Вторник, 05 мая 2020 12:41

На войне как на войне

Об истории с Максимом Волконским

Елизавета Юрьевна Скобцова (мать Мария), (1891-1945)

В эти дни мы вспоминаем всех отдавших свою жизнь во имя общей победы над фашизмом.

Огромную роль в ходе войны сыграло движение Французского Сопротивления, состоявшее из организаций и подразделений, порою совершенно не связанных друг с другом.

Более 43 000 участвовавших в Résistance были удостоены наград французского правительства. В общей сложности в нем состояло до 350 000 человек.

Сколько представителей русской эмиграции связало свою судьбу с этим движением! Столь разные и по национальности, и по вероисповеданию, и по своему социальному происхождению, они жертвовали собой во имя общего дела.

Невозможно сейчас перечислить всех, безусловно заслуживающих внимания и нашей благодарной памяти! В этой статье хочу рассказать о замечательных представителях семей Оболенских и Волконских, но не могу не упомянуть Елизавету Скобцову (мать Марию) в иммиграции ставшей монахиней.

Укрывая в Париже бежавших из лагерей советских военнопленных, помогала нуждающимся соотечественникам, спасала еврейских детей.

Она погибла в лагере Равенсбрюк 31 марта 1945 г., отправившись в газовую камеру вместо другой молодой женщины.

Анна Юрьевна Марли (1917-2006)

Обворожительная Анна Марли, победительница конкурса красоты среди русских эмигранток 1937 года.

Ее отец принадлежал семье, с которой в родстве были Михаил Лермонтов и Петр Столыпин.

А кузеном ее матери был философ Николай Бердяев.

Еще ребенком, после трагической гибели отца, Анну увезли во Францию.

Анна становится артисткой балета в Монте-Карло и пишет стихи.

Она «русская муза Французского Сопротивления», создавшая «Le Chant des partisans», неофициальный гимн Французского Сопротивления.

Его даже предлагали сделать национальным гимном Франции!

Мисак Манукян (1906-1944)

Утонченный эстет, поэт Мисак Манукян был одним из лидеров Сопротивления и командиром «Группы Манукяна».

Знаменитый Шарль Азнавур поддерживал Мисака и его жену Мелинэ в тяжелых условиях подполья.

Мисак Манукян три месяца подвергался пыткам в гестапо и был казнен вместе с членами своей группы.

Сарра Фиксман, урожденная Ариадна Скрябина (1905-1944), дочь композитора Скрябина.

Сарра была женой поэта и участника Сопротивления Давида Кнута.

Под псевдонимом «Режина» она была схвачена при попытке перевести через границу группу детей.

Ее расстреляли в 1944 году. Награждена Военным крестом и медалью Сопротивления.

Памятник «Режине» стоит в Тулузе.

А сколько еще прекрасных людей с такими трагическими судьбами!


И вот несут, глаза в тумане
И в липкой глине сапоги,
А в левом боковом кармане
Страницы Тютчева в крови…

Эти строки принадлежат князю Николаю Николаевичу Оболенскому, сыну Николая Леонидовича Оболенского и княгини Натальи Степановны, урожденной Соллогуб. В 1918 г. он с семьей эмигрировал во Францию. Окончил лицей в Ницце, затем военное училище Сен-Сир, куда был принят, в виде исключения, в числе десяти русских кадетов. В 1925 г. вступил в Иностранный легион. Вскоре вышел в отставку и в 1927 г. окончил Свободную школу политических наук, после чего работал экономистом в страховой компании. Во время Второй мировой войны Николай Николаевич, не принявший французского гражданства, вступил добровольцем в 21-й Маршевый полк Иностранного легиона, был ранен и восемь месяцев провел в плену. После окончания войны был награжден Военным крестом, а в 1965 г. орденом Почетного легиона. Николай Николаевич был активнейшим общественным деятелем.

