Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

Анна Нетребко, Юсиф Эйвазов: на сцене и за кулисами

1 февраля 2018 года в Гримальди форуме состоится концерт Анны НЕТРЕБКО и Юсифа ЭЙВАЗОВА в сопровождении Симфонического оркестра Ниццы. В ожидании оперного чуда поговорим с солистами...

Доводилось ли вам раньше бывать в Монако?

А. Н.: Монако - прекрасная страна. Как туристы мы были в Княжестве много раз, много раз были проездом. 1 февраля выступим в Гримальди форуме.

Выступление будет зимой, как вы защищаете свой голос в непогоду?

Ю. Э.: Стараемся не гулять по холоду за день до выступления. А в остальном все как обычно. Единственно, на шею повяжем шарф.

Близка ли вам французская оперная культура?

А. Н.: Я много исполняла французской музыки, в основном произведения Массне. Можно сказать, долго «плавала» во французском репертуаре. Сейчас в основном перешла на итальянский.

Вы подписали контракт об эксклюзивном представительстве с холдингом «Берин Арт Менеджмент». Как вам работается с Максимом Бериным?

А. Н.: Максим - очень профессиональный человек, динамичный. Сразу отвечает на все вопросы, всегда на связи.

Ю. Э.: Очень важно, что он умеет «разруливать» сложные ситуации. Так же как и нам, ему тоже нужно время. У нас уже случилось много хорошего, мы готовимся к мировому турне, только нужно понять - когда и как.

Мы связываем с Максимом большие надежды, много ожидаем от сотрудничества. Он очень сильный и профессиональный менеджер.

Хотелось бы, чтобы все продолжалось так же и дальше. Работа менеджера очень важна. Но организация выступлений - это работа команды, где у каждого есть свои задачи.

С таким напряженным графиком передвижения по миру - премьера в Мариинском, выступления в Австралии, Италии в «Ла Скала», Нью-Йорке, Монако, Лондоне - как вам удается выдерживать такой темп, что дает силы и вдохновение?

А. Н.: Наверное, силы дает любовь к музыке, и если бы ее не было, то не было бы смысла во всем этом.

Ю. Э.: Да, любовь к любимому делу - прежде всего. Когда занимаешься любимым делом, как бы ни было тяжело - получаешь удовольствие.

А. Н.: Сейчас у нас самые лучшие насыщенные годы, и нужно использовать все возможности. Потом, через пару-тройку лет можно будет немного расслабиться, сбавить обороты.

Ю. Э.: А сейчас расслабиться не получается, потому что есть определенный репертуар, на который нужны силы и хороший возраст. Как раз сейчас мы «в самом соку», и не хочется отказываться от интересных предложений, которых очень много. При этом организовать жизнь между Нью-Йорком, Веной, Москвой, Питером и другими городами непросто.

А. Н.: Благо в семье есть мужчина умный, организованный, который все держит под контролем.

Когда вы переезжаете из города в город, удается что-то посмотреть в свободное время, и что вас интересует в первую очередь - музей, парк, прогулки по городу?

А. Н.: Все зависит от погоды. Если погода хорошая, мы много гуляем. Если с нами сын, то много находимся на воздухе. (Нетребко и Эйвазов воспитывают 9-летнего Тьяго, сына Анны и баритона Эрвина Шротта. - Прим. ред.). У него тоже насыщенная культурная программа.

Ю. Э.: Когда приезжаем в новый город, то репетируем и выступаем. На следующий день, как правило, остается пару часов для ознакомления с достопримечательностями. Когда приезжаешь в новое место, хочется посмотреть все. Но на следующий день опять ждет концерт и надо улетать…

Где вы себя чувствуете комфортно, куда хочется возвращаться, как к себе домой?

А. Н.: Наш дом в Вене, хотя, порой, не бываем там месяцами. Заезжаем лишь на один день, чтобы поменять чемоданы и взять нужные вещи. Вена очень хороша. Нью-Йорк мы тоже очень любим, много времени там проводили. Прошлое лето жили в Зальцбурге, где готовили новую постановку. А затем перебрались в Милан на 2 месяца.

Ю. Э.: Дом - это где ты находишься. Прилетел в Нью-Йорк на 2 месяца - это твой дом, прилетел в Вену на 3 месяца - там твой дом.

Не утомляют переезды?

А. Н.: Я совсем не люблю ни аэропорты, ни самолеты.

Ю. Э.: Это вынужденная ситуация. Если бы мне сказали: «Все, с завтрашнего дня ты никуда больше не летаешь», я бы согласился! «Застыл» бы на пару лет, потом опять куда-нибудь полетел. Для нас такая жизнь - рутина. Бывают и короткие перелеты на день или полдня, на концерт или мероприятие. Да, в частном самолете есть преимущества, но все равно это путешествие, ты должен приехать в аэропорт, сесть на самолет, улететь, спеть, вернуться. К тому же по гороскопу я Телец, мне нужна земля, в воздухе ощущаю некоторый дискомфорт.

