Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

Русская история на французской земле

Всеобщая любовь русских к здешним местам, наверное, началось со вдовствующей императрицы Александры Федоровны (1798-1860), всем сердцем полюбившей Лазурный берег. В Ницце она провела периоды с 1855-1857 и 1859-1860 гг.

Эта любовь перешла и к ее невестке - императрице Марие Александровне и на то был особый случай.

Жестокий приговор

- Ваше Величество, Ваш сын болен туберкулезом.

- Вы уверены, доктор? Некоторые из Ваших коллег считают, что его плохое самочувствие связано с падение с лошади три года назад.

- Нет, боюсь, что я не ошибаюсь...

Так императрица Мария Александровна узнала о болезни своего старшего сына.

Царевич Николай был первым сыном среди 8 детей царской семьи и должен был унаследовать трон Российской империи. Красивый, блестящий, воспитанный, образованный юноша. И ему было всего 19 лет, когда он узнал о своей болезни. И было это в России.

Знакомство с миром для наследника началось в восьмилетнем возрасте, когда он осуществил поездку по Российской империи, а затем отправился  путешествовать по всей Европе. Его отец уделял особое внимание военному обучению мальчика. Мать же была открыта к французской культуре, в том числе, почитала произведения Жан-Жака Руссо.

Вопросами образования цесаревича, впрочем, занимался князь С.Г. Строганов - губернатор Москвы. Находясь в Париже, он стал известен своими либеральными взглядами. В начале 1860-х годов цесаревич Николай Александрович в сопровождении своего воспитателя Строганова совершил ознакомительные поездки по стране.

Учителем цесаревича также был юрист Кавелин, работавший над реформами Александра Второго. Он известен тем, что одним из первых освободил своих крестьян от крепостного права. В ходе путешествий цесаревича сопровождал и историк Победоносцев.

- Сын мой, чтобы улучшить состояние Вашего здоровья, Вы должны поехать отдохнуть в город на берегу моря, принимать лечебные ванны, - говорила Мария Александровна

- Куда, матушка?

- Я Вам советую город на побережье Средиземного моря, где каждую зиму любила бывать Ваша бабушка - в Ниццу.

Александра Федоровна, вдовствующая императрица Николая Первого и бабушка цесаревича Николая, приезжала в Ниццу зимой со своим двором. Русская эскадра размещалась в заливе у Вильфранша. Тогда царская семья арендовала две виллы недалеко от парка Империаль - виллу Пийон и виллу Бермон. С размахом проводились праздники и балы. Именно сюда цесаревич Николай приехал в ноябре 1964 года. А за два месяца до этого, в сентябре, состоялась его помолвка с датской принцессой Дагмар, которой только исполнилось 16 лет.

В то время, как его матушка Мария Александровна размещалась в вилле Бермон, цесаревич выбрал для себя виллу Дисбах на Английской променаде. Она стояла на том месте, где ныне находится вилла Массена.

Зимой 1865 года император Александр Второй решил навестить свою супругу в вилле Бермон и здесь же принял императора Наполеона Третьего. Все надеялись, что климат Ниццы улучшит состояние здоровья цесаревича. В русской церкви на улице Лоншан ежедневно служились молебны. Но несмотря на все усилия врачей, Николай угасал с каждым днем. Ожидая конца, императрица забирает цесаревича в виллу Бермон.

Печальные новости из Ниццы встревожили царя в Санкт-Петербурге. Российский император с остальными домочадцами садятся на поезд и усиленным маршем выдвигаются в сторону Франции, меняя локомотивы на каждой станции.

В Берлине его встречает немецкий кайзер Вильгельм Первый. Такой же почет оказывает и Наполеон Третий по прибытию императорского поезда в Париж. На вокзале Дижона к царскому поезду присоединяют вагоны из Копенгагена, в которых разместилась принцесса Дагмар со своей матерью королевой Датской Луизой.

Поезд прибывает в Ниццу 22 апреля, а ночью с 23 на 24 апреля 1865 года цесаревич Николай после горячки умирает. Перед смертью он берет обещание у принцессы Дагмар выйти замуж за своего брата Александра, который должен взойти на престол вслед за ним.

Тело царевича было отправлено на фрегате «Александр Невский» в Санкт-Петербург. Император с супругой приняли решение выкупить виллу Бермон, чтобы снести и на ее месте воздвигнуть мавзолей в память о сыне.

