но руководитель оркестра Казуки Ямада ведет мудрую политику и знакомит слушателей Монако и с современными композиторами. Действительно, многие из них посвятили мне концерты или специально писали под мой заказ. Таких произведений целая коллекция, и я стараюсь представлять современных авторов публике. Но продвигать в жизнь с организаторами концертов новый репертуар бывает очень сложно. Просто потому, что боятся новых имён и говорят мне: «Нет, лучше Брух, Чайковский или Брамс». От нас, исполнителей, зависит много, но мы не можем целиком поломать какие-то традиционные представления. В Монте-Карло именно так. Концерты Бруха и Брамса гениальны и всегда останутся гениальными. А через какое-то время и Арво Пярт будет восприниматься классиком. Его пьесы, которые мы здесь представили, уже довольно известны и интересны тем, что в них особая атмосфера, в которой и музыканты, и слушатели должны себя найти. Пярт мастерски создаёт атмосферу, в которой дальше происходит обмен впечатлениями или обмен чувствами между публикой и исполнителями. И в этом сложность восприятия.

Мне показалось, исполненное произведение напоминало хорал. С одной стороны, музыка современная и очень красивая, но форма построения - духовный хорал. Это действительно так?

Абсолютно правильно.

Где Пярта любят и исполняют больше всего?

У него на родине в Эстонии, в России, в Германии, в Австрии. Сегодня он один из самых исполняемых в мире современников. В Вене, например, в этом году состоится целый марафон концертов из произведений Софии Губайдулиной в Вене, в Концертхау, ия буду исполнять то, что она посвятила мне.Может быть, в какой-то момент и Монте-Карло станет экспериментальным центром современной музыки. Мне кажется, Арво Пярт понравился слушателям Княжества.

Вадим, вы упомянули, что вам посвящают произведения. Как это происходит - по личным контактам?

Довольно сложный процесс, потому что великие композиторы заняты на годы вперёд и выполняют заказы оркестров или музыкальных фестивалей. Иногда заказчиком выступаю я как исполнитель. Хотя много произведений получаю в подарок. Но не все у меня вызывают восторг. Если же идёт творческое общение с Губайдулиной, Ауэрбах, Юсуповым или Раскатовым, то это уже совсем другой уровень. Приятно, когда с обеих сторон рождается новая инициатива.

А как складывается ваш концертный репертуар?

Мой репертуар очень обширен, исчисляется сотнями произведений. Но невозможно играть всё время что-то разное. С каждым произведением, как с человеком, меня связывает жизнь и существует определенная параллель. Понять произведение - как узнать человека, и для этого нужно время. Мой репертуар не зависит ни от эпохи, ни от композитора, скорее от самого произведения. Важно, выйдя на сцену, знать, какой музыкой увлечь слушателя в путешествие.

Конечно, каждым произведением я «горю» лично. И мы, музыканты, в определённом смысле являемся гидами. Это как гид, который водит вас по Монте-Карло и говорит: «Посмотрите направо, это особое здание, связанное с тем-то. А здесь царит совершенно невероятная атмосфера. А здесь вас ожидает сюрприз». Я делаю примерно то же самое. Эти маршруты проходил уже сотни раз. Поэтому каждый раз исполнение во многом зависит от слушателей, насколько они внимают тебе и насколько ты можешь раскрыться.

То есть вы чувствуете реакцию зала?

Безусловно, я чувствую, какой энергетический ответ идет от публики. Есть такое выражение «держать зал на кончике смычка», иногда это получатся, иногда нет.

А бывает такая ситуация, что какое-то произведение не идёт, не хочется исполнять, что тогда?

Не буду исполнять. Пусть его играет тот, кому оно важно.

С другой стороны, часть профессионализма - это уважение к своей публике. Что стоит в программе, то и будет безукоризненно исполнено. Не важно, какое может быть послевкусие, оскомина. Есть и другие вещи в жизни, которые надоедают. Скажем, складывать и разбирать чемодан каждые три дня. И такого очень много. Если человек профессионал, он готовится к тому, чтобы это не было заметно. Но важна первопричина - те произведения, которые меня самого вводят в состояние экстаза, особенного душевного состояния, в них я черпаю вдохновение. Что может быть лучше, когда ты выходишь на сцену и чувствуешь, что в зале особая энергетическая атмосфера?

Хочу задать технический вопрос. Эмоциональный подъём не мешает исполнению произведения?

Трудно так всё раскладывать по буковкам. Исполняемые произведения несут в себе определённый месседж и могут быть сыграны по-разному, но в итоге главная суть произведения должна быть донесена. Всегда составляющие концерта исчисляются тысячами, а не сотнями нюансов. Какое настроение, какие были телефонные разговоры, какие новости? Всё это даёт определённые краски. И в зависимости от этого исполнение будет или более светлое, или более тёмное. Но и опять же невозможно каждую эмоцию прожить одинаково. Она может быть более трагичной, менее трагичной, отрешённой или восторженной. Мы делаем свою домашнюю работу - пытаемся понять, что в музыке, что в партитуре, какие заложены коды. Ответы у каждого исполнителя на свой вкус. А вкус - это чувство меры. Можно переходить какие-то линии, можно не переходить. Эти линии ты расставляешь для себя сам.

Насколько приходится выкладываться во время исполнения и как вы восстанавливаете силы?

Любой концерт - это колоссальные энергетические и эмоциональные затраты.

Восстанавливаюсь как все нормальные люди - с помощью встреч, новых впечатлений, общения с близкими людьми, семьей. И очень важна работа над следующим проектом.

Вчера был концерт, близких людей рядом нет, вы на гастролях, что помогло восстановиться?

Если совсем просто, то главное - выспаться. Быть в хорошей физической форме. Я вчера после концерта пробежал 12 километров, чтобы отделаться от ненужных эмоций и быть в хорошей физической форме. Потому что до этого три ночи подряд провёл в самолётах, поскольку каждый день были концерты в разных городах. Помимо спорта разрядку дают впечатления. Когда ведёшь такую упорядоченную, я бы даже сказал, спортивную жизнь, то очень важен режим, чтобы физически и ментально быть готовым на все 100%. Мы как теннисисты, которые участвуют в разных турнирах. У них специальный режим, рядом специальные люди. Хотя музыканты, конечно, не возят с собой такую команду, как спортсмены. Но нужны рядом люди, способные помочь тебе в любой ситуации.

Вы занимаетесь каждый день?

Не так важно количество часов, как важно постоянство. Лучше 40 минут, но каждый день, чем в воскресенье пять часов подряд.

Когда вы успеваете учить новые произведения?

Мы являемся властелинами своего времени. И поэтому каждый должен его распределять таким образом, чтобы на всё хватало. Новый репертуар требует большего внимания и работы по несколько часов каждый день. Некоторые произведения учатся быстрее, некоторые медленнее. Никогда не знаешь как. Но это уже опыт. Почти 40 лет я пребываю в этом состоянии, и какие-то вещи - это техника, какие-то - технология и психология. Извлечь физический звук - это координация. Можно думать об этом как о красивом, но музыка - результат довольно кропотливой и мелкой работы. И, в принципе, с каждым годом становится всё сложнее. Чем больше узнаёшь, тем больше закрадывается сомнений, и опять же, исполняя одно и то же произведение с разными оркестрами, разными партнёрами, пианистами, всегда находишь что-то новое, чего ранее не было в арсенале твоих красок.

Есть ли такие произведения, которые вы играете на протяжении всей свой сорокалетней деятельности? Скажем, 5 произведений, которые исполняете по памяти с закрытыми глазами?

Таких 30, 40 или 50. Но самые грандиозные и любимые произведения - это 2-й концерт Прокофьева. Он уникален и написан идеально. 1-й концерт Шостаковича, конечно Брамс, фантастический концерт Сибелиуса для скрипки, тот же Брух - замечательное произведение, без которого невозможен скрипичный репертуар, и множество других фантастических произведений. «Офферториум» Губайдулиной - одна из вершин скрипичного репертуара. Прекрасной музыки много!

Скажите по поводу созданного вами Транссибирского арт-фестиваля, куда он движется?

В 2017 году у нас прошёл 5-летний юбилей и состоялось очень много новых проектов. Начатые мастер-классы переросли в мастер-курсы. Теперь фестиваль идёт в Новосибирске практически круглый год с лучшими профессорами для молодёжи. Каждый месяц приезжает кто-то из великих педагогов. Ждём новое произведение А. Раскатова, которое написано для 6-го фестиваля.

А на 5-летие вообще было невероятное событие - привезли проект Большого театра, балет «Дама с камелиями» Джона Ноймайера. Целиком оркестр, балетная труппа, солировала Светлана Захарова.

