×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 791.
Четверг, 10 октября 2013 15:12

Встреча в Монако

Узнав, что Марианна Ермакова (Privat Chic) и Наталья Марзоева (Русско-французские гастрономические сезоны) организуют лекцию Александра Васильева в Монако, я ждала встречи с нетерпением. Со своим одноклассником Сашей Васильевым, увы, мы встречаемся крайне редко. Однажды мне посчастливилось принять участие в его Школе в Вене и Будапеште, результатом чего стал повышенный интерес и изучение антиквариата.

Вообще, Саша - уникальный человек. Уехав из благополучной московской артистической среды во Францию в годы застоя, он страшно всех удивил. Начать с нуля в чужой стране казалось тогда самоубийством. Но только благодаря суровой западной школе жизни, Васильеву удалось получить богатейший опыт и сделать себе имя. Больше всего я уважаю Сашу за толерантноть, безграничную доброту и немыслимую трудоспособность. Несмотря на то, что он приехал в Монако всего на один день, мы смогли от души поговорить. Предлагаю вам его интервью.      

Что для тебя значит Лазурный берег?

Каждый раз, когда я возвращаюсь на Лазурный берег, то вспоминаю мою молодость. Впервые я увидел Монако в далеком 1982-м, когда впервые приехал во Францию вместе со своими французскими кузенами. Из Монтелимара мы отправились в Монте-Карло и уже тогда я поразился количеству высотных домов, которые были в новинку в ту пору, роскошной жизнью, в которой не многое изменилось, надо сказать. Монако было претенциозным местом и осталось претенциозным местом. Принцесса Грейс сделала все, чтобы это княжество засияло новым блеском.

Ведь после Второй мировой войны Монако оказалось экономически подавленным и если бы не брак принца Ренье с американской кинозвездой, героиней фильмов Хичкока Грейс Келли, оно бы никогда не стало тем Монако, каким оказалось теперь. Говорю с полной ответственностью, потому что есть другие примеры - Лихтенштейн, Сан-Марино, Андорра, Люксембург, наконец, которые так не «тянут» к себе туристов и прожигателей жизни, миллионеров, авантюристов, как тянет к себе Монако. Конечно, география помогает - берег моря, природа, красота местности, княжество. Хотя город Монако я не считаю шедевром архитектуры - это скорее нагромождение зданий на очень спокойном Лазурном берегу. Рядом есть куда более привлекательные места - Ментон,  Ницца, Вильфранш... Но Монако будет всегда тянуть людей, конечно, из-за своей особенной банковской и налоговой политики.

А как ты себя здесь чувствуешь?

Как продолжатель русской традиции эпохи Русских дягилевских сезонов, о которых знаю практически все. Помню, как в 1983 году я приехал сюда вместе с легендарной польской танцовщицей парижского ревю «Фоли Бержер» Халинкой Дорсувной. Ей было тогда 88 лет - крашеная блондинка, в элегантных нарядах носила шляпки, меняла сумки и перчатки. Она имела собственную квартиру в Монте-Карло, что по тем временам считалось большим люксом. Эту небольшую студию, стены которой были окрашены в интересный нефритовый цвет в стиле Ар Деко, она приобрела в 1928 году. Халинка пообещала меня устроить на работу в Оперу Монте-Карло, сказав - приезжай, я все организую. Места мне в ее студии не нашлось, она мне постелила матрасик в ванной комнате рядом с раритетной ванной, бросив на ходу, что матрасик очень знатный - на нем спала очень известная красавица и видная балерина Русского балета Монте-Карло Наталья Красовская. Ну, если Красовская здесь спала, тоже буду - решил я.

И Халинка меня все время подпихивала для встреч. Тогда балетной труппой в Монте-Карло руководили два очень знаменитых солиста парижской Гранд Опера - супруги Пьер Лакот и Элен Тесмар. Лакот поддерживал старинных русских балерин, знал Кшесинскую, Любовь Егорову, Ольгу Преображенскую и считался продолжателем традиций русского балета. Халинка организовала встречу, супруги меня очень ласково приняли, наобещав с три короба взять на работу. Но вскоре были уволены сами из-за очередной перемены власти в театре.

С тех пор мне довольно часто приходилось бывать в Монте-Карло без всяких творческих амбиций с приятным чувством и ощущением того, что я знаю гораздо больше о Русском балете Монте-Карло, чем многие другие.
На легендарной сцене Казино во время Первой мировой войны нашел приют Русский балет Дягилева. Сам Дягилев всегда работал в Париже, но так как военное время было экономически нестабильным для продажи билетов, а в свое время князь Монако сделал Дягилеву предложение отдать в безвозмездное пользование репетиционные залы и сцену построенного еще в эпоху XIX века театра, чтобы русские артисты могли танцевать и ставить свои спектакли. Так как Дягилев был великим кочевником, переезжая из театра в театр, Монте-Карло стало для него вторым домом до конца жизни.

Ему так же предоставили складские помещения для декораций, костюмерные и репетиционные залы, что было уже очень много. И третье, что князь предложил Дягилеву, это были недорогие отели для артистов, которых было в труппе порядка 50 человек, плюс оркестранты, человек 50, дирижеры, монтировщики, костюмеры, репетиторы и так далее. Иными словами, Русский балет состоял из хорошей команды человек 120. Расселить этих людей, платить им зарплату - было для Дягилева тяжелым делом, но он справлялся, приглашая к тому же дорогостоящих хореографов, художников - Пикассо и Матиса. Со знаменитыми российскими художниками - Гончаровым, Ларионовым,  Бакстом, Бенуа он мог еще по-свойски договориться, хотя характер у всех них был своеобразный, звезды были со своими капризами, каждый хотел особенного внимания, особенных условий.

После неожиданной смерти Дягилева в 1929 году русская традиция в Монте-Карло не опустела. Буквально через два года, в 1931-м силами остатков труппы под руководством Джорджа Баланчина был возрожден коллектив, который в 1933 году получил название «Русский балет Монте-Карло». Удивительный случай, но тогда спрос превышал предложение, русский балет был очень востребован. В ту пору над СССР опустился железный занавес и никакие советские артисты не могли выехать за границу. Но скажем правду, лучшие русские балетные силы были уже на западе, а советский балет в 30-е годы не представлял собою красивой картины, потому что Ваганова только начинала воспитывать учеников, это было до эпохи Улановой и Плисецкой, Васильева, Максимовой и Лиепы - титаны пришли позже.

«Русский балет Монте-Карло» получал заказы на гастроли из США, Австралии и уже в 1933 г. труппа балета Монте-Карло разделилась на две сестринские группы, одна из которых получила название Русский балет Монте-Карло под руководством Леона Блюма, а вторая - Русский балет полковника Василия Григорьевича Воскресенского, или как говорили французы - Де Базиля. Обе базировались в Монте-Карло, но сотник Воскресенский, уроженец города Ковно (Каунас) Де Базиль забрал все декорации и костюмы Дягилева. Артисты возобновили по памяти весь репертуар Дягилева и до 1950 г. успешно гастролировали по всему миру, особенно по Америке. Поэтому история Русского балета Монте-Карло занимает всю первую половину ХХ века. Россия бесконечно обязана крохотному княжеству тем, что были сохранены традиции русского балета.

Продолжение следует

Нина ГРИГОРОВИЧ