Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

Прошлое и будущее Santo Sospir

В канун Нового года вместе со Школой историка моды Александра Васильева нам удалось побывать с экскурсией на мысе Сен-Жан-Кап-Ферра на легендарной вилле, украшенной фресками и ставшей местом жизни и творчества Жана Кокто.

Если русские зрители узнали о Жане Кокто после скандально легендарного балета Сати - Пикассо - Кокто «Парад», представленного в мае 1917 года Русским балетом, и по другим работам с

Сергеем Дягилевым, то для французов это одна из величайших фигур в области литературы в середине ХХ века.

Поэт, писатель, драматург, сценарист, художник, кинорежиссер Жан Кокто, получив блестящее образование, щедро применял свои таланты в разных областях.

13 лет - с 1950 по 1963 гг. - своей богатой событиями жизни он провел на вилле Santo Sospir, оставив яркие образцы творчества.

Летом 2017 года вилла была приобретена российской семьей Мелия, которая не только планирует заняться сохранением наследия Жана Кокто в вопросах реставрации и реконструкции дома и сада, но и решила создать арт-модель по продвижению современного искусства, как это, собственно, и было в годы жизни Жана Кокто на Santo Sospir.

В ту пору на вилле собирались самые известные персонажи эпохи, снимались фильмы и создавались художественные проекты. Хранителем виллы-музея, свидетелем всех событий и страстей последние 23 года оказался Эрик Марто. 24-летним юношей он появился в Santo Sospir как медбрат, чтобы поддерживать здоровье пожилой хозяйки Франсин Вайсвейллер. 10 лет Эрик ухаживал на ней, а после кончины Франсин ее дочь Кароль оставила его смотрителем и экскурсоводом. Именно он провел нам экскурсию и рассказал то, что поведала ему сама Франсин, и чему он был свидетелем. С его рассказа и начнем.

«Я попал на виллу в качестве медбрата, куда меня направили ухаживать за мадам. Впервые я увидел Франсин Вайсвейллер возлежащей на диване и курящей опиум из маленькой трубочки. Весь дом был насквозь пропитан запахом дурмана. Для начала я сделал уборку и выкинул весь опиум, разложенный по всем шкафам и ящикам. И приложил все усилия, чтобы мадам отвыкла от этой отравы, благодаря чему последние годы жизни прожила спокойно...

Надо знать, что вилла Santo Sospir была куплена для Франсин ее мужем, миллионером Александром (Алеком) Вайсвейллером. Как гласит семейная история, тетя Алека погибла в Освенциме и всю семью преследовали фашисты. Алек пообещал жене, что если они переживут Холокост, то он построит дом ее мечты. Отдыхая летом 1946 г. в Ницце, в отеле «Негреско», в один из жарких дней супруги прогуливались по заливу на яхте. Проплывая вдоль мыса Кап-Ферра, у маяка Франсин заметила один из двух домов, который ей очень понравился.

Посетив дом и выйдя на террасу с изумительным видом на Бухту ангелов, она воскликнула: «Вот он, дом моей мечты, я его нашла!», - муж выполнил обещание, и дом был куплен.

Молодая хозяйка обратились за помощью к модному тогда декоратору интерьеров Мадлен Кастен, которая наполнила жилье необычной мебелью из бамбука с ярким бирюзовым принтом, в том числе антиквариатом ХIХ века с острова Ява, устлала паркетный пол коврами с леопардовой раскраской.

Вилла была названа «Святой вздох» - Santo Sospir, по одной из местных легенд, когда со вздохом облегчения жены рыбаков встречали вблизи маяка мужей. Чета Вайсвейллер вначале задумала виллу Santo Sospir как летнюю резиденцию, так как основное время они проводили в своем особняке на площади США в центре Парижа. Там по четвергам на литературном салоне собирался весь парижский бомонд - от Пьера Берже и Ива Сен-Лорана, Марлен Дитрих и Греты Гарбо, Пикассо и Стравинского, Алена Делона и Роми Шнайдер до Франсуа Миттерана и многих других.

В один из таких четвергов к Франсин подошел Жан Кокто с просьбой помочь с финансированием съемок будущего фильма, так как его прежний меценат Коко Шанель эмигрировала в Швейцарию.

Пришел он к Франсин со своим протеже Эдуардом Дермитом, который должен был сыграть главного героя фильма. Дуду, как называли Эдуарда за мягкий нрав (doudou по-французски - детская игрушка), очаровал Франсин своей красотой, и она пригласила Жана Кокто вместе с юношей отдохнуть после съемок картины «Трудные дети» на ее уютной вилле на берегу Средиземного моря.

Так в 1950 году начались увлекательные летние каникулы, растянувшиеся на 13 лет...

Мекка богемы

Юг Франции в послевоенные годы стал пристанищем для многих деятелей искусства. В Опере Гарнье Монте-Карло имел ангажемент русский балет, созданный Дягилевым, в Больё жил Стравинский, в Мужене - Пикассо, в Ницце - Матисс. Вилла Франсин на Кап-Ферра с появлением Жана Кокто стала центром культурного притяжения.

