Среда, 03 августа 2016 19:31

Что нам стоит дом построить?

Продолжаем начатый в прошлом месяце разговор с руководителем АРХИТЕКТУРНО-ДИЗАЙНЕРСКОГО БЮРО ОЛЬГОЙ КУШНАРЕВОЙ-ЛЕОНЕ, сегодня расспросим ее непосредственно о созданном ею бюро, которое предлагает своим клиентам то, что не могут предложить ни многочисленные мебельные салоны, ни архитектурные мастерские, ни дизайнерские студии. Причем выбирают арт-бюро не только за большую практическую деятельность и красивые работы, но и за удобство осуществления самого процесса реализации проектирования по всему миру.

Ольга, скажите, для создания Архитектурно-дизайнерского бюро в 2005 г. что стало главным толчком - вопросы внутреннего расширения деятельности или запросы клиентов?

Предпосылкой создания бюро стало как достижение собственной профессиональной зрелости, так и безусловный беспрецедентно высокий спрос на услуги в сфере дизайна и архитектуры в те годы. На волне этого интереса была создана многопрофильная компания, включающая в себя проектное бюро, службу сервиса, строительное подразделение, цех по пошиву текстильного декора и салон мебели. Таким образом мы охватили все основные аспекты реализации частных объектов.

С какими проблемами бюро столкнулось вначале и какое направление работы стало приоритетным?

Как все молодые и активные, мы пережили «проблемы роста». Имея в рабочем списке до 40 проектов одновременно, мы занимались структурированием компании, обучением персонала, отслеживанием рыночной конъюнктуры. Участвуя в объектах больших государственных корпораций, учились проходить экспертизы проектных департаментов и сметных отделов. Именно благодаря этому опыту у нас сейчас налажен выпуск максимально стандартизированной и подробной проектной документации и мы крайне «выносливы» в прохождении внутренних проверок в компаниях наших некоторых крупных заказчиков.

В процессе работы шли изменения и в структуре компании. Так, расширение географии проектов и изменение потребностей заказчиков привели к отказу от собственной строительной компании. Потребитель хотел видеть и участвовать в тендерном отборе участников своей стройки, а за пределами Москвы и Санкт-Петербурга собственные строительные ресурсы вообще проигрывали конкурентную борьбу. Так мы закрыли собственное строительство и, сохранив основной инженерный состав, реорганизовали службу технического заказчика.

На чем вы конкретно теперь специализируетесь?

Вот уже на протяжении 6 последних лет мы осуществляем все основные функции проектно-строительного процесса:

- экспертизу проектной документации,

- экспертизу нормативно-правовой составляющей,

- организацию тендера на строительство,

- подбор подрядчиков (строители, инженеры, поставщики),

- общее планирование работ и финансирования,

- осуществление технического надзора за реализацией проекта.

Говоря простым человеческим языком, управляем всем процессом по поручению заказчика. Конечно, чтобы получить подобный карт-бланш, мы проходим достаточно интенсивный период общения с заказчиком, доказывая делами и цифрами свою способность к этой работе. Обычно экспертизы, составление смет и планирование начинается еще на стадии проектирования.

Архитектура и дизайн были и остаются нашим лицом, визитной карточкой, и именно стремление заказчиков реализовать задуманное совместно с нашим бюро приводит их в нашу службу технического заказчика.

Получив и согласовав с нами бюджет и графики строительства и финансирования, заказчик не участвует более в процессе. Бывает, что самые «продвинутые» вообще приезжают только на сдачу объекта. Мы регулярно, опять же согласно графикам, информируем их о ходе работ (предоставляется как фото, так и видеофиксация по требованию договора, и акты выполненных работ). Задача заказчика - не нарушать график финансирования. Наша задача - соблюдать согласованный бюджет и сроки работ. Собственно, в конечном счете, всех интересуют только эти два аспекта.

С чего началась география заказов и в каких странах вы теперь осуществляете проекты?

Начинали мы в Москве и Подмосковье, почти сразу появились проекты в Сочи, дальше - Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Байкал... и уже позже Лондон, Сардиния, Лазурный берег, Пальма-де-Майорка, Иордания. Первый проект в Лондоне подтвердил востребованность службы заказчика именно для зарубежных проектов. Заказчики, имея наш проект квартиры, не смогли справиться с потоком разрозненной информации и необходимостью контролировать сложный процесс.

Сейчас, работая как технический заказчик над строительством большого семейного дома в Лондоне, мы контролируем более 50 различных подрядных организаций и тесно сотрудничаем с юристами по всем спорным вопросам. Отстаивание интересов заказчика в правовом поле страны, где идет строительство, зачастую становится приоритетной задачей. Полученный нами опыт позволяет определять эти приоритеты для разных стран: например, в том же Лондоне редко возникают проблемы с качеством ведения работ, сроками, нормами безопасности, но крайне высок риск попыток нарушения согласованных бюджетов. Подрядчики пользуются размытыми формулировками и различными лазейками в стандартных юридических соглашениях для многократного увеличения согласованной сметы и могут вступить в серьезную конфронтацию с заказчиком в своем стремлении получить дополнительную прибыль. На юге Франции соблюдать бюджет проще, но гораздо больше проблем с качеством и со сроками. В Испании еще больше проблем и усилий по их разрешению возникает именно с качеством работ.

Есть ли в лексике вашего Архитектурно-дизайнерского бюро слова «нет, не можем выполнить, не беремся осуществить» и как решаются самые неожиданные запросы?

В нашем портфолио строительство домов до 2000 кв.м, дизайн до 6000 кв.м, ландшафтные проекты с прудами, огромные витражные купола, многометровые бассейны - мы можем реализовать все, что прошло все необходимые стадии проектирования и осмечивания. То есть любая неадекватность уже устранена - проектные решения и бюджет согласованы. Если понимания как выполнять и на какие средства у заказчика нет, или они расходятся с реальностью, то мы, конечно, за подобную работу не возьмемся.

Трудно ли работать с иностранными заказчиками?

Напротив, такое общение больше формализовано, в хорошем смысле слова - меньше эмоций и необоснованных претензий, больше следования подписанным договорным обязательствам.

В остальном же все процессы одинаковы: экспертизы, договоры, сметы, выезды инженеров, менеджеров и архитекторов на объекты. В нашей компании работы ведутся на трех языках - русском, английском и французском. Инженеры и менеджеры кроме русского владеют английским и французским, импорт-отдел - английским, французским, итальянским, испанским. Архитекторы работают в паре с менеджерами или пользуются услугами переводчиков на месте. Обычная форма работы для международных компаний.

Есть ли у Артбюро излюбленные направления работы или ваши специалисты решают любой заказ?

Мы не работаем в минимализме. Можем искренне похвалить качественную работу коллег в этом стиле, но сами проектировать не будем. Наш конек - классика, от традиционных репродукций до современных эклектичных решений (безусловно, все проекты фасадов проходят согласование в местных органах надзора, до окончания проектирования и начала строительства). Особенно нравится работать по стилистическому воспроизведению локальных архитектурных и дизайнерских традиций. Как мы уже рассказывали вам, на Лазурном берегу мы успешно работаем в стиле бель эпок и уже получали одобрительные отзывы местных властей на наши проектные решения. А недавно законченное строительство виллы в Пальма-де-Майорка, в традиционном майорканском стиле, с резным камнем и мозаичными панно, по слухам, вызвало положительную реакцию даже у местных жителей: «...молодцы эти русские, не стали строить еще одну коробку из бетона и стекла, а смогли вписаться в историческую застройку острова...»