Этот спектакль впервые покинул стены Большого театра!

Гастроли за границу бывают редко, а по России так вообще единичные случаи.

Собралось много интересных гостей, музыкантов.

Но сейчас голова забита 6-м фестивалем.

У нас есть театральные постановки для детей. Будет камерное музицирование. Приезжают великие дирижёры, солисты, музыканты. Надеюсь, будет очень интересно. Также будет представление в Карнеги-холле, целая программа в Оксфорде, затем в Японии. Нам удалось выстроить действительно культурный мост между Востоком и Западом.

Не забывайте про Монако, мы всегда с нетерпением ждём вашего приезда, успехов вам, Вадим, и побольше сил осуществить задуманное!

Нина ГРИГОРОВИЧ

 

Издательство Maier выпустило книгу клинического психолога Люции СУЛЕЙМАНОВОЙ «Как попасть во дворец, если ты не Золушка», сразу ставшую бестселлером. А начиналось всё в Монако. На вопросы корреспондента МЛБ отвечает автор.

Люция, правда ли, что идея написания книги возникла во время встреч женского клуба в Монако?

Совершенно верно. Здесь всё сошлось идеально: комфортная творческая атмосфера на тренингах, эффективные встречи с клиентами, актуальные вопросы, знакомство с Еленой Барановой и идея совместить две теории - психологию и гормоны. Сама методика смены ролей родилась в процессе многолетней психотерапевтической практики. Но вот замысел книги и связанных с ней проектов - плод трудов в Монако. Мне посчастливилось работать здесь с уникальным, доброжелательным, активным и отзывчивым клиентским составом. И мои слушательницы очень помогли мне в размышлениях над героинями книги, потому что продемонстрировали желание, готовность и возможность работать над осуществлением своей мечты.

Как изменилось ваше представление о женском сообществе нашего солнечного края, в чем, на ваш взгляд, больше всего нуждаются обитательницы здешних мест, какие мысли вы хотели донести своим читателям?

Спасибо за этот вопрос, я немало об этом думала. Дело в том, что в Монако переехали многие клиенты, с которыми я годами работала в России, я хорошо их знала, некоторым помогала готовиться к такой серьезной перемене в жизни. И тем не менее, несмотря на мой опыт, оказалось, что я не свободна от неких стереотипных, мифологических представлений о жизни нашего женского сообщества на Лазурном берегу. И только начав здесь практиковать, я прочувствовала и проанализировала специфику местных реалий и запросов. Наши дамы в Монако не хотят просто развлекаться, они настроены активно работать над собой и своими взаимоотношениями. Если следовать моей классификации, большинство находятся во власти роли Золушки, навязанной многолетними стандартами общества, и делают ставку на трудолюбие и жертвенность. Все же прочие роли - Мачехина дочка, Фея, Мачеха - кажутся настолько чуждыми и социально неприемлемыми, что их прекрасные и эффективные черты женщины стараются игнорировать. Золушка - «одобренный типаж», при всех проигрышных чертах. А вот, скажем, осознанно признать себя Мачехиной дочкой получается только в ситуации кризиса, на протесте, когда что-то идёт совсем не так. Между тем, по моим наблюдениям, именно Мачехиных дочек в монакском сообществе много. У этих женщин большие возможности, но и жёсткие ограничения. Знаете, как в королевских семьях. Со стороны кажется, что «можно всё», а на деле человек скован строжайшими требованиями. Дамы Лазурного берега перегреты необходимостью соответствовать ожиданиям высшего общества. И на самом деле остро нуждаются в лёгкости и возможности просто наслаждаться жизнью. Я очень надеюсь, что моя книга поможет им разобраться в себе и своих истинных желаниях.

Ваша книга - приятное чтение, руководство к действию, золотой ключик в мир идеальных взаимоотношений?

Откровенно говоря, хочется верить, что она сочетает в себе все три эти составляющие. Читатель вправе выбирать наиболее комфортную модель. Он может просто читать о любопытных теориях и клиентских случаях, забавы ради примеряя их на себя и своих знакомых. А может именно работать с книгой, выполняя задания и анализируя изменения. Моя версия сказки позволяет, при желании, решить немало задач. Определить свою мнимую, навязанную роль - и роль истинную, отметив её преимущества и недостатки. Понять, что роль стала неуместна, и нарастить в себе нужные качества для выгодного сценария. Убрать драматизацию и обнаружить источники утекания силы. Выяснить типаж партнёра, вычислить, что именно складывается не так, и выбрать верную стратегию на разных этапах отношений. По моим наблюдениям, труднее всего людям даётся именно переход из роли в роль. Почему это так, я подробно объясняю в книге и даю подробные рекомендации по изменению сложившегося положения. А самое сложное - это достижение высшей точки, королевского трона. И именно трансформация в роль Королевы - наша цель. Многие женщины внутренне к этому готовы, но сами себе не позволяют этого главного, победного перехода. В любом случае, для всех типажей отправная точка - осознание своего обычного, «естественного» сценария или взятой на вооружение роли, затем - поиск источника сценария, затем - трансформационный тренинг, в группе или индивидуально, через Игру, анализ фильмов и поведения ближайшего окружения. Так нарабатывается навык видеть типаж в себе и других, а видеть - первый шаг к управлению своей жизнью и судьбой.

Мне очень хотелось избежать в этой книге интонации поучения и назидательности, ведь мои читатели - люди с большим опытом собственных ошибок, успехов, поражений и побед. Но иногда взрослому, чтобы осознать какие-то важные вещи, нужно позволить себе ненадолго стать ребёнком. Именно поэтому так важна игровая форма заданий в книге и именно поэтому мы придумали связанные форматы - в частности, трансформационную Игру.

Начав писать первую книгу, думали ли вы, что продолжите это увлекательное, но трудное дело?

Да, безусловно. Видите ли, в моей работе за много лет определилось три основных тематических направления. Это, во-первых, взаимоотношения мужчины и женщины на разных этапах жизни, во-вторых, осознание себя во второй половине жизни, и в-третьих, проблема стресса. И каждый индивидуальный клиентский случай, так или иначе, оказывается связанным с какой-то из этих тем, а то и со всеми сразу. Клиентов у меня много, и мне всегда радостно, когда совместная работа приносит плоды и разрешает проблему. Но ещё больше людей, которым я лично не могу помочь - чисто физически, хотя в моих сутках и так сорок восемь часов. А помочь хочется. И единственный способ, который я для себя придумала, - это написать книги, вмещающие мой опыт, наработки, теории, методики и практические рекомендации. Книги, которые могли бы дать возможность проработать проблему настолько, насколько это вообще можно самостоятельно, в заочном контакте с психотерапевтом. Результатом стали три книги. Первую, о взаимоотношениях, типажах и ролевой трансформации, вы уже держите в руках. Вторая, о принятии и приятии возраста второй половины жизни, вот-вот выйдет в продажу. Третью, о победе над стрессом во всем его разнообразии, я сейчас дописываю. Честно говоря, в планах есть ещё четвертая, по очень актуальной для всех теме, но я расскажу об этом проекте чуть позже. В общем, всё у меня, как в той сказке, где, помните, «одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, четвертая мерещится». Лишь бы хватило времени и сил.

Планируете ли вы продолжить начатую практику и возобновить встречи клуба в Монако, и если да, то в какой форме?

Да, конечно! И уже многое для этого делаю. Мы подготовили большую программу, посвящённую ролевым трансформациям, так что нас ждёт увлекательная и плодотворная совместная работа. Её уже протестировали в Италии, но за Монако, конечно, сохраняется первенство. Не хочу раскрывать сейчас все детали, чуть позже я ещё обязательно о многом расскажу, но на одной подробности мне хочется остановиться. Как вы знаете, книгу о Золушке блистательно проиллюстрировал известный художник Григорий Литичевский. Я с самого начала хотела, чтобы над ней работал именно мужчина, потому что именно мужчина имеет возможность видеть со стороны нюансы наших образов и ролей. Но вот что важно: трансформацию женщины в высшую точку, в Королеву, может прочувствовать, пережить и отобразить только женщина. И я с радостью и гордостью представлю на презентации в Монако картины Елены Сотниковой, написанные специально для этого проекта, где она тонко, точно и мудро создала образ самой загадочной, ускользающей и непостижимой Королевы.

Спасибо вам за этот разговор, Люция!