В 1952 г. Жан Кокто как режиссер снял здесь фильм «Вилла Санто Соспир», в котором Франсин сыграла саму себя. В 60-м появилось «Завещание Орфея» - тоже фильм Кокто, где Франсин сыграла роль леди в специально придуманном для съемок платье от Balenciaga.

Изменилась не только сама атмосфера, преобразилась и вилла. Деятельный Кокто, которого раздражали белые стены, по совету Пикассо и с разрешения Франсин решил разукрасить гостиную, нарисовав над камином голову античного бога Аполлона. Вначале он наносил рисунки углем, а затем фиксировал их натуральными красками, разведенными молоком. Увидев его художества, Матисс посоветовал не останавливаться, а расписать весь дом, что и было сделано. Кокто полностью отдался творческому порыву и рядом с Аполлоном появились рыбаки Вильфранша и лежащая под солнцем Франсин. В течение весны и лета 1950-го, за шесть месяцев мастер покрыл фресками все стены и потолки виллы. Кроме этого он сделал эскизы и по ним заказал ковры и мебель. В 1948 году на знаменитой Обюссонской мануфактуре был соткан гобелен по библейской легенде о Юдифи и Олоферне в интерпретации Кокто.

История этого периода полна драматизма, сильных страстей и удивительных откровений. В изголовье кровати в главной спальне, где сам Кокто проводил время с Франсин, он разместил фреску с еще одной любовью всей своей жизни, Жаном Маре, в образе Актеона.

По рисункам Кокто была выложена мозаика на входе в дом. Это последняя работа, выполненная собственноручно мастером в 1952 году - два целующихся лица в виде африканской маски. Так же как у Пикассо и Матисса, в искусстве Кокто чувствуется влияние африканского фольклора. Символизирующая бессмертие змея - дань древнему искусству. Над окном - мозаика с фавном, отсылающим нас к русским балетам.

Надо знать, что Жан Кокто был бисексуалом - среди его увлечений были как женщины - например, русская актриса княгиня Наталья Палей, так и мужчины - актер Жан Маре. И вся настенная живопись художника посвящена мужскому и женскому началам. В жизни Кокто женщины играли роковую роль, и он их остерегался, считая коварными и приносящими несчастья. Это он отразил на многих фресках, изображая рядом с женскими фигурами птиц, приносящих дурные вести.

Расписанный на стене мифологический сюжет об Актеоне и Диане повествует о мужской доверчивости и женском коварстве.

В честь любовного треугольника - Франсин, Эдуард и Жан Кокто - художник создал рисунок тройного кольца Тринити, переданный позже ювелирной фирме «Картье». Эдуард Дермит изображен в спальне в виде Нарцисса. Любовные истории виллы «Санто Соспир», безусловно, драматичны. Кокто не переставал утверждать, что женщины - это зло, и все отношения с ними плохо кончаются. И отчасти оказался прав. В 1961 году Франсин, когда ей было 45 лет, влюбилась в молодого 24-летнего писателя и поселила его в доме вместе с другими. Кокто безумно ревновал, они начали ругаться, и в конце концов Кокто поставил вопрос ребром - либо он, либо молодой писатель. Франсин выбрала молодого любовника. Через пару лет Кокто окончательно уехал и больше никогда не возвращался на виллу...

Безусловно, сохранение виллы в ее оригинальном состоянии, с рисунками на стенах - заслуга Франсин Вайсвейллер».

«Вилла Santo Sospir - удивительное место, где царит дух эпохи, где самовыражение талантов и признательность их поклонников так тесно переплелись в единое целое, что решительно невозможно представить по отдельности фрески-татуировки Жана Кокто и декораторские находки Мадлен Кастен, равно как и отделить их от личности хозяйки дома, Франсин Вайсвейллер», - пишет посетивший виллу дизайнер Майк Шилов.

 

РУССКИЙ МЕЦЕНАТ ФРАНЦУЗСКОГО ИСКУССТВА

Фото Екатерины Курилович: семья Мелия на вилле "Санто Соспир"

Во время экскурсии нам удалось познакомиться с Ильей Мелия - известным инвестором, занимающимся созданием и реализацией проектов в области элитной недвижимости в России и во Франции. Мы отдельно встретились и поговорили с ним о планах семьи Мелия по возрождению виллы.

Скажите, как вы нашли эту виллу?

Все произошло случайно. У меня есть парижский друг художник Ив Клер, и он представил мне хозяйку виллы Кароль Вайсвейллер. Мы с ней сошлись, потому что ей нужен был человек, который продолжил бы ее дело. Это не было сделкой с недвижимостью. Это была прежде всего сделка в области того, кому она сможет доверить культурное наследие. И мы договорились. Я говорю - мы, потому что вся семья Мелия вовлечена в процесс.