Николай Николаевич Оболенский (1905-1993)

С 1945 г. член правления, с 1947-го - генеральный секретарь Содружества русских резервистов французской армии. С 1949 г. член Родословной комиссии Союза русских дворян. В 1961-1979 гг. был председателем, а с 1979 г. почетным председателем Семейного союза князей Оболенских. Более 40 лет занимался генеалогическими и историческими исследованиями рода Оболенских. Участвовал в подготовке «Родословия князей Оболенских», изданного в 1959 году. С 1965 г. член правления Общества ревнителей русской военной старины. С конца 1960-х годов жил в Ницце. С 1992 г. член Почетного комитета Ассоциации по сохранению русского культурного наследия во Франции.

Князь Сергей Николаевич Оболенский - сын князя Николая Леонидовича Оболенского и его второй жены Натальи Михайловны Сухотиной. Приходился внучатым племянником Льву Николаевичу Толстому, детство провел в имении Ясная Поляна. Был католическим священником, видным деятелем русской эмиграции, публицист, переводчик. В 1925 г. эмигрировал во Францию с семьей. Вместе с отцом принял католичество и решил стать священником.

Некоторое время был послушником в Бенедиктинском монастыре, затем изучал философию в Папском институте Святого Ансельма в Риме. В 1935 г. поступил в римскую коллегию Руссикум, после окончания которой был рукоположен в 1940 г. в священники византийского обряда.

В 1943 году получил степень доктора философии в Григорианском университете. После войны переехал в Париж, где преподавал русский язык в интернате Святого Георгия в Медоне. В 1974 г. вернулся в Рим, преподавал русский язык и литературу в Папском Восточном институте.

Сергей Николаевич Оболенский занимался спасением пленных советских солдат, в этой деятельности ему оказали содействие не только католический клир, но и простые итальянцы. Местом, где прятали военнопленных, служил трактир, который держали супруги Альдо Фарабуллини и Идрана Монтанья, впоследствии они были награждены советскими наградами.

Сергей Николаевич организовал на вилле Тай Comitato di protezione degli ex-prigionieri dell’esercito dell’URSS (Комитет защиты бывших военнопленных армии СССР). 4 июня 1944 г. Рим был освобожден союзными войсками, а вилла Тай была объявлена штаб-квартирой Комитета покровительства бывшим военнопленным.

Президентом Комитета был князь Оболенский, он же «падре Серджо». После войны Сергей Николаевич занимался научной и преподавательской деятельностью, он умер в Брюгге в 1992 году.

Князь Сергей Платонович Оболенский-Нелединский-Мелецкий(1890-1978). Художник С. Сорин 

Князь Сергей Платонович Оболенский-Нелединский-Мелецкий был участником Белого движения на Юге России, полковник Русской армии и армии США, участник Первой и Второй мировых войн. Сын генерал-майора князя Платона Сергеевича Оболенского-Нелединского-Мелецкого и Марии Константиновны Нарышкиной. Получив среднее образование, он в течение двух лет изучал агрономию в Санкт-Петербургском университете. Затем уехал в Англию, где изучал политэкономию в Оксфордском университете. В 1914 г. возвратился в Россию и вступил в Кавалергардский Е.И.В. Государыни Императрицы Марии Федоровны полк. Кавалергардом участвовал в Первой мировой войне. За боевые заслуги на немецком фронте награжден тремя Георгиевскими крестами. После Октябрьского переворота 1917 г. служил в Белых войсках на Юге России, в звании полковника с 1920 года. После 1920 г. эмигрировал в США, став американским гражданином в 1932 году. В начале Второй мировой войны поступил добровольцем в американскую армию и получил назначение на должность начальника стратегического отдела при штабе генерала У. Донована - руководителя стратегической разведки США. Окончил в Джорджии школу парашютистов. Назначение на должность инструктора парашютистов не удовлетворило Сергея Платоновича, и он подал рапорт с просьбой о переводе в действующую армию.

