Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

Этикет как образ жизни

Идея этой статьи пришла на рейсе Москва - Ницца, после того, как в очередной раз я восхитилась, насколько профессиональны и прекрасны стюардессы компании «Аэрофлот».

Возможно, некоторые читатели помнят случай, когда одна авиакомпания не пустила на борт двух девочек-подростков в леггинсах (лосинах). Многие перевозчики предупреждают, что могут отказать пассажирам, которые своим внешним видом могут смутить или оскорбить других пассажиров. Одеваясь прилично в путешествие, мы проявляем уважение к себе, авиакомпании и другим пассажирам. Конечно, одежда должна быть удобной, чистой и аккуратной.

Casual - не значит неопрятный. На нас могут быть надеты хорошо пошитые брюки, блузка, рубашка, туфли на сплошной подошве.

Мы не будем напоминать о необходимости принимать душ и пользоваться дезодорантом. Но напомним, что освежать парфюм ни в самолете, ни до него особо не нужно. Даже если мы только что купили его в магазине беспошлинной торговли. В замкнутом пространстве от резких запахов у нашего соседа может случиться приступ астмы или аллергии.

Социология нам в помощь

Да, очевидно, что самолет - самое безопасное средство передвижения, которое далеко позади оставило автомобиль, а уж тем более мотоцикл или велосипед. Не потому ли, что в сегменте авиаперевозок для пассажиров и сотрудников авиакомпаний изначально были строго определены правила безопасности?

Если при снижении самолета загорается сигнал «пристегните ремни» - это не «встаньте все и выстройтесь в очередь в уборную». Мы провели довольно объемный опрос, который показал, что подавляющее большинство людей ждут именно сигнала «пристегните ремни», чтобы отстегнуть их и направиться по коридору в хвост самолета.

Когда-то русский математик, социолог Владимир Лефевр вывел теорию о том, что существуют две этические системы. Он описал их в своей книге «Алгебра совести», где рассказал сказку. Есть два игрушечных замка - и дракон с человеческим лицом. Из первого замка выходит безоружный бумажный человечек и предлагает дракону дружбу. Дракон сжигает его. Из второго замка выходит человечек со шпагой и вступает в безнадежный бой - дракон сжигает и его. Каждый замок канонизирует собственного героя. Спустя века первый человечек рассматривается жителями второго замка как трус, не посмевший взять в руки оружие; человечку со шпагой обитатели первого замка отказывают в силе духа.

Владимир Лефевр сотрудничал с американской администрацией во время подготовки к встрече Рейгана и Горбачева в Рейкьявике в 1986 году. Эти переговоры о взаимном ядерном разоружении положили конец холодной войне. Он объяснил американцам суть своей работы и предложил, чтобы советский лидер смог представить снижение напряженности как односторонний шаг СССР («Мы достаточно сильны, чтобы позволить себе этот шаг»), так как он ждет реакции не только собеседника, но и собственного народа. А Рейган объявит о компромиссе, что понравится американской нации. Договорились, что американцы и русские согласуют уровень снижения напряженности, а официальных деклараций будет две. Добро и зло: этический компромисс и этическая конфронтация.

И второй пример, который мы обычно даем, когда начинаем разбирать конфликты. Представим себе широкую дорогу, по которой идут машины. Каждый водитель стремится побыстрее добраться до места назначения, и, торопясь, водители мешают друг другу, а поэтому то и дело разгораются конфликты. Затем просим представить две дороги. Водители на первой дороге поднимаются в собственных глазах и в глазах других водителей, если уступают друг другу. А водители машин на второй дороге считают, что теряют свое лицо, когда уступают.

Что нам это дает? Десятки выводов, самый простой из которых: люди, которые встают в очередь сразу после сигнала «пристегните ремни», скорее всего считают, что они могут себе это позволить. Вывод об этической системе очевиден. То же касается людей, борющихся за право пользоваться телефонами на взлете и посадке и громко его отстаивающих. Это правило. Абсурдно ли оно, сколько компаний его уже отменили - не наше пассажирское дело ругаться с бортпроводником, выполняющим свои обязанности. Не он это правило к тому же придумал. Нас просят вынуть наушники и не пользоваться телефоном, чтобы в случае внештатной ситуации ничто не помешало мгновенно привлечь наше внимание.

Спинки кресла, подлокотники и дети

Наверное, каждый из нас был свидетелем скандала из-за не вовремя откинутой спинки кресла. Есть, конечно, люди, у которых отсутствует сочувствие к другим.