Неожиданная кончина молодого наследника престола потрясла Российскую Империю и семью Романовых. По свидетельству Великой Княжны Ольги Николаевны, оставленному в ее биографических воспоминаниях «Сон юности», после смерти Николая Александровича его мать, императрица Мария Александровна только внешне оставалась собранной, неукоснительно выполнявший свой долг императрицы и заинтересованной в окружающих событиях, но родные знали, что со смертью старшего сына «из нее будто вынули душу»...

В 1865 г. присутствовавший при кончине великого князя знаменитый русский поэт князь Петр Андреевич Вяземский написал посвященное его памяти стихотворение «Вечером на берегу моря» и опубликовал брошюру «Вилла Бермон» с описанием последних дней наследника. В брошюре поэт предложил возвести в Ницце храм, посвященный памяти покойного.

Царица Мария Александровна больше никогда не приезжала в Ниццу. Побывав еще раз на Лазурном берегу в 1879 году, она останавливалась на вилле Дюн в Каннах. В 1866 году в соответствии со своим обещанием, принцесса Дагмар была помолвлена с царевичем Александром и вместе с ним вступила на российский трон в 1881 году. Ее супруг стал императором всея Руси Александром Третьим, а она - императрицей Марией Федоровной.

Усыпальница цесаревича

По желанию царской семьи уже в 1868 г. в Ницце была возведена посвященная цесаревичу Николаю часовня. Император приобрел виллу, где в марте 1867-го была заложена Никольская часовня. В апреле 1868-го она была освящена в присутствии великого князя Александра Александровича. Мраморная часовня была построена в византийском стиле и установлена на высоком основании. Проект часовни был составлен архитектором Д.И. Гриммом.

Строительство было поручено Франческо Ботта, настенную роспись создавал А.К. Фишер. Бронзовые двери было решено изготовить в Лионе под руководством Николя Розье. Стоимость строительства обошлась российской казне в 140.000 франков, половину суммы выделил лично царь. Для ухода за часовней был создан специальный комитет.

В память о почившем на французской земле цесаревиче муниципалитет Ниццы назвал близлежащую улицу бульваром Царевича. На месте, где стояло смертное ложе Николая Александровича, находится черная мраморная плита и чугунный крест, а также стоит небольшой алтарь.

Самый красивый храм за пределами России

«Сей Соборный Храм сооружен Монаршим попечением и щедротами Государя Императора Николая II и Его Августейшей Матери Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны. Освящен 4/17 декабря 1912 года».

В 1896-м, когда вдовствующая императрица Марья Федоровна с наследником и Великим князем Георгием приехала в Кап д'Ай, церковь на улице Лоншан стала слишком маленькой для нужд богослужения. В 1900 г. протоиерей Любимов изложил ей проект новой русской церкви.

Первоначальный замысел состоял в расширении существующей церкви на улице Лоншан, но административные ходатайства не дали положительных результатов. Тогда были куплена земля на углу улиц Верди и Берлиоза.

Расположение на углу двух улиц толкнуло архитектора к мысли о создании двойных идентичных ворот. Он выбирает образцом для нового храма стиль русских церквей XVI-XVII веков с повышенной центральной частью с пятью большими куполами по образцу московских пятиглавых церквей (в Никитниках и Останкине). По первым подсчетам строительство должно обойтись в 200.000 франков. Было решено приступить к работе, но при исследовании почвы для фундамента обнаруживается, что строительство такого монументального здания невозможно из-за насыщенности в почве воды. До 1902 г. приостанавливаются строительные работы.

Тогда царица обратилась к своему сыну с просьбой о разрешении возвести здание рядом с мавзолеем погибшего ее жениха в парке Бермон, который в то время принадлежал Николаю II. Царь дает свое разрешение и первый камень закладывается в апреле 1903 г., но строительство затягивается на шесть с половиной лет. В 1906 г. пришлось и вовсе остановить работы из-за утраты большей части капитала после падения курса русских акций в связи с русско-японской войной.

В 1908 г. Николай II решает, что надо все же закончить строительство и жертвует дополнительно 700.000 золотых франков. 
Общая сумма затрат только на здание достигает тогда 1.500.000 золотых франков, включая царские 700.000 Николая II. Высота собора должна была составить 50 метров и рассчитан он был на 625 человек.