А. Н.: Теперь будем чаще бывать в Вене. Тьяго проучился 3 года в специальной школе в Нью-Йорке, а сейчас мы записали его в интернациональную американскую школу в Вене, посмотрим, что получится. Надеюсь, все будет хорошо. По крайней мере, он рад.

Ю. Э.: Он абсолютно готов. Тьяго умный и очень общительный мальчик. Есть просто некоторые вещи, которые он еще не совсем понимает, но, думаю, научится. Для того и нужны учителя, социализация. Прогресс у него за последние годы колоссальный, он меняется. А насчет путешествий - он это делает с первых дней своей жизни.

Если вернуться к вопросу о Вене, чем город для вас привлекателен?

А. Н.: Жизнь там очень хорошая, спокойная, размеренная. В этой стране очень любят и уважают певцов. Музыкальная жизнь очень насыщенная, постоянно происходят какие-то яркие события. Хотя мы не всегда успеваем на них попасть, но, по крайней мере, приятно, что людей искусства ценят. Любое музыкальное событие отражается на первых полосах газет.

Вы поете на лучших сценах мира, но есть ли какой-то любимый театр, где хочется осесть?

А. Н.: Я бы ничего не выбрала. Я не хочу петь в одном месте.

Ю. Э.: Мой самый любимый - Большой театр. Меня в нем все устраивает, мне в нем все нравится: атмосфера, архитектура, как гримерки сделаны, как закулисье работает. Если оттуда поступают какие-то предложения - сразу соглашаюсь. И город, в котором он находится, Москву, я очень люблю. Насчет того, чтобы жить здесь, правда, не знаю… А приезжать очень нравится.

Где вы выступите в ближайшее время?

А. Н.: Будет концертное исполнение «Манон Леско» в Петербурге. В Зале Чайковского в Москве выступим в феврале. Также в феврале выступим на открытии фестиваля «Владимир Спиваков приглашает…» в Минске. Затем в мае будет выступление в Лондоне в Royal Albert Hall.

Что для вас важно при выборе места выступления?

Ю. Э.: Всегда ориентируемся на зал. В плохих залах не выступаем, нам нужна хорошая акустика. Пусть зал будет меньше, но он должен быть достойным. Безусловно, важен и оркестр, и, конечно, дирижер. Вот 3 важные составляющие, которые мы ставим во главу угла.

10 февраля вы впервые выступите в Минске с Владимиром Спиваковым, вам доводилось с ним выступать раньше?

Ю. Э.: Мы выступали вместе в Вене, в «Музикферайн». Готовили с ним новогоднюю программу с потрясающей энергетикой. У нас есть общий проект, который сейчас готовится - большой концерт на Красной площади 13 июля по случаю Чемпионата мира по футболу. Там выступят Пласидо Доминго, Денис Мацуев и, естественно, будет Владимир Спиваков со своим оркестром.

А. Н.: Говоря о совместной концертной программе, добавлю, что мы стараемся включать в нее как произведения известных композиторов, так и менее популярных. Публику надо воспитывать. Обидно, когда спрашиваешь, что вам понравилось больше всего, а тебе отвечают: «Последнее произведение с шампанским».

Очень важно понимать, какой зал и чего ждет публика. Например, слушатели Зала Чайковского будут разочарованы, если мы их будем «кормить» «сладким десертом». Сегодня мы примерно представляем, где какая публика и чего она от нас ждет. К тому же нам нужно делать равносильные концерты, где мы выступаем примерно поровну. У теноров репертуар намного богаче, чем у сопрано. Они - короли маленьких арий. Тенора выходят, поют одну минутку, а мы страдаем дольше, исполняя 10-минутную арию Татьяны. Так что приходится выискивать сбалансированный репертуар.

В сентябре вышел альбом Romanza в сотрудничестве с Игорем Крутым, каково ваше мнение?

Ю. Э.: Замечательные и лиричные песни, довольно сложные, с большим диапазоном, с серьезной оркестровкой Лондонского симфонического оркестра. Некоторые из песен претендуют на хорошее место в современной классической музыке. Есть и такие, которые можно исполнять на больших праздничных мероприятиях, скажем, на открытии олимпиад.

А. Н.: Иногда бывает, что нужно выступить, а нет ничего подходящего. Произведения с хором очень востребованы, и публике они очень нравятся. Работа над этим альбомом велась целый год. Записывали в Нью-Йорке, Лондоне и Вене. Некоторые из этих песен по сложности сравнимы с оперными ариями.

Когда вы выступаете вместе, это проще или сложнее?

Ю. Э.: Мы, естественно, привыкли друг к другу. Но мне петь с Аней сложнее, чем с кем-то другим. Она гениальный партнер, гениальная певица. И публика тут же начинает сравнивать - как исполнит свою роль муж Анны. Я стараюсь, чтобы вокал не пострадал, и иногда приношу в жертву режиссуру. А Анна начинает играть.

А. Н.: На концертах у нас абсолютно одинаковый успех.

Как вы выбираете себе костюмы?