Я, в свою очередь, хочу от всего сердца поблагодарить вас, наших читателей и членов женского клуба Монако - за вдохновение, искренние отклики, доброжелательное внимание и интерес. И ещё… Знаете, я много видела и совсем не сентиментальна. Но именно зимой ничего не могу поделать с ощущением сказки и возможности чуда. Такое острое новогоднее предвкушение, как в «Трёх орешках для Золушки». Я писала в своей книге, что даже её идею окончательно для себя сформулировала, когда смотрела из окна машины на зимний вечерний город в рождественских огнях. И вот сейчас мне хочется пожелать вам именно исполнения сказочных желаний. Потому что это вполне реально. Просто мы не всегда признаёмся себе в том, что способны быть волшебниками для самих себя и творить чудеса собственными руками.

Люция, как с вами связаться, чтобы получить авторский экземпляр книги и задать вопросы?

Мои контактные данные:

www.luciasuleimanova.ru

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Телефон в Монако:

+377 97 98 04 66

Телефон в России:

+7 968 798 0195

Фейсбук: Люция Сулейманова (мессенджер)

 

«Наш долг отдать то, что дали нам»

Суббота, 19 января 2019 07:00

На традиционном осеннем джазовом фестивале в Монако благодаря организации Berin Iglesias Art на сцене Оперы Монте-Карло выступил Денис МАЦУЕВ с командой джазовых музыкантов. Приблизительно в том же составе пару лет назад они выступали на «Симфонии Лазурного берега» у Татьяны Тридворновой на вилле Эфрусси де Ротшильд. Но теперь выступление взрослых мужчин украсила удивительная 11-летняя саксофонистка, игравшая наравне с маститыми музыкантами. Концерт получился необыкновенно ярким и эмоциональным. Сначала Денис Мацуев исполнил несколько произведений из классического репертуара, а затем вместе с ним на сцену вышли аккордеонист Айдар Гайнуллин, контрабасист Андрей Иванов, ударник Александр Зингер и юная Софья Тюрина. После генеральной репетиции за кулисами Оперы мы смогли поговорить.

Денис, как вам удается совмещать такую обширную деятельность - концертную, общественную, образовательную. Исполнителю требуется огромная концентрация сил в подготовке к концертам и на выступлениях. Если не секрет, как выглядит ваша ежедневная жизнь?

Ежедневная жизнь просто сумасшедшая - каждый день перелёты и практически каждый день концерты. И это самое важное. Я люблю делать то, что у меня получается - участвовать в общественной жизни, вести фестивальную деятельность, заниматься фондом «Новые имена», проводить конкурсы и многое другое. Это имеет успех, и я вижу от этого реальную пользу. Но если я почувствую, что это будет влиять на качество исполняемых программ, если я что-то не буду успевать, безусловно сконцентрируюсь на карьере исполнителя. Пока, слава богу, удается. Учить новый репертуар с детства научился довольно быстро. Дело, наверное, не в быстроте выученного текста, а быстроте того момента, когда ты чувствуешь, что можно выйти с тем или иным произведением на сцену. Это я называю тем моментом, когда закипела вода между мной и выученной пьесой. Выйти на публику - конечная точка любовного романа с той или иной музыкой. В моем репертуаре 44 концерта с оркестром и 23 сольные программы. И каждый год пополняю одной или двумя сольными программами и как минимум новым концертом с оркестром.

Откуда появился джаз? Такое увлечение редко встретишь у классического исполнителя.

Это любовь с детства. Мой папа великолепный классический пианист, композитор, к тому же обожающий джаз. С детства я слышал лучшие исполнения джаза, волей-неволей копировал, повторял их. К тому же всегда обожал импровизировать. На мой взгляд, джаз - вид музыкального искусства, находящийся на том же уровне, что и классическая музыка. Некоторые думают, что джаз немного несерьезно, что это расслабление, развлечение. На самом деле джаз абсолютно серьёзнейший жанр, к которому нужно относиться с такой же глубиной и заниматься им в течение всей жизни. Нельзя просто взять и начать импровизировать. Поэтому я никогда не называю себя джазменом. Это моё собственное видение, мои собственные фантазии, посвящённые этому великому искусству. Кроме того, джаз - состояние души. Джаз может проявляться в каком-нибудь поступке. Я знаю огромное количество людей, которых могу назвать джазменами, в том числе среди классических музыкантов. Один из журналистов сказал, что для меня классическая музыка - это жена, а джаз - любовница.

Как вам удаётся совмещать классику и джаз? По-моему, для исполнителя это два разных полюса.

Иногда сбегаю… и с большим удовольствием, это очень помогает. Джаз даёт чувство свободы, интуитивную спонтанность на сцене - я имею в виду в какой-то фразе, каком-то неожиданном моменте помогает в понимании классической музыки. Несмотря на то что солист не меняет текст автора, но джаз помогает, ведь не дай бог ошибёшься, ты можешь очень быстро вывернуться из какого-то опасного конфуза. У меня, слава богу, таких случаев не бывает. На самом деле мне необычайно повезло в жизни, потому что выхожу на сцену с великими дирижёрами: Валерием Гергиевым, Юрием Темиркановым, Зубином Метой, Марисом Янсонсом, Куртом Мазуром, список можно продолжить... Огромное счастье играть с музыкантами, которые на самом деле - абсолютные джазмены.

Как это?

Я имею в виду, что мы ни разу не повторились, играя десятки и сотни раз вместе. У этих людей есть чувство предвкушения. Они обожают не аккомпанировать, а предвосхищать движение солистов. Нет одинакового выступления, всегда звучит новая интерпретация.

А дирижеру не страшно ожидать от вас каких-нибудь неожиданных поворотов?

Нет, у меня тоже есть опыт аккомпанирования оркестром. Поэтому разлететься нам невозможно.

Почему вы вдруг начали поддерживать новые таланты? И как получилось, что с вами выступает на сцене совсем юная девочка, расскажите о ней.

С удовольствием расскажу о саксофонистке Соне Тюриной, с которой мы приехали сюда выступать на джазовый фестиваль, и о поколении, которое идёт за нами.

Все пошло от Иветты Николаевны Вороновой, которая придумала фонд «Новые имена», когда приехала в Иркутск в 90-м году. Она подошла ко мне и сказала: «Киска моя, мы хотим пригласить тебя в Москву!» А я тогда играл в футбол и, опаздывая, вбежал взмыленный в зал. Выслушал, поблагодарил её и убежал обратно на стадион. Я ведь был капитаном команды! И даже не осознавал тогда, что произошло.

Знакомство с Иветтой Николаевной стало знаковой историей в моей жизни. Потому что та поддержка, оказанная мне, когда я приехал в Москву и поступил в ЦМШ, неоценима. Начался круговорот гастролей, мастер-классов, стипендий, летняя творческая школа в Суздале. Мы объехали 45 стран, я играл в Карнеги-холле, перед Папой Римским в Ватикане, английской королевой в Букингемском дворце и много где ещё. Если бы не Воронова, не было бы ничего. В 90-е годы, конечно, было очень сложно.

И если сегодня вы найдете на афише концерта в любой точке света русское имя исполнителя моего возраста и младше, это 100% выходец из «Новых имён».

Это те, кто сегодня прославляют нашу великую русскую исполнительскую школу.

Вот что задумала Воронова в 89-м! Она не была музыкантом, но обладала особым чувством рентгена.

Она чувствовала, что из этой маленькой киски может получиться отличный исполнитель, и, как правило, никогда не ошибалась.

За 5 лет до того, как Иветта Николаевна ушла из жизни, она попросила меня возглавить её фонд. Она оставалась в руководстве, но захотела, чтобы рядом с ней был не только я, но и все наши воспитанники, прошедшие через «Новые имена».

И теперь наш долг отдать то, что дали нам. И вся моя деятельность, связанная с «Новыми именами», с детскими конкурсами, с «Синей птицей» и много другое - это, во-первых, выполнение клятвы Иветте Николаевне.

Я ведь сибиряк, и у нас данное слово надо очень серьезно держать.

Сегодня сложилась удивительная команда, и Сонечка Тюрина одна из них. Она родилась в Балаково, в Саратовской области. Появилась у нас в возрасте 9 лет. Это уникальный самородок, который играет любую музыку, в любом жанре. С ходу может импровизировать. Она играет «Полёт шмеля» практически на одном дыхании в сумасшедшем темпе. Соня играет ещё на скрипке, гитаре, фортепиано. 

А какие у нас юные пианисты! Совершенно удивительные, могу сказать, что эти дети отличаются от нас, они живут в другом темпе ритма. Они успевают учиться, читать книги, ходить в кино, заниматься спортом, разговаривают на нескольких иностранных языках, владеют компьютерными технологиями, у них фантастическое чувство юмора. И самое главное - они умеют чувствовать свободу на сцене. Этому не научишь. Если вы не смотрите на сцену, когда играют эти одаренные дети, то создаётся полное ощущение, что выступает сложившийся мастер. Я не люблю слово «вундеркинд». Оно опасное.