Первые 6 месяцев после покупки я потратил на изучение истории, чтобы понять, что к чему, и как к этому подойти. Дальше стало понятно, что нужно реставрировать. Другой вопрос, что по ходу всегда усугубляется ситуация, дом старый, построен бельгийским бароном между 30-м и 32-м годом прошлого века и с тех пор никакой глобальной реконструкции не было. Конечно, состояние плохое, в фундаменте есть течи. Предстоит очень сложная работа. Для того чтобы начать реставрировать, нужно сделать очень много других работ по укреплению гидроизоляции, фундамента, кровли и прочего.

Вы поддерживаете отношения с мадам Вайсвейллер?

Да. Вначале ей, конечно, было сложно воспринять тот факт, что она уже не владелица, но теперь Кароль рада, что дом перешел в хорошие руки и наследие Жана Кокто будет сохранено для Франции. Сегодня ей 75 лет. Она не могла поддерживать состояние виллы из-за отсутствия средств. С одной стороны, ей надо было заплатить государству налог на наследство в размере 2 млн евро, с другой - ежегодно поддерживать дом и сад. Ей было важно продать виллу тому, кто сохранит ее и приведет в надлежащий вид.

Кароль выросла в интересной сложной семье, в богемной буржуазной атмосфере, встречалась с интересными людьми своего времени. После смерти матери она начала заниматься наследием Кокто, продвигая его по мере своих возможностей. Сейчас мадам Вайсвейллер является членом Комитета Кокто и скоро станет его сопрезидентом. Она подготовила спектакль, выпустила несколько книг. Но заниматься полноценным поддержанием виллы была не в состоянии. После смерти ее матери Франсин в 2003 году практически ничего не было сделано, и за эти годы вилла оказалась в критическом состоянии. Сейчас главная задача - реставрация.

Илья, вилла Santo Sospir занесена в список культурного наследия Франции, что накладывает определенные обязательства. Кому вы поручите ведение работ?

Ею займется Жак Гранж - знаменитый декоратор интерьеров, который также является советником в нашем проекте реставрации виллы. Реконструкция, как вы видите, крайне необходима. Жак Гранж унаследовал архивы Мадлен Кастен, которая была меценатом Хаима Сутина. Она, кстати, первой создала профессию декоратора во Франции. Раньше внутреннее оформление выполняли архитекторы, декораторов как таковых не существовало. У нее было два помощника - Жак Гарсия и Жак Гранж (культовый декоратор, который обслуживал заказы парижской богемы, в том числе Ива Сен-Лорана). Он продолжатель стиля Мадлен Кастен.

Создание сада поручено американскому ландшафтному дизайнеру Мэдисону Коксу, получившему прозвище «садовник миллиардеров». Он создавал сады для Ива Сен-Лорана, Стинга и мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга. Мэдисон Кокс - бывший муж и наследник Пьера Берже, необыкновенного мецената, филантропа, ненасытного эстета, гениального предпринимателя, человека высочайшей культуры. В том числе он правообладатель прав на все, что связано с Жаном Кокто.

Дом и участок требуют срочных работ. Вся электрика находится в плачевном состоянии и может загореться, вода может прорвать трубы в стенах. Мы меняем три санузла, которые не имеют ценности. Немного изменим веранду, оставив тот же периметр, но благоустроим. Веранда была достроена в 90-е годы, как и домик охранника. В основном здании мы заменим пол, бамбуковые панели, все отреставрируем и затем вернем на прежние места. Также мы заменим крышу.

Атмосфера дома не пострадает?

Атмосфера останется полностью прежней. Наша с Жаком Гранжем задача - ничего не испортить. Мы уберем предметы, которые были добавлены позже, но все, что относится к эпохе Мадлен Кастен и Жана Кокто, не тронем. Хотя все хорошие предметы, появившиеся позже, мы также оставим. Добавим современные вещи, чтобы дом мог функционировать.

Мы сделали сканирование стен здания с точностью до миллиметра. Мы провели анализ всего дома, определили, где холодно, где тепло, где слишком влажно, и будем бороться с влагой и колебаниями температуры. То есть сделаем ремонт на последующие 70 лет. Но это будет не новодел, а историческая реставрация.

Как после этого будет функционировать вилла?

Мы останемся открытыми для посещений, и их всегда будет проводить Эрик Марто. Как вы смогли заметить, он уникальный гид и человек, прекрасно помнящий ту эпоху. У нас намечена большая культурная программа. Мы планируем проведение фестиваля Жана Кокто, но на виллах Эфрусси де Ротшильд и Керилос. Также мы будем проводить одну выставку в год. В прошлом году был проведен первый фестиваль в усеченном формате с двумя концертами, на которые пришло более 100 человек. Фестиваль должен быть интересен людям, поэтому мы сделаем ставку на музыку. Существует театральный фестиваль Жана Кокто, но он мало посещаем, а мне