Кстати, в 1943 г. он оказался самым «старым» парашютистом американской армии, поскольку сделал свои первые прыжки, когда ему было 53 года. Первым боевым подвигом Оболенского-Нелединского-Мелецкого в рядах американской армии стало участие в десанте парашютистов, выброшенном в тыл немецких войск на Сардинии. На Сардинии Сергей Платонович, прекрасно владея языками и обладая прекрасными дипломатическими способностями, убедил представителей итальянского командования перейти на сторону союзников и выступить вместе с ними против немцев. Вторым боевым подвигом Оболенского-Нелединского-Мелецкого в 1944 г. стало командование парашютным десантом в немецком тылу во Франции, с целью захвата электростанции, снабжавшей Париж энергией.

За спасение электростанции от разрушения отступающей немецкой армией награжден французским орденом Croix de Guerre. После окончания войны занялся отельным бизнесом, в 1958 г. став вице-председателем совета Hilton Hotels Corporation. Состоял членом правления Толстовского фонда. Был членом Русского дворянского общества Russian Nobility Association в Нью-Йорке.

Князья Вера Аполлоновна и Николай Александрович Оболенские. Вера Аполлоновна родилась 11 июля 1911 г. в семье Бакинского вице-губернатора Аполлона Аполлоновича Макарова.

Ее мать - Вера Алексеевна, урожденная Коломнина.

Семья эмигрировала во Францию в 1920 г. и поселилась в Париже. В 1937 г.

Вера вышла замуж за Николая Александровича Оболенского и приняла княжеский титул.

Отец Николая Оболенского, бывший градоначальник Санкт-Петербурга, умер в Париже в 1924 году.

После его смерти Николай стал старшим представителем рода князей Оболенских. Мать Николая Саломея Николаевна была дочерью светлейшего князя Дадиани-Мингрельского. Крестник вдовствующей императрицы Марии Федоровны и Великого князя Константина Константиновича, Николай, как и его отец, был воспитанником Пажеского корпуса. После захвата власти большевиками семья эмигрировала в Финляндию, затем переехала в Ниццу, позже в Париж. Николай окончил экономические курсы в Женеве. После смерти отца, совпавшей с временной утратой средств к существованию, он совершил неудачную попытку самоубийства.

К концу 30-х годов дела семьи наладились. Благодаря доходу от приобретенной в Ницце недвижимости Николай Оболенский жил значительно лучше большинства эмигрантов из России. Он не утруждал себя постоянной работой; про него говорили, что он был одним из немногих русских, который мог ездить в такси, не сидя за рулем.
В 1940 г., вскоре после оккупации Франции немцами, Вера Оболенская вошла в один из подпольных кружков, где получила псевдоним «Вики». Хорошо знавшие ее люди предполагали, что ее решение вступить в ряды борцов против оккупантов стало результатом эмоциональной реакции на страстный призыв генерала де Голля, транслировавшийся по радио из Лондона. Первые организации, составившие позже движение Сопротивления, создавались людьми правых взглядов. Кружок, в который вошла «Вики», возглавлял Жак Артюис, успешный предприниматель, с 30-х годов состоявший в одной из крайне правых группировок Франции. Скоро она стала его главным доверенным лицом. В конце 1940 г. группа Артюиса объединилась с организацией, возглавляемой Максимом Блок-Маскаром, вице-председателем Конфедерации работников умственного труда. Соратники Артюиса стремились к вооруженной борьбе, группировка же Блок-Маскара занималась преимущественно пропагандистской деятельностью. Образовавшийся альянс получил название Organisation Civile et Militaire - OСM («Гражданская и военная организация»).