Проект архитектора Преображенского предусматривал строительные материалы, сочетавшиеся с природой Лазурного берега. Кирпичи на фасад привезли из Германии, мрамор - из Франции, розовый гранит - из Италии, лакированная черепица доставлялась из Флоренции, а камни с выработки - из Ля Тюрби. Но оформление строго подчиняется канонам православной иконографии.

Пять золочёных глав покрыты цветной черепицей фирмы Биго. Купол сделан из бетона фирмой Торран и облицован пустотелым кирпичом и искусственным камнем. С запада собор предваряет колокольня и два высоких увенчанных шатрами с золочёными по цинку орлами белокаменных крыльца. Шесть ажурных золочёных крестов на храме были изготовлены в Пистойе.

Интересно диагональное расположение двух главных входов с юго-западного и северо-западного углов. Первоначальный участок, отведенный под строительство храма, находился на углу двух улиц, и такое расположение входов было удобно. Однако собор возвели в другой части города, на территории бывшей виллы Бермон, и первоначальный план здания был сохранен.

Фасады украшены полихромными изразцами (фирмы Кантагали из Флоренции) и мозаичными иконами («Спас» на колокольне), выполненными в петербургской мастерской В.А. Фролова по эскизу Васильева. Резьба белокаменных оконных и дверных наличников, нижних карнизов и колокольни была сделана итальянскими мастерами.

Выполнить иконостас было поручено Л.А Пьяновскому. 
Полгода он работал в старинных церквах Ярославля и Москвы. В результате его исследований появился шедевр религиозного русского искусства. Прекрасен покрытый басмой трехъярусный иконостас «в старинном русском стиле». Он был изготовлен в мастерской ювелира И.П. Хлебникова в Москве.

Иконы для иконостаса в стиле Симона Ушакова выполнил московский иконописец Глазунов. Царские врата - копия врат церкви святого Илии Пророка в Ярославле. В том же стиле были выполнены киоты. Запрестольный образ Пресвятой Троицы был написан Васильевым. Фрески в алтаре по картонам выполнил итальянский художник Дезиньори.

Утварь, престол и плащаница, украшенная золоченой бронзой и синей эмалью, были изготовлены в мастерской И.П. Хлебникова. Облачения, подаренные императором, сшиты в мастерской И.А. Жевержеева. Паникадило было пожертвовано меценатом Рукавишниковым.

Икона Николая Чудотворца заслуживает отдельного слова. Она принадлежала цесаревичу Николаю Александровичу, который привез ее из Петербурга. 

Когда он умер в Ницце, икону повесили над смертным одром, а затем она была перенесена в церковь на улице Лоншан до возведения памятной часовни. 
Тогда повесили ее над порталом. Под воздействием солнечных лучей она потемнела и стала неузнаваемой. Ее поместили за иконостасом в церкви. В 1935 г. обнаружили, что образ вновь светлеет. С тех пор она стала одной из самых почитаемых икон в соборе. 


Другая ценность собора - Житийная икона святого апостола Петра в киоте у левой части солеи, установленная в память П.А. Столыпина. Икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» находится в киоте у правой части солеи. Икона Архангела Михаила в чеканной раме по эскизу Л.А. Пьяновского была передана из Екатеринославля в память 300-летия Дома Романовых. Две иконы святых покровителей Николая II и Александра II поднесены прихожанами храма. Они размещены по краям иконостаса. Икона святого Александра Невского была подарена герцогом Георгием Лейхтенбергским в память об Александре II.

Восемь колоколов были пожертвованы П.П. фон Дервизом из своей домовой церкви. Самый тяжелый колокол был специально отлит в Марселе.

Почти все предметы внутреннего убранства были подарены прихожанами. Они являются синтезом разных стилей русского религиозного искусства и придают целому зданию и его убранству облик настоящего музея. 


Церковь Николая Чудотворца, оставалась единственным православным собором вне пределов Российской империи до Октябрьского переворота, настоящее историческое и архитектурное сокровище, последний подарок царской семьи Ницце: через пять лет после освящения царский режим унесло вихрем революции.
Он остался островком надежды и изгнания для всех русских, потерявших родину и приехавших в Ниццу после 1917 года.

Александр МИХАЙЛОВ

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version