А. Н.: Во время пения размер грудной клетки певицы меняется до 10 см, поэтому я не могу петь затянутой. Мне нужно чувствовать себя свободной и хорошо выглядеть. Я люблю костюмы с «наворотами», люблю одеваться эффектно, современно. Люблю смешивать разные стили. Сама хожу по магазинам, смотрю и выбираю. В общем, меня можно назвать шопоголиком.

Ю. Э.: Мужчинам проще - надел фрак и все. Шопинг у меня происходит приступами. Могу приехать в Милан и вообще ничего не купить, а могу приехать и сразу накупить чемодан разной одежды.

Анна, вы весьма активны в социальных сетях.

А. Н.: Мои подписчики в основном - женщины, в большинстве - русскоговорящие. Я выставляю на свою страничку все то, что происходит со мной в жизни. А это каждый день яркие и интересные события. Стараюсь ставить только позитив, чтобы дарить людям свет, надежду и радость. Мы никогда не участвуем в скандалах и разборках. Обходим и политические посты. Мы занимаемся искусством. И об этом - сколько угодно.

Как вы относитесь к похудению?

А. Н.: Не худела никогда и не буду. Какая есть, такой и останусь. У меня иногда полнеют щеки на пару дней, а потом все возвращается в норму. Нет цели похудеть. Я считаю, что для своих лет я выгляжу вполне прилично, и, видно, поэтому против всевозможных диет. Не нужно всем быть одинаковыми.

Ю. Э.: Все забывают, что Анна - оперная певица. Кто разбирается в опере, знает, что оперные певицы не бывают худыми.

А. Н.: Все зависит от того, какой репертуар вы исполняете. Если легкий репертуар - одно дело, если серьезный, то возникают совсем другие физические нагрузки. Что касается спорта, то я занималась им всю жизнь - легкой атлетикой и баскетболом. Больше в моем возрасте, наверное, уже и не нужно. Но сейчас стараюсь много ходить, иногда плаваю. Во время пения я испытываю такие серьезные физические нагрузки, что за спектакль могу терять до 2 кг.

Скажите, а дома кто отвечает за выбор блюд?

А. Н.: У нас разные вкусы - муж ест одно, я - другое, и, как правило, в разное время.

Ю. Э.: Я практически отвык от нашей кавказской кухни. Она для меня очень жирная. К тому же после 40 лет надо внимательно следить за тем, что ты ешь. Нужно, чтобы рацион был разнообразен - было и мясо, и рыба.

Вы представители разных культур. Как это сказывается на семейной жизни? Есть ли совместные семейные традиции?

Ю. Э.: Я бы сказал, что у нас просто разное видение каких-то вещей. Необходимо терпение, спокойствие. С нашей работой оно особенно нужно. Хочется иногда просто полежать и посмотреть примитивный сериал. Я бы назвал это, как «перезарядить батарейку».

Есть ли у вас друзья в сфере культуры, на которых можно положиться?

А. Н.: Положиться нельзя ни на кого.

Ю. Э.: Друзей из шоу-бизнеса у нас нет. Наши друзья - это люди абсолютно нейтральные. У Ани есть свои, а у меня - свои. Люди, с которыми я могу поделиться всем, поговорить на любую тему. Друзья Ани и мои друзья стали нашими общими. Но дружба - это интим. Друг - это человек, которому ты можешь рассказать абсолютно все. Их не может быть много. Что касается профессиональных отношений, то я называю их товарищескими. Среди коллег есть очень хорошие люди. Ты с ними можешь быть в приятельских отношениях, но не быть другом. Друзей не может быть 100 человек.

Анна, создается такое впечатление, что у вас все складывается в жизни легко.

А. Н.: Не могу сказать, что все легко дается. Выступления - очень, очень большой труд.

Анна, вы человек очень позитивный. Расскажите, как не терять силу духа?

А. Н.: В принципе, сила духа либо имеется, либо отсутствует. Может быть, ее можно воспитать. Я 17 лет прожила в Санкт-Петербурге, работала в Мариинском театре. Театр не простой, чтобы здесь выжить, нужно иметь бойцовские качества, и закалка формировалась с годами.

Слушаете ли вы дома музыку?

Ю. Э.: Дома у нас царит божественная тишина. Дома нам нужно отключиться. Ну а в машине я слушаю совершенно разную музыку.

А. Н.: У нас разные музыкальные вкусы. А я люблю хип-хоп.

В каком театре вы чувствуете себя наиболее комфортно?

А. Н.: Без разницы. Сцена есть сцена.

Ю. Э.: В Большом театре.

А. Н.: Я на сцене всегда выступаю лучше, чем в классе.

Мне кажется, что на сцене со мной происходит какая-то магия.

Ю. Э.: А я вначале, когда выходил на сцену, то тупо проваливался. А сейчас все, что я делаю на репетиции, это рабочие моменты.

Анна, вы имеете титул придворной певицы...

А. Н.: Да, в Австрии меня называют «Фрау Каммерзингерин».

Для певца получить такой титул - большая честь. Мне очень приятно, и я очень благодарна!

Спасибо вам за разговор, ждем с нетерпением концерта в Монако!

Интервью организовано и фотографии предоставлены «Берин Арт Менеджмент»

 

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version