Как думаете, что будет с ними через 10 лет?

Наша задача вести их, обеспечивать постепенное развитие, И что немаловажно - иметь с родителями очень близкий контакт, потому что у них звездная болезнь начинается гораздо раньше, чем у их детей.

Денис, какие у вас мечты?

Я не хочу, чтобы это мое сумасшествие заканчивалось. Мне это по душе. Наверное, сложно выдержать, но то, что я практически каждый день выхожу на сцену - это самое большое счастье на свете.

Спасибо за встречу! И исполнения мечты!

Нина ПОПОВА

 

«Мой знакомый гений»

Четверг, 03 января 2019 15:07

Вышла в свет книга известного писателя, прозаика и эссеиста Евгения Попова «Мой знакомый гений». Это беседы с известными личностями нашего времени: Василием Аксеновым, Беллой Ахмадулиной, Владимиром Войновичем, Евгением Евтушенко, Эриком Булатовым, Фазилем Искандером, Борисом Мессерером, Петром Струве, Юрием Любимовым, Сергеем Шнуровым и многим другими.

Автор книги любезно предоставил нам право публикации главы, касающейся известного коллекционера российского искусства, проживающего в том числе и на Лазурном берегу Франции,

Ренэ ГЕРРА.

Боже мой, как бежит время! Страшно сказать, но я дружу с Ренэ Герра уже более четверти века, познакомившись с ним, когда советская власть в лице М.С. Горбачева объявила «перестройку», меня восстановили в Союзе писателей СССР и даже отпустили погулять за границу - в Германию и Францию. Причем я был уверен, что еду туда не только в первый, но и в последний раз. Мы-то, советские туземцы, хорошо знали, чем заканчивается любая попытка преобразовать харю коммунизма в «социализм с человеческим лицом». А именно это и декларировали тогда «ПРОРАБЫ ПЕРЕСТРОЙКИ», большей частью отпрыски «комиссаров в пыльных шлемах», сгинувших на «этапах большого пути» или доживающих свой век на казенных подмосковных дачах. Которые, замечу, по сравнению с нынешними новорусскими дворцами выглядят бедными хижинами. В каком-то парижском кафе познакомил нас тогдашний отщепенец-эмигрант, а ныне видная литературная и общественно-политическая персона РФ поэт Юрий Кублановский. Вышло почти по Василию Розанову. Мы, сверстники, 1946 года рождения, как глянули друг на друга «острым глазком», так и подружились на всю, получается, жизнь.

ЕВГЕНИЙ ПОПОВ: Ренэ, в кругах российской художественной интеллигенции ты, пожалуй, один из самых популярных персонажей, хотя есть люди, которые, мягко говоря, относятся к тебе НЕОДНОЗНАЧНО. Из-за того, что ты безукоризненно, практически без акцента говоришь по-русски, про тебя даже пустили слух, что ты вовсе не француз, а русский по фамилии Герасимов. Один человек всерьёз уверял меня, что ты незаконнорождённый сын русской графини из Ниццы. Скажи, пожалуйста, дорогой доктор филологии, почему сферой твоих интересов стало искусство именно России, а не (по алфавиту) Австралии, Австрии, Азербайджана, Албании, Алжира и так далее.

РЕНЭ ГЕРРА: То, что есть такие байки и легенды, мне приятно и лестно. Я уже сорок лет профессионально занимаюсь русской культурой, а первая моя встреча с Россией произошла на юге Франции, на Лазурном берегу, откуда я родом. Я совершенно случайно, еще подростком, встретился в Каннах с русскими так называемыми белоэмигрантами. Заинтересовался их судьбой и творчеством. Меня интриговало, как можно творить в отрыве от родины. Далеко не все из них являлись аристократами, но это были одарённые люди, как это часто случается с русскими.

Эмиграция, с одной стороны, стала для них трагедией, с другой - удачей, спасеньем, шансом выжить и реализовать себя. В двенадцать лет я познакомился с поэтом Екатериной Леонидовной Таубер и со временем, можно сказать, стал её духовным сыном, отсюда, наверное, и легенда, что я отпрыск графини. Хотя мои родители - чистокровные французы, преподавали немецкий и математику, прадед был мелкий французский буржуа. А сама Екатерина Леонидовна, по мужу Старова, являлась дочкой доцента Харьковского университета, о её стихах писали Ходасевич, Бунин, Адамович. Много лет спустя я даже издал два её сборника.

На юге Франции вообще русских было очень много. Я встречался с Сергеем Ивановичем Мамонтовым, из ТЕХ Мамонтовых. Он родился в России, учился в Берлине на архитектора, после войны уехал в какую-то африканскую страну, обустроил там имение и числился крепостником, пока его не выгнали и оттуда, когда Африка обрела независимость. Он читал мне отрывки из своей будущей книги мемуаров прямо на пляже в Каннах в начале 60-х. Такой сухой старик с прямой спиной и злой иронией. Он, например, мог сказать дочке «белого» генерала: «Да ваш папаша в носу ковырялся, когда мы с большевиками воевали!» Эта книга описывала Гражданскую войну глазами простого офицера. Мемуары получили одобрение Солженицына и вышли в парижском издательстве ИМКА-ПРЕСС, сейчас книга переиздана в России.

А в те годы практически НИКТО на Западе, особенно во Франции, русскими эмигрантами не интересовался. Это сейчас стало модным, за последние 10-15 лет, а тогда кому нужно было в Париже творчество Юрия Анненкова, Константина Сомова или даже Александра Бенуа? Кто знал о «мирискусниках»? О них как-то даже НЕ ПОЛАГАЛОСЬ писать и вспоминать. По-настоящему востребованы они не были. Когда я приехал в Париж в 1963 году, чтобы стать студентом Сорбонны, я хотел скорее познакомиться с русскими художниками, пока они ещё живы. И я был, практически, единственным из французских студентов-славистов, который нарушил негласное табу и общался с эмигрантами. Такие встречи не рекомендовались, более того, были противопоказаны тем, кто строил академическую карьеру. Эмигранты для многих интеллектуалов были люди прошлые, отработанные люди. А я считал, что у них было гениальное прошлое и, несомненно, есть будущее. Юрий Анненков был первым художником, проиллюстрировавшим «Двенадцать» Блока, портретистом, увековечившим литераторов - Ахматову, Пастернака, Ремизова, Шкловского и политиков - Ленина, Луначарского, Радека, Зиновьева, Каменева. Он - целая эпоха, и вдруг выясняется, что с ним можно общаться просто так, придя с улицы. Потому что никто им не интересовался. Не то что забыли, но это БЫЛО НЕАКТУАЛЬНО. И я встретился. Но не с Советским Союзом, а с Россией. Я общался с Георгием Адамовичем, Борисом Зайцевым, Владимиром Вейдле и прослыл в Сорбонне белой вороной. Считалось, что я дурак и сам себя компрометирую. Зачем он это делает, когда ему уже неоднократно намекали, что НЕ НУЖНО, советские товарищи могут обидеться?

Е.П.: В самом начале 80-х в Москву приехала одна американская писательница и назначила встречу на квартире мне, Фазилю Искандеру и покойному Льву Копелеву. Мы выпивали, болтали о всякой литературной всячине, но, когда уходили, она попросила нас: «Пожалуйста, не говорите о нашей встрече корреспондентам, это может мне повредить». Я тогда, помню, сильно был поражен: ладно уж мы тут сидим под советской властью, как мышь под веником, но слышать такое от гражданки СВОБОДНОЙ СТРАНЫ! А твоя коллега-француженка, преподавательница русского языка, на мой вопрос, изучают ли в их колледже Солженицына, испуганно замахала руками - что вы, нас могут объявить антисоветским центром и тогда никому визу в СССР не дадут.