Со временем организация наладила связь с представителями де Голля в Лондоне и стала одной из самых крупных и разветвленных во Французском Сопротивлении. ОСМ занималась разведывательной деятельностью, организовывала побеги за границу английских военнопленных, готовила оружие и резервистов для перехода к активным боевым действиям, которые планировалось начать одновременно с высадкой союзников во Франции. Оболенская как генеральный секретарь ОСМ принимала во всем этом активное участие. Ей было присвоено воинское звание лейтенант. Она встречалась со связными и представителями подпольных групп, передавала им задания организации и принимала донесения. В ее ведении находилась обширная тайная переписка, копирование секретных документов, составление сводок.
Среди нескольких сотен эмигрантов, принявших участие во Французском Сопротивлении, встречались очень разные люди. Среди них были сын царского министра и председателя Правительства Юга России в 1920 г. Игорь Кривошеин, Тамара Волконская по прозвищу «Красная княгиня», Елизавета Кузьмина-Караваева (мать Мария), Ариадна Скрябина (Сарра Кнут) и многие другие. После нападения Германии на СССР в среде эмигрантов, живших во Франции, неуклонно шел дрейф в сторону советского патриотизма. Однако эта тенденция увлекла далеко не всех. Вера Оболенская не разделяла просоветских настроений многих своих товарищей по борьбе с оккупантами.

Германские спецслужбы неоднократно предпринимали попытки инфильтрировать движение Сопротивления своей агентурой. Наконец, был арестован и завербован член подпольной организации «Нотр-Дам» радиооператор Тильден, через которого осуществлялась связь с Лондоном. Тильден получил от немцев задание установить контакт с руководством ОСМ, которая в тот период временно утратила каналы связи с де Голлем. В сложившейся ситуации предложение Тильдена о сотрудничестве представлялось для руководства ОСМ заманчивым. Но «Вики» была категорически против. В конечном итоге ее доводы возобладали, и операция немцев, направленная на проникновение в самое ядро ОСМ, была сорвана.
С 1943 г. новым направлением в работе Сопротивления стало установление контактов с гражданами СССР - пленными военнослужащими Красной армии и «остарбайтерами», занятыми на строительстве Атлантического вала, а также военнослужащими «восточных частей» вермахта. По линии ОСМ этим занимался Николай Оболенский («Ники»), привлеченный своей женой к активной работе в организации.

«Вики» была арестована на одной из конспиративных квартир 17 декабря 1943 года. Она содержалась в нескольких тюрьмах. Отношение к ней, по сравнению с другими заключенными, проходившими с ней по одному делу, было достаточно корректным. Изъяны в работе следственных органов гестапо и тюремной охраны позволяли узникам, содержавшимся в разных камерах, обмениваться информацией, выстраивать общую линию поведения на допросах, вводить следствие в заблуждение. Удалось также связаться с соратниками, находившимися на свободе, и тем предотвратить некоторые аресты и раскрытие явок. Тем не менее к концу февраля 1944 г. немцам удалось арестовать большинство руководителей ОСМ. Работа организации в значительной степени была парализована. Принять участие в военных действиях во время высадки союзников ОСМ не удалось: к 6 июня 1944 г. она практически перестала существовать.
Наибольших успехов в раскрытии конспиративной сети ОСМ добилась группа особого назначения «№ 716» военной контрразведки, до февраля 1943 г. работавшая в Киеве. Под давлением неопровержимых улик Оболенская перешла к последнему способу защиты - полному отказу сообщать какую-либо информацию. В связи с этим она получила прозвище Princessin ich weiss nicht («Княгиня ничего-не-знаю»).
Следствие пыталось апеллировать к Оболенской как к представительнице антибольшевистской эмиграции и склонить ее к сотрудничеству; поднимался вопрос и о «необходимости борьбы с еврейством». Но все попытки найти взаимопонимание с подследственной на идеологическом уровне не привели к нужному результату. Оболенская заявила, что Гитлер ведет войну не только против большевизма, но преследует также цель окончательно ликвидировать российскую государственность, что не дает ей возможности сотрудничать с немцами. Кроме того, она заявила, что, будучи христианкой, не разделяет идею превосходства арийской расы.
Отступая из пределов Франции, немцы увезли с собой часть узников. Оболенская была доставлена в Берлин, где содержалась в тюрьме Плетцензее, 4 августа 1944 г. Вера Оболенская была гильотинирована.
Самые высокие награды княгиня В.А. Оболенская получила от французского правительства - Военный крест с пальмовой ветвью, медаль Сопротивления и рыцарский орден Почетного легиона. А фельдмаршал Монтгомери специальным приказом от 6 мая 1946 г. выразил свое восхищение заслугами Оболенской как «добровольца Объединенных Наций». В СССР имя Оболенской было включено в список «группы соотечественников, проживавших во время Великой Отечественной войны за границей и активно боровшихся против гитлеровской Германии». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1965 г. она была награждена орденом Отечественной войны I степени.
Николай Александрович Оболенский (1900-1979). Художница А.Лазарева