Однажды я видела сцену, как взрослая дама до упора откинула спинку кресла, когда молодая женщина, сидящая сзади, пыталась покормить маленького ребенка. Попросив даму временно потерпеть неудобства, молодая мать нарвалась на скандал. Дама настаивала, что она заплатила за свое право и намерена воспользоваться им, невзирая на неудобства тех, кто сзади. Как минимум надо убедиться, что мы не сломаем чужой ноутбук и что человек сзади не уперся головой в кресло, которое мы собираемся откинуть. На столике заднего соседа может стоять стакан с горячим чаем, да много еще чего. Надо проявить куртуазность. Оглянуться и убедиться, что нам ничто не мешает расположиться комфортней.

По поводу подлокотников газета «Уолл стрит джорнал» проводила опрос экспертов, и они все, за исключением одной дамы, согласились с тем, что человеку, оказавшемуся зажатым на центральном месте между двумя сидящими более комфортно людьми, полагается использовать оба подлокотника. Дама была, видимо, поклонницей «армрестлинга».

Если уж мы коснулись детей, господа, то нашим детям, стучащим ногами в спину соседа спереди, нужно постараться объяснить, что этого делать не надо. Скорее всего, ребенок будет все равно ее задевать, поэтому как минимум лучше снять ему ботинки. Если нас раздражают чужие дети, надо помнить, что успокоить их нужно просить родителей.

Если возникает такой вопрос, в самолете вполне допустимо снять обувь, если мы уверены в чистоте и отсутствии аромата наших носков. Снимать носки мы бы не рекомендовали. И нужно помнить, что показывать пятки нашему соседу или соседу по ряду - неэтично. Если мы в полупустом ряду сели в позу лотоса или свернулись калачиком, чтобы поспать - мы прикроем ноги пледом.

Когда возникла необходимость выйти, надобно извиниться перед медитирующим соседом за то, что приходится его беспокоить. Если сосед европеец, он, скорее всего, извинится в ответ, так как в европейском обществе принято извиняться тому, кого, собственно, побеспокоили. И конечно, выйти мы постараемся до или после сервиса. Тележка, которую бортпроводникам приходится двигать, чтобы мы как-то просочились - не совсем маневренная и очень тяжелая. Некрасиво и некультурно выходить в то время, как наш сосед ест: нужно дождаться, пока столики будут убраны.

Ну, и верх куртуазности

Самое лучшее, что мы можем сделать, усаживаясь в свое кресло, - это улыбнуться, поздороваться с соседом и больше его не беспокоить. Если перелет очень длинный, возможно, у обоих возникнет желание поговорить. В коротком разговоре с незнакомцем следует придерживаться некоторых правил приличия. Мы не касаемся тем политики, здоровья, секса. И речи не может быть о разговоре о деньгах. Ну или хотя бы сразу начинать распространяться на эти темы не стоит. О чем же говорить? Выбираем темы погоды, искусства, литературы, последнего номера «Форбс», обсуждения хобби, поездок, путешествий, книг, домашних животных, растений в нашем саду, спортивных новостей и достижений. Вероятно, вы также замечали, что чувство юмора носителя французской, русской и английской культуры имеет мало общего одно с другим. Будем осторожны с шутками, и также стоит помнить, что наша оживленная беседа может раздражать наших более отдаленных соседей.

Тут важно уловить момент, когда наш собеседник захочет выйти из беседы. Отпустим же его с миром. Если вы - тот человек, что хочет тишины, вернитесь к книге, начните распутывать наушники, отвлекитесь или скажите прямо, что вам бы хотелось побыть наедине со своими мыслями.

Вот и прекрасно, полет прошел удачно, и мы приземлились. Конечно, мы не из тех людей, кто будет игнорировать просьбу оставаться на своих местах, пока самолет выполняет необходимые маневры.

Мы дождемся выключения сигнала «пристегните ремни» и начнем готовиться к выходу.

Как мы выходим из самолета? Не толпясь и не пытаясь просочиться вперед, оттесняя всех на своем пути. Если перед нами из ряда пытаются выйти люди - мы, конечно, дадим им дорогу, вспомнив пример от Лефевра. Мы сделаем так, чтобы люди, которые впереди нас, смогли комфортно развернуться, чтобы надеть пальто или снять с багажной полки свою ручную кладь, и это нисколько нас не заденет и не оскорбит. А наоборот, поспособствует максимальной эффективности. Так же, как и на досмотре перед полетом.

Стюардессе тогда мы с улыбкой ответим благодарностью на благодарность и, когда выход пройдет в два раза быстрее, подумаем: «Вот все-таки «Аэрофлот» молодец. И обслуживание у него все лучше, и лучше, и лучше!»

Анастасия ШЕВЧЕНКО

www.monacolaclasse.com

 

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version