Р.Г.: Все очень знакомо… (Пауза.) Что очень важно, я получил русский язык еще в детстве, до переходного возраста. Поэтому, когда я поступил в Сорбонну, то уже вполне свободно говорил, читал и писал по-русски. Кстати, насчет «Герасимова» - эта легенда ведёт свое происхождение ещё из тех времен. Тогда русский преподавали как мертвый язык, а я говорил на живом, современном. Нужно же было другим, в том числе и профессорам, оправдаться, почему у них такой плохой русский! Ещё говорили, что я не только русский, но и советский, засланный… Чушь собачья! Меня потом, в 1969-м, когда я был аспирантом-стажёром, даже выперли из Москвы как «идеологического диверсанта», чтобы не смущал честные души советских людей «белогвардейскими» разговорчиками…

Е.П.: И вот ты приехал в Париж, погрузился в университетскую и эмигрантскую среду. У тебя сразу же возникла мысль о коллекционировании? Вернее - собирательстве, я знаю, что ты не любишь слово «коллекционер»… Или это случилось незаметно, само собой…

Р.Г: Когда мне было лет пятнадцать, я стал собирать открытки - виды России. Я хотел воссоздать свою Россию, Россию моих старших друзей. Потом я стал искать книги, изданные по-русски за границей крошечным количеством экземпляров. Меня изумляло - люди уехали из страны, которой больше нет, по крайней мере для них, а продолжают писать, печатать, как ни в чём не бывало, неизвестно для кого. Для будущей, что ли, России, освобожденной от коммунизма? Но тогда многим казалось, что коммунизм у вас будет вечно, ВСЕГДА, и нынешние перемены тогда были просто непредставимы. Или для других эмигрантов? Так и там просвещённых читателей было не так уж много. Когда ты целый день вкалываешь на заводах «Рено» или крутишь шоферскую баранку, вечером тебе скорей всего не до чтения. Их книги в Россию ввозить было запрещено, эти книги сами себя выдавали, хотя бы старой орфографией, отмененной в Советском Союзе. Эти люди жили вне времени и вне пространства. То есть они шли против течения. Ведь тем временем в СССР создавалась новая культура, важно именовавшая себя то пролетарской, то соцреалистической. В большей своей части, за редкими исключениями, она была чужда им и, соответственно, мне. И это было удивительное чувство: можно было купить замечательную книгу и на следующий день пойти к автору, чтобы он её надписал. Я со многими тогда познакомился, был бы жив тогда Бунин, я бы, наверное, и к нему сходил… В СССР это было бы невозможно - кто я такой, чтобы лезть к столь важным персонам, как кто-нибудь из ваших советских классиков? Я стал собирать русскую эмигрантскую книгу и периодику, мне это было доступно. У меня есть книги и журналы, изданные на русском языке в Шанхае, Харбине, Белграде, Праге, Риге, не говоря уже о Париже. Нехорошо говорить о собственных заслугах, но что есть, то есть: еще сорок лет назад я понял ценность всего этого. Понял, что рано или поздно эта ваша великая и чудовищная страна, Советская Россия, заинтересуется судьбой и творчеством своих изгнанников.

Я был в этом убежден еще ТОГДА, что могут подтвердить мои студенты, которым я с 1975 года читаю лекции по русской эмигрантской литературе. Еще тогда я понял, что общаться с живым классиком Борисом Зайцевым, которого благословил на литературный путь Антон Павлович Чехов и чьим литературным крёстным отцом был Леонид Андреев, это - уникальная, немыслимая возможность. Мне, сопляку, маленькому студенту Сорбонны, он позволял сидеть у него часами… А какой у него было русский язык!.. Меня с детства умилял ИХ русский язык, эмигрантов первой волны… Кроме Зайцева, Адамовича, Вейдле, Анненкова я хорошо знал Сергея Шаршуна, ставшего знаменитым художником, встречался с Ириной Одоевцевой и так далее. Всех долго перечислять. Я счастлив, что захватил конец блистательного русского Парижа. Это ведь моя формула, которую теперь часто повторяют: русский «Серебряный век» начался на берегах Невы, а закончился на берегах Сены. Петербург, конечно же, преобладал в Париже, хотя и Москва была весьма достойно представлена. Все это было у нас, под рукой. И, спрашивается, почему их НИКОГДА не приглашали выступить... ну, хотя бы перед студентами Сорбонны?

Они были готовы сделать это бесплатно, возникла бы преемственность, они бы могли передать эстафету новому поколению… Нет! Их игнорировали, чтобы не сказать «презирали». Это - грустно и чревато дурными последствиями. Потому что их архивы большей частью либо погибли, либо уплыли в Америку, что, может быть, кстати, и к лучшему в смысле сохранности. Когда, извини, Павел Милюков, лидер кадетской партии, знаменитый историк, предложил свой архив Славянскому институту Парижского университета, этот архив принять отказались. Побоялись принять! Внучатая племянница Ивана Сергеевича Шмелёва хотела отдать его архив Сорбонне, отказалась и Сорбонна. Зачем-де нам этот фашист! Теперь его уникальные бумаги переданы Российскому фонду культуры… Таких примеров - множество, о чём я и написал в своих мемуарах, которые скоро будут опубликованы и, как ты понимаешь, не всем придутся по вкусу. Я не квасной французский патриот, но это - исторический факт, что Париж с середины двадцатых годов стал столицей всего русского Зарубежья, его культуры, когда по многим причинам закончился берлинский период эмиграции. Я считал и продолжаю считать, что долг Франции - создать центр изучения этой культуры и соответствующий музей. Именно во Франции, это было бы естественно. И для России, кстати, тоже неплохо, потому что служило бы общему делу. Вот мой подход… Я иногда горько острю, что в каком-то смысле мне повезло, и я благодарен Октябрьской революции, ибо по её воле смог общаться с такими выдающимися русскими людьми. А что касается СОБИРАТЕЛЬСТВА, то один из моих единомышленников как-то в шутку назвал меня парижским Иваном Калитой, собирателем земель Русских на чужбине. Сначала книги, потом, когда я стал преподавателем русского языка, то есть госслужащим с неплохой зарплатой, я стал покупать картины. Первое моё приобретение, я это точно помню, было в 1971-м, когда мне достались оригиналы иллюстраций Александра Бенуа, выполненные в 1927 году для книги Андре Моруа о Гёте. Я купил эти работы у старого русского коллекционера Глеба Владимировича Чижова. Это было началом моего собирательства, моего собрания, которое на 95% состоит из работ русских художников-эмигрантов. Открытки, книги, картины. Плюс - уникальные архивные материалы.

Е.П.: Ты говорил о передаче эстафеты младшему поколению. Мы ведь в СССР тоже жили и, извини за выражение, творили вопреки навязываемым государством шаблонам. И старшие тоже передавали нам свой уникальный опыт искусства и жизни. Я в юности часто общался и даже (горжусь!) иногда выпивал с замечательным писателем Юрием Осиповичем Домбровским, дружил со своим земляком, скульптором и литератором Федотом Федотовичем Сучковым, который, в свою очередь, будучи студентом, хорошо знал великого Андрея Платонова. И Домбровский, и Сучков отсидели немыслимое количество лет в сталинских концлагерях. А вот Семён Израилевич Липкин, старейший наш поэт и переводчик, которому в нынешнем 2012-м исполняется 91 год, к счастью, «на зону» не попал и в коммунистической мясорубке не сгинул, хотя его собственные стихи стали печатать у нас только в «новые времена». Я счастлив, что еще в начале 80-х имел возможность часами слушать его изумительные устные рассказы о Бабеле, Гроссмане, Платонове, Ахматовой, Зощенко, Паустовском, которых он знал так же хорошо, как и они его. Процесс шел… У тебя собралась огромная, уникальная, единственная, пожалуй, в мире коллекция зарубежного русского искусства и эмигрантской культуры. Ты бы не хотел, чтобы этой коллекцией занялось государство? Я не про наше государство говорю - у него один ответ: нет денег. Ты, в принципе, хотел бы, чтоб твоё государство тебе помогало? Или ты сам неплохо справляешься?

Р.Г.: Повторяюсь, но до 1992-го, конца перестройки, там на Западе это было не актуально. Интерес ко всему, что у меня хранится, рикошетом появился ТАМ после ЗДЕСЬ. Москва всегда задавала тон, и после того, как обо мне и моём собрании стали писать в посткоммунистической России, стало невозможным не замечать меня и во Франции. Пикантно, что отдельные западные слависты сначала были в ярости: зачем Москва интересуется этим барахлом? Каким-то Ремизовым, каким-то «Солнцем мёртвых» Шмелёва, бунинскими «Окаянными днями»… Но против ветра не попрёшь, поэтому, безусловно, лишь после того, как этих авторов стали здесь перепечатывать, писать о них диссертации, ученые статьи, ситуация изменилась. Одна или две русских литературы в ХХ веке, об этом можно спорить, но теперь, кажется, понято хотя бы то, что творчество эмигрантов - важная часть русской культуры ХХ века…

Е.П.: Профессор Вольфганг Казак из Кёльна, автор знаменитого «Лексикона русской литературы ХХ века», считал, что эта литература - едина, поэтому его и не пускали в СССР лет двадцать. На букву «Б» в его словаре был писатель Брежнев, а на букву «С» - Солженицын.