А ее муж Николай Александрович 11 апреля 1945 г. был освобожден американскими войсками и вернулся в Париж.

Он очень тяжело переживал гибель супруги, и это стало основной причиной для принятия священства. Николай Александрович стал священником Свято-Александро-Невского собора в Париже (1963-1979).

Обслуживал также приходы в Биаррице, Ницце, Бордо и других городах Франции. Митрофорный протоиерей.

Вице-председатель общества Христианско-Иудейской дружбы во Франции.

Был почетным председателем Союза князей Оболенских с 1970 года.

Награжден орденом Почетного легиона (1957) и Военным крестом и медалью Сопротивления с розеткой (1963).

Он скончался 5 июля 1979 года в городе Коломб близ Парижа. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Княгиня Тамара Алексеевна Волконская, урожденная княжна Ширинская-Шихматова, родилась в 1895 г. в Санкт-Петербурге, рано вышла замуж, но муж погиб в Гражданскую войну. В 1917 г. в качестве сестры милосердия 1-го Кавказского кавалерийского полка она отправилась на Кавказский фронт, где успела приобрести боевой медицинский опыт. Сохранилось предписание командира 1-го Кавказского кавалерийского полка от 11 сентября 1918 г. с указанием сестре милосердия Т.А. Волконской отправиться к месту своего назначения в действующую армию. По окончании войны она собиралась через Кавказ вернуться в Россию, но была арестована меньшевиками и с английскими войсками оказалась в Турции. 

Тамара Волконская, руководитель медицинской службы с 4 советскими солдатами в Периге 11 августа 1944 г. Из частной коллекции.