Р.Г.: Вот и меня выслали примерно за то же самое. И покойный самоубийца Цвигун, заместитель шефа КГБ Андропова, вдохновенно врал в своей книге, что я тайный сотрудник радио «Свобода» и чуть ли не агент ЦРУ… Но чтобы всё-таки ответить на твой вопрос, я скажу, что моё единственное естественное желание, чтобы это собрание не распылилось. Это собрание должно меня пережить, и я уже принял для этого кое-какие меры юридического характера. Здесь нет меркантильного подхода. Моё собрание - не капиталовложение, а дело моей жизни. Я был и остаюсь человеком одержимым. Поэтому моя воля и моё желание, чтобы был создан не только музей, но и исследовательский центр. Или во Франции, что было бы наиболее естественным и целесообразным, или в другой стране.

Е.П.: Какой?

Р.Г.: Чувствую подтекст вопроса. Я и сам, как ты знаешь, будучи антисоветчиком и антикоммунистом, говорил до перестройки, что, по сути, всему, что у меня имеется, - место здесь, в России. Но, к сожалению, пока это нереально.

Е.П.: Чувствую подтекст ответа.

Р.Г.: Что я могу еще сказать? Не знаю, удастся ли мне устроить музей-центр, но очень этого хочу. Как всегда, я ИЩУ ЧЕЛОВЕКА, которого мог бы увлечь своим проектом. Мэр Исси-ле-Мулино, маленького городка под Парижем, где я живу уже много лет, депутат, бывший министр, человек умный, помог мне, дал денег на две выставки в рамках двухсотлетия со дня рождения Пушкина, и я надеюсь, что это - первый шаг. Он остался доволен выставкой, я - тоже… Вообще-то я считаю, что ваша страна должна интересоваться вашим наследием. Почему бы России, где есть, например, Газпром, есть богатые нефтяники, не создать такой центр на русские деньги хоть даже и в Париже, где он будет служить русской культуре и в конечном итоге российскому государству? Я бы считал, что это даже могло бы стать заботой Президента, если ему не безразличны судьбы русской культуры. Я с собой на тот свет ничего не возьму, никто из нас ничего не возьмёт. Поэтому я хотел бы, чтобы моё дело дальше могло жить и приносило пользу. Вот моё кредо.

Е.П.: Расскажи немного о своём собрании картин.

Р.Г.: Любая коллекция выдает вкусы и пристрастия её обладателя. Я ведь многих из представленных у меня художников знал лично, поэтому 15-20% собрания - это подарки. Когда художники поняли, что я не пойду торговать их картинами, что они копятся в одном месте, у меня, они стали дарить мне работы, которые ни за какие деньги не хотели продавать. И я ради памяти этих людей никогда не отказывал устроителям различных выставок, предоставлял работы бескорыстно, хотя несколько полотен в результате этого у меня просто-напросто украли. Но ведь и Анненков написал мой портрет бесплатно, когда я ещё был студентом, а он приходил ко мне в общежитие. И Александр Борисович Серебряков, который некогда был популярнее, чем его мама, знаменитая Зинаида Серебрякова, подарил, а не продал мне многие свои акварели. И великий Шаршун, который считал, что у меня к середине 70-х уже составилось приличное собрание русской живописи, одарил меня тремя работами Михаила Андреенко, художника и писателя, которого знал с юности. Мое собрание для меня - больше, чем собрание, это - часть моей жизни. Десятки тысяч единиц хранения. Тысячи писем Бунина, Набокова, Цветаевой, Бальмонта. Такого рукописного отдела нет, извини, и в вашем Государственном литературном музее…

Е.П.: А что ты сам считаешь жемчужинами коллекции?

Р.Г.: Трудно сказать… «Латинский квартал» работы Анненкова, 1925 год. Портрет княгини Марии Клавдиевны Тенишевой, основательницы Музея русской старины в Смоленске и «талашкинских» народных промыслов, работы Валентина Серова. Широко известный портрет Замятина работы Кустодиева. А вообще-то у меня два любимца: Юрий Анненков и Сергей Чехонин, член «Мира искусства», ушедший из жизни в 1936 году. Анненкова у меня около семисот работ, Чехонина - более двухсот, и оба этих художника у меня представлены лучше, чем во всех бывших советских музеях вместе взятых. Суммарно у меня около 5000 оригинальных работ более чем ста художников - масло, холст, гуашь, акварель, тушь, свинцовый карандаш, пастель, сангина. А вообще-то для меня самое ценное в моём собрании не изобразительное искусство, а всё-таки архивная часть. Ведь из 40 тысяч собранных мною книг четверть, около 10 тысяч, - с надписями и автографами. Особняком стоит русская поэзия в изгнании. Георгий Иванов, Владислав Ходасевич, Сергей Маковский, Цветаева, Бальмонт, Поплавский. Все с надписями. Я и сам издавал в своё время некоторых русских эмигрантских поэтов на свои деньги, ещё при их жизни. Но лучше всех у меня представлен Алексей Ремизов, у меня к нему особая слабость. 400 книг с надписями, несколько сот писем, рисунки, знаменитые рукописные книги, просто рукописи… Недавно приобрел ещё одну грамоту его «шутейного» общества «Обезвелволпал», «Обезьянья Великая Вольная Палата», пожалованную Ремизовым, как канцеляриусом этой палаты, эмигрантскому редактору и издателю Полонскому. Что еще? Часть архива Бунина плюс весь архив близкого ему человека Галины Николаевны Кузнецовой, который я получил по наследству будучи её душеприказчиком. Часть архивов Зайцева, Шмелёва, переписка Бальмонта, в том числе и неопубликованные письма Максима Горького. Архив Тенишевой. Сотни писем Цветаевой, Набокова, Гиппиус, Мережковского… Недавно достал уникальный экземпляр «Двенадцати» Блока со ВСЕМИ иллюстрациями, раскрашенными от руки САМИМ Анненковым, единственный в мире на сегодняшний день сохранившийся экземпляр!..

Е.П.: Стоп! У меня голова кругом идёт от великих имен и баснословных цифр. Ты хоть кого-нибудь подпускаешь к этим своим сокровищам Али-Бабы?

Р.Г.: Всех без исключения, кому это действительно нужно. Последнее время я в свой дом смотреть собрание и работать с ним пускаю ВСЕХ, хотя сам я человек довольно занятой, преподаю, работаю, пока что не пенсионер. У Олеши есть книга «Ни дня без строчки». Мой девиз - «Ни дня без находки».

Е.П.: А сегодня ты что-нибудь нашёл?

Р.Г.: Догадайся…

2012

 



ВПЕРВЫЕ В ШВЕЙЦАРИИ С ЛЕГЕНДАРНЫМИ МАСТЕР-КЛАССАМИ

Кандидат экономических наук, доцент, бизнес-тренер, общественный деятель, писатель, телеведущая. Политик, депутат Государственной думы трёх созывов (1993-2003), сопредседатель политической партии Союз правых сил (1999-2003), кандидат в президенты Российской Федерации (2004), член Совета при Президенте России по вопросам развития гражданского общества и прав человека.

С 2006 года по настоящее время - бизнес-тренер международного уровня, входит в десятку лучших бизнес-спикеров России, ведёт личный коучинг. Читает мастер-классы о том, как быть успешным, оставаясь при этом свободным человеком, автор уникальных методик, помогающих в решении профессиональных и личностных задач. Преподаёт в ряде тренинговых компаний, МГИМО, в других вузах. Мастер-классы и лекции в России и за её пределами посетили более 350 тысяч человек.

Впервые в Европе проведёт 2 мастер-класса в Швейцарии 22 и 23 марта 2019 года.
Содержание авторских мастер-классов отражено в бестселлере «Дао Жизни. Мастер-класс от убежденного индивидуалиста», а также в других книгах: «Success в большом городе», «В предвкушении себя: от имиджа к стилю», «Sex в большой политике». Выпустила любовный политический роман «Любовь, вне игры. История одного политического самоубийства». Совокупный тираж книг - более миллиона.
Вела программу «Вечерняя Хиллари» на телеканале «Дождь». Ранее вела авторскую программу «Успех в большом городе» на радио «Серебряный дождь» и программу «Успех в большом городе» на телеканале «Парк развлечений». Владеет английским и французским языками. Живет и работает в Москве.

Организатор - компания

ACCELECTORY, представляющая бизнес-события для русскоязычной аудитории Европы. Целевая аудитория - творческие и успешные люди в возрасте от 30 до 65 лет из разных областей: представители банковского дела, журналистики, дипломатии, моды, бизнеса и те, кто хотят инвестировать в личное и профессиональное развитие. Ожидаются участники не только из всех стран Европы, но из России и стран СНГ.

ДАО ЖИЗНИ:

ТРИ ШАГА К УПЕХУ

22 марта 2019 года, Цюрих

The Dolder Grand Hotel Zurich

Как пишет журнал «Мари Клэр», отель The Dolder Grand, расположенный на высоком левом берегу Цюрихского озера, больше всего похож на музей современного искусства, что, впрочем, не умаляет остальных его достоинств: великолепное спа, открытый бассейн с джакузи с видом на Цюрих и многое другое. Правда, есть и другие сходства в мельчайших деталях - даже подписи на кнопках в лифте напоминают музейные таблички. За реконструкцию отеля, занявшую целых 4 года, отвечало архитектурное бюро Foster and Partners. И, конечно же, сами экспонаты представлены во всём разнообразии. Выдающаяся частная коллекция владельца отеля Урса Е. Шварценбаха включает около 130 арт-объектов 90 художников, в том числе работы Энди Уорхола, Дэмиена Хёрста, Генри Мура, Такаси Мураками, Марка Куинна , других выдающихся мастеров.

Как достичь состояния, когда ничто не мешает быть счастливым?

Ирина Хакамада делится собственным рецептом, который привел её к успеху. Это уникальный сплав восточной философии, западных бизнес-подходов, российской культуры модерна и постмодерна.

 

В программе:

- Критерии успеха. Принципы успеха и инструменты

- Качество личности в XXI веке. Интеллект. Дух. Физика

- Методы формирования суперличности

- Навыки и умения качественной личности

- Как повысить самооценку, убрать страхи, избавиться от перегрузок и депрессии

- Борьба с прокрастинацией

- Дао жизни: путь к себе

ЛИДЕРСТВО В ТУРБУЛЕНТНОЕ ВРЕМЯ

23 марта 2019 года, Женева

Hotel Mandarin Oriental Geneva

О чём этот семинар? О том, что значит быть лидером, как узнать своё призвание, как развивать лидерство в себе, как лидерство позволяет людям пройти кризисы и поверить в свои силы, что значит ответственность, как строить команду, какой выбрать путь к успеху, как зависит карьера от развития лидерских навыков.

В программе:

- Характеристики мирового тренда. Турбулентность и хаос

- Новая эпоха. Изменение института лидерства

- Кто такой лидер. Как развивать лидерство в себе

- Лидерство в условиях стабильности. Лидерство в условиях нестабильности

- Лидерство в условиях кризиса. Техника. Инструменты

- Лидерство и карьера

- Методы развития интуиции. Методы расширения сознания

- За пределами проекта. Методы прерывания потока

 

РЕГИСТРАЦИЯ В 18:00

НАЧАЛО В 19:00, ОКОНЧАНИЕ В 21:30

Контакты:

WhatsApp : +41 76 5388988

www.accelectory.com

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Начиная с конца ноября в WinePalace, в здании Яхт-клуба Монако, впервые представлены на постоянной основе ювелирные произведения бренда Bykovs’ Jewellery, созданного выдающимися российскими дизайнерами Быковыми.

Геннадий и Наталья Быковы,

художники-ювелиры из Санкт-Петербурга, одни из первых мастеров, с кого в России началось фактическое возрождение российского ювелирного искусства.

Их работы предвосхитили тренд на украшение с характером, украшение, через которое дизайнер рассказывает историю, а не просто показывает красоту камня или придает замысловатую форму металлу.

Быковы оказались выше традиций исторических и географических школ и создали новое направление - концептуальный ювелирный дизайн.

 

«С самого начала я был восхищён высочайшим уровнем художественных произведений Быковых как с точки зрения креативности их работ, так и с точки зрения их исполнительского мастерства. Геннадий и Наталья отличаются собственным персональным стилем, собственным личностным самовыражением как художники, как ювелиры.

В моём понимании Быковы принадлежат к исключительно малой группе действительно значимых российских художников-ювелиров.

Я уверен, что они занимают лидирующее положение в этой области…» - говорит доктор Фриц Фальк, бывший директор Музея ювелирного искусства в Пфорцхайме, специалист по истории искусств и член Британской гильдии ювелиров.

Быковы - яркие представители петербургской ювелирной школы.

Их стиль - это сплав концептуального современного дизайна и классических традиций мастерства.

В их работах заметно одновременное влияние ар-деко и концептуального искусства 70-х годов ХХ века: ясное понимание формы, чёткая композиция и строгая логика, которой подчинён выбор материалов, техник исполнения и драгоценных камней.

Это отличительная черта творческого союза двух художников-ювелиров.

«Мы создаем арт-объекты, которые живут сами по себе, - так говорят Геннадий и Наталья Быковы о своих украшениях. - Для нас важно, чтобы наши работы «не старились», чтобы они оставались вневременным явлением».

Их произведения, которые из-за оригинальности и самобытности долгое время не вписывались ни в одну тенденцию, неожиданно оказались актуальны сегодня - яркие представители statementtrend, они идеально подходят для тех, кто ценит в ювелирном дизайне не количество карат, а интеллектуальный подход, с глубоким культурным бэкграундом.

Уровень исполнительского мастерства Быковых часто сравнивается с уровнем Фаберже.

Однако, по мнению доктора Фалька, как дизайнеры они намного более современны для нашего времени, чем Фаберже был для своего.

В последние годы Быковы получили признание не только в России, но и по всему миру.

Рассказ о творческом союзе Геннадия и Натальи Быковых стал частью документального фильма, посвящённого истории российского ювелирного искусства, премьера которого состоялась на 73-м Венецианском кинофестивале.

В фильме международные эксперты проводят параллели между работами Быковых и лучшими мастерскими начала ХХ века - сравнение комплиментарное не только для российских, но и для лучших мировых дизайнеров.

Быковы представляли свои работы в Королевской ювелирной школе в Бирмингеме, где они получили высокую оценку британских специалистов в области ювелирного искусства.

В рамках мероприятия, проходившего в резиденции российского посла в Великобритании и посвящённого периоду жизни Фаберже, связанному с Лондоном, была организована выставка, где поставленные рядом исторические изделия мастерской Карла Фаберже и современные украшения Быковых наглядно демонстрировали преемственность не только уровня их исполнительского мастерства, но и творческую индивидуальность художников соответственно их времени. На мероприятии в числе гостей присутствовал принц Майкл Кентский.

Крупнейшие музеи мира, такие как Государственный Эрмитаж, Оружейная палата Кремля, Музей ювелирного искусства Пфорцхайма и многие другие хранят и экспонируют ювелирные произведения искусства, созданные Геннадием и Натальей Быковыми.

Украшения Быковых можно также встретить в личных коллекциях многих известных личностей, в том числе принцессы Монако, британского дизайнера Изабель Кристенсен и других знаменитостей.

Теперь и вы сможете увидеть воочию работы Быковых в Монако!

 

 

Monte Carlo

Wine Palace Monte-Carlo

Yacht Club de Monaco
Quai Louis II 98000 Monaco

+33 6 15 50 34 85

London

33 Beauchamp Place

Knightsbridge SW3 1NU

+447700517043

Moscow

+79154898955

St.Petersburg

+79154898955

 

Хобби, ставшее арт-проектом

Понедельник, 03 декабря 2018 11:00

Продолжаем знакомить вас с творчеством ARTDECO STUDIO, расположенной в средневековом городке Мужен.

Знаете ли вы, это не просто милая средневековая деревушка со старыми узкими улочками, а настоящая арт-деревня, славящаяся разнообразными художественными галереями и ресторанами гастрономического класса?

Сюда специально приезжают ценители красоты и большие гурманы.

Хозяйка ARTDECO STUDIO - профессиональный дизайнер интерьеров Елена Трофимова выбрала для творчества интересное направление - декорирование элементов интерьера тканями. Причем не совсем традиционными тканями, а шалями и платками известной Павлово-Посадской платочной мануфактуры. Такая неожиданная трансформация платков встречается впервые и поражает свежестью идеи.

Фото: В руках у Елены поднос 50 х 50 см, основанный на платке «Татьяна», на шее платок «Испанский», восстановленный по рисунку ХIX века.

«Любовь к шалям Павлово-Посадской фабрики пришла не сразу, - рассказывает Елена. -

Помню с детства, у моей бабушки и прабабушки были шали этой фабрики, но на меня они не производили впечатления, поскольку были расписаны яркими розами на белой или черной основе.

Я, конечно же, знала о Павлово-Посадской фабрике, её истории, но относилась к этому как к народному промыслу - это наша культура и этим надо гордиться.

Спустя много лет случайно забрела в отдел павлово-посадских платков в одном из огромных торговых центров Москвы.

Хотела купить нестандартный подарок подруге, родившейся и выросшей в Европе, тем самым удивив её.

Небезразличная продавец начала показывать мне кроме классических моделей и платки, дизайн которых был восстановлен по рисункам XIX века.