Позже Волконская писала: «Я не эмигрантка. Я, будучи сестрой милосердия, попала к туркам в плен. Я хотела потом ехать в Россию. Но меня не пустили, там была Революция». В 1918 г. в Константинополе она устроилась работать сестрой милосердия в больницу. С помощью некоего врача происхождением из Индии и его жены-англичанки Тамара Алексеевна поступила учиться на врача. Успешно пройдя необходимый медицинский минимум, она стала дипломированным врачом. Еще несколько лет проработав в больнице в Константинополе, она накопила достаточно денег и выехала во Францию. Французские власти не разрешили ей работать по специальности, так как она не имела французского гражданства, и у нее был иностранный диплом. И здесь судьба и биография Волконской сделала очередной крутой вираж.
В Париже Волконская, со свойственной ей энергией, в складчину с другими эмигрантами открыла ателье по пошиву платья. «Я была богатой, - писала она в письме в апреле 1967 г.. - Я привезла из Турции деньги, а потом в Париже открыла мастерскую дамских нарядов». Работала для Бразилии, Аргентины и Турции, зарабатывала большие деньги. На дорогих нарядах, которые заказывали богатые модницы, Волконская нажила целое состояние и в 1938 г. смогла купить в Ля-Бурдэш, неподалеку от Руфиньяка (департамент Дордонь), каменный особняк с 37 гектарами виноградников и леса. Уже после войны Волконская так ответила на вопрос, почему она уехала из Парижа в 1940 г. и стала заниматься пропагандистской работой: «Просто потому, что туда пришли фашисты. У меня с ними старые счеты. Мой отец погиб в 1916 году и 2 брата убиты там».
В 1941-1943 гг. Волконская активно включилась в партизанское движение. Она распространяла листовки с призывами к местному населению, а затем и бойцам Русской освободительной армии (РОА) принять участие во французском партизанском движении. В своей переписке с Г.А. Нечаевым в 1960-е годы она так писала о себе: «В тот день, когда я начала партизанскую жизнь, я не стоила медного гроша! Я в политике ничего не понимаю, но я ни на минуту не забывала, что я Русская. Я не герой. Я простая рядовая Русская женщина. Но мысль о том, что там моя родина так страдает, залита кровью, во мне проснулась нечеловеческая ненависть к звериному врагу. Когда штаб меня посылал с трактатами, иногда я была очень элегантной дамой, иногда горбатой старухой, или беременной, а то и монашкой. Я не испытывала страха».
В 1943 г. Тамаре Алексеевне поручили сложнейшую работу: вести агитацию среди бойцов РОА, которых немцы в большом количестве привезли во Францию для тыловой службы, строительства укреплений на случай высадки американо-британских войск и для борьбы с Французским Сопротивлением. Воззвание, написанное рукой Тамары Алексеевны: «Русским солдатам в германской армии… Ваша Родина освобождена! Освобождайтесь сами! Не становитесь сообщниками тех, которые уничтожили жилища и заставили страдать ваших родителей, братьев, невест, жен, детей, и тех, которые убили столько Ваших братьев и уничтожили столько замечательных осуществлений социализма».
В конце 1942 - начале 1943 гг. в Дордони и других местах стали активно действовать партизанские отряды. Волконская приняла участие в военных действиях, сражаясь в рядах партизанского отряда под руководством капитана А. Хетаурова. Партизаны Хетаурова помогали союзникам в освобождении юго-западной части Франции.
Чтобы не вызывать подозрений у немецкой администрации и иметь возможность передвижения, Волконская раздобыла поддельные документы на имя Терезы Дюбуа. Советские партизаны называли ее «Красной княгиней», а французские - «Ля Прэнсэс». «Я лично работала, имея бумаги на имя француженки Дюбуа, что обеспечивало мне, в случае пленения немцами, просто расстрел, без доискивания, кто, что и откуда. Партизанское командование снабжало меня печатными прокламациями и подвозило на машине за два-три километра до немецкого расположения. Дальше я действовала, руководствуясь инстинктом. Помню, как за один день перебежало в «маки» 85 бывших советских бойцов в полном вооружении» (речь идет о РОА и «власовцах»).
Волконская установила связь с командованием 1-го батальона вольных стрелков и партизан (FTPF), где командиром был майор «Эркюль» - Роже Ранукс, впоследствии полковник, командующий Французскими внутренними силами (FFI) департамента Дордонь. Свой особняк Волконская превратила в госпиталь, где лечила десятки раненых французских партизан, бежавших из лагерей, а позже советских воинов. Ей помог боевой опыт Первой мировой войны и медицинское образование, полученное в Турции. Она закупала на свои средства еду, одежду, медикаменты. Речь, скорее всего, может идти о хирургических операциях для раненых бойцов и партизан, а также терапевтическом лечении бежавших из концентрационных лагерей узников. В одном из ее немногочисленных писем она обмолвилась, что для кипячения медицинских инструментов она использовала большую металлическую бадью, где раньше готовилась похлебка для многочисленного скота, обитавшего на ферме.