Именно эта встреча открыла мне мир шалей и платков с иной стороны. И случилась любовь на всю жизнь.

Я не представляла, насколько дизайн рисунков многообразен, красив и интересен.

Мне сразу захотелось создать что-то оригинальное с использованием этих натуральных и качественных тканей.

Я знала о существовании различных творческих проектов - от создания одежды и обуви из платков до декодирования ими мебели, но мне не хотелось повторяться, и я начала искать своё творческое направление.

Я всегда любила платки и шали, в моём гардеробе много шарфов и платков различных брендов, но павлово-посадские заняли достойное место, не уступают фаворитам подиумов ни в качестве, ни в дизайне.

В настоящий момент я разработала несколько идей для интерьера с использованием павлово-посадских платков.

Настольные лампы, абажуры которых выполнены из платков.

Причём в качестве цветовой идеи берётся именно шаль, а декор основания лампы подбирается именно под неё.

Декорирую подносы различного размера в старой технике потального золочения.

В качестве цветового и фонового носителя использую платки.

Хочу подчеркнуть, что при изготовлении предметов интерьера на первом месте для меня стоят практичность и долговечность, возможно, во мне говорит моё архитектурное образование.

Сделай объект так, чтобы потом с ним было комфортно. Это один из моих девизов!

Именно поэтому для защиты платков я использую особый, стойкий к воде лак, он прозрачен, красив и долговечен.

Конечно же я не могла не создать серию текстиля для дома в виде подушек для диванов, лавочек и гамаков.

Дело в том, что у шалей достаточно четкий и структурный центр, благодаря чему получаются подушки безумной красоты.

Рисунок у обычных тканей имеет шаг, и тяжело создать подушку как отдельную арт-единицу.

Хочу отметить и мои последние работы - это шкатулки, кофры и рамы для фото, обтянутые платками.

Они становятся замечательным дополнением к интерьеру любого цветового решения и стиля.

Вот так одна моя московская встреча переросла в хобби, а затем и в арт-проект».

В конце ноября в ARTDECO STUDIO был день открытых дверей перед рождественскими праздниками.

Посетители с удовольствием покупали подарки к праздникам из коллекции ёлочных шаров, выполненных вручную, где ткань сочетается с атласным шнуром и натуральным джутом.

Что может быть прекраснее новогоднего подарка, сделанного вручную!

Адрес: ARTDECO STUDIO

30 rue des Orfèvres
06250 Mougins Vieux Village

Время работы:

понедельник - пятница 11:00-19:00 без перерыва,

среда и воскресенье - выходные.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


artdeco-studio.myshopify.com

Facebook: ArtDeco-Studio

Ценитель искусства

Пятница, 30 ноября 2018 17:40

Аукционный дом Монте-Карло (HVMC) раз в несколько месяцев устраивает торги в Монако, и любители искусства и антиквариата с большим интересом ждут показа новых лотов. Традиционно особый интерес вызывают торги в конце года, когда антиквары представляют наиболее интересные экспонаты и, бывает, даже ценные коллекции. Перед декабрьским аукционом корреспондент МОНАКО встретился с владельцем Аукционного дома Монте-Карло (HVMC) господином Франком БАЙЕМ, который рассказал о предстоящих в декабре нынешнего года торгах.

Этой осенью уже состоялось несколько аукционов, какие лоты были наиболее интересными?

Для начала позвольте напомнить, что недавно проведённый аукцион был посвящен предметам археологии, и в первую очередь - древнеегипетскому искусству. Одним из наиболее интересных предметов стал папирус длиной почти 17 метров. Им заинтересовались многие любители старины - и присутствовавшие в зале, и следившие за аукционом по интернету. Потенциальные покупатели постоянно повышали ставки. В результате папирус был продан, когда его стоимость достигла 1 350 000 евро. Счастливым обладателем стал известный иностранный музей.

Также недавно с молотка ушла одна очень интересная коллекция бельгийской семейной пары ван Дрогенброек (van Drogenbroek). Они в течение многих десятилетий собирали бронзовые статуи и статуэтки известных скульпторов, творивших в 20-х годах прошлого столетия, а также современную живопись, в первую очередь картины кубистов. Среди лотов были интересные, запоминающиеся работы из мрамора и алебастра.

Что интересного нас ожидает на грядущих аукционах?

Хочу обратить внимание на торги, которые прошли 24 ноября.

Были выставлены мебель, предметы декора, старинные картины, предметы искусства из Азии.

Но, естественно, были предложены и предметы русского происхождения.

Данная коллекция принадлежит русскому коллекционеру, который принял решение с ней расстаться.

Безусловно, нужно очень внимательно подойти к аукциону марочных ювелирных изделий. 10-11 декабря состоятся торги, на которых мы предложим очень интересные украшения.

А ювелирные изделия - это наше основное направление деятельности. Аукционы украшений по традиции летом мы проводим в Café de Paris и в здании Яхт-клуба. В декабре - исключительно в помещении нашего аукционного дома на набережной Антуан в порту Монако.

Как всегда мы предложим феноменальные ювелирные украшения лучших западных мастеров, марочные украшения от Cartier, Van Cleef & Arpels, Dior, Boucheron, Chanel, коллекционные часы, современную живопись.

Среди лотов - старинные коробочки для украшений из золота, эмали работы французских и швейцарских мастеров XVIII века. И, как всегда, будут выставлены в большом количестве бриллианты всех размеров. Данный аукцион очень интересен благодаря хорошо структурированным торгам престижных украшений. Обычно мы выставляем от 500 до 600 наименований. Мне удаётся собрать такое количество украшений благодаря тому, что я погружен в эту профессию уже более 40 лет, имея отличные связи и в Бельгии, и во Франции в Париже, где мы сотрудничаем с кабинетом экспертизы - Cabinet d’ expertises Beauvois.

Княжество Монако меня всегда интересовало с профессиональной точки зрения, поэтому мы здесь присутствуем уже около 10 лет, а Аукционный дом Монте-Карло (HVMC) функционирует уже 6 лет. Моя супруга Шанталь Бовуа была в течение 20 лет экспертом по драгоценностям на самых престижных аукционах. Я сам 12 лет был оценщиком, специалистом по современному искусству и импрессионизму. Я также участвовал в создании аукциона Drouot в Париже, где работал в течение 6 лет. Это долгое и обоюдовыгодное сотрудничество базируется на связях, и люди, один раз побывав у нас, приходят снова и снова, приводя затем к нам своих детей.

Последние годы нам удаётся регулярно проводить торги с предметами, которые оцениваются свыше одного миллиона евро. Наш аукционный дом в Монако имеет недолгую историю, но быстро развивается.

Каковы условия покупки предметов в Монако?

Они намного более выгодны, чем во многих других странах, например во Франции. Ведь в Монако можно официально платить наличными до 30 000 евро.

И все же, что вы предложите в предновогодний период?

Специальный аукцион 8 декабря будет посвящен продаже коллекции картин Дориваль, посвященных артистам театра Comédie-Française в 20-х годах прошлого столетия. Они принадлежали актёру этого знаменитого заведения и впервые выставляются на продажу. В коллекции наибольший интерес вызывает большая картина Кес ван Донгена - нидерландского художника, одного из основоположников фовизма. Он наиболее известен как автор стилизованных женских портретов. На предлагаемой картине изображена женщина, поправляющая свою туфельку. Она полна женственности и чувственности. Картина выставлялась в Швейцарии несколько лет назад. Мы ее отчистили и привели в порядок. Это очень яркая и ценная работа Кес ван Донгена. В Монако к творчеству Кес ван Донгена относятся особенно трепетно, ведь он здесь жил, творил и умер.

Во вторую часть торгов входят современные картины, например, французского художника-постимпрессиониста парижской школы Моисея Киплинга.

Традиционно 10 и 11 декабря будут представлены изделия люкс из кожгалантереи от Louis Vuitton, Chanel, Hermes.

Если заглядывать в будущее, ждет ли нас что-то особенно интересное?

На февраль-март 2019 г. мы готовим очень интересные аукционные торги, посвященные Русским балетам Дягилева. На аукционе будет представлено практически 500 лотов - акварели, картины, портреты великих артистов. В том числе Гончаровой и Бенуа. Это частная коллекция, которую наследники решили выставить на торги. Для проведения этого мероприятия мы собираемся подключить и балет Монте-Карло. В общем, будет очень необычное мероприятие, ведь продается коллекция, которую с любовью собирали в течение 50 лет.

Когда можно будет ознакомиться с каталогами декабрьских торгов?

Они пока еще в работе, но будут представлены публике за три недели до начала торгов. Мы также выставляем их на сайты, ведь интернет тоже важная возможность для распространения информации.

 

Страница 1 из 8