Тамара Волконская продолжала распространять листовки и призывы. Она описывает один трагикомический эпизод из своей партизанской деятельности. «…Мы вышли на дорогу Периге - Версан. Направо гора, покрытая кустарником, налево заливной луг. На повороте довольно далеко идут фашисты из дивизии SS Das Reich. Офицер стоит на танке и в бинокль смотрит. Спрятаться некуда. Албер Каре говорит - смерть идет. Я ответила: «Не наша». И в одну секунду у меня созрел план. Говорю: вали меня, обнимай, насилуй. Он не понял. Я говорю: скорее, и его по морде вижу, понял. Валит меня, хочет целовать, я вовсю отбиваюсь, ногами, кулаками, оба повалились в канаву. Моя корзинка с трактатами и его мюзет полетели в траву, и мы точно озверели. Мое платье порвано, его рубашка тоже. Фашисты это видят и хохочут вовсю. Аплодируют. Не остановились. Прошли».
В ответ на активизацию партизанских действий, гитлеровцы 31 марта 1944 г. разрушили и сожгли много местечек и сел, в том числе Руфиньяк. Волконская была арестована по доносу, ее пытали в гестапо, сломали и искалечили правую руку. Позже в постскриптуме своего рукописного письма 1965 г. в адрес общества «Забытые могилы» она так охарактеризовала ситуацию с поломанной рукой: «Я не умею хорошо писать по-русски, да и к тому же немцы мне поломали руку». Однако прямых улик у нацистов против Волконской не нашлось, ее освободили, установив за ней слежку. Несмотря на угрозу повторного ареста, Волконская продолжила свою медицинскую и агитационную деятельность.
При освобождении Дордони от оккупации Волконская в качестве врача 7-го батальона и в чине лейтенанта франтирер и партизан (FTPF) отбыла на фронт в район освобожденных портовых городов на Атлантическом побережье Франции. Позже она приняла приглашение возглавить медико-санитарную часть сборного пункта № 59 советских репатриантов в Бриве, департамент Коррез. Одновременно Волконская материально помогала таким же сборным пунктам в Бордо и Тулузе. До марта 1945 г. на свои средства лечила раненых и больных и приобретала необходимые медикаменты. Можно с уверенностью сказать, что война и бескорыстная помощь раненым разорили княгиню. Уже будучи больной, в письме полковнику Синицыну от 29 сентября 1965 г. Тамара Волконская так описывает реакцию своего лечащего врача на ее самовольную поездку в Периге на встречу со своими боевыми товарищами: «Ну и бранил же он меня за поездку в Периге. Говорил, что Вы делаете? Вы на Ваших Русских патриотов во время войны отдали и здоровье, и состояние. Вам это никто не вернет. Я ему ответила словами Тютчева, что умом Россию не понять, аршином общим не измерить. Россию можно лишь любить, в Россию можно только верить. Он положительно обалдел от моих слов. И говорит, непонятный вы народ!..»
В 1945 г. Тамара Алексеевна приняла советское гражданство и получила советский паспорт. Непродолжительное время была арестована французским правительством и сослана на Корсику за участие в Сопротивлении и репатриации советских граждан. «Меня выслали на Корсику. 8 месяцев. Т.к. это было нелегально, то не в тюрьму, а я жила на мой счет в отеле. Стоила мне эта депортация 500 000».
В последующие 1950-60-е годы Волконская вела активную переписку с Министерством обороны СССР, обществом «Забытые могилы», советским консульством и посольством в Париже с просьбами о перезахоронении останков советских солдат и партизан. Спустя 20 лет по окончании войны Волконской удалось исполнить свою клятву мертвым, она перезахоронила прах солдат и офицеров, переписала их чины и фамилии и отправила эти сведения в СССР. Волконская много сделала для достойного захоронения и перезахоронения других советских солдат и узников концлагерей, воевавших и погибших на территории Франции. Умерла Тамара Алексеевна 3 июня 1967 г. и была похоронена на кладбище города Плазаке. Франция наградила Тамару Волконскую орденом Croix de guerre и медалью Médaille des Services militaires volontaires (Военным крестом с бронзовой звездой и медалью Добровольной военной службы). А 7 мая 1985 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Тамара Алексеевна Волконская была награждена орденом Отечественной войны II степени, посмертно.
Вечная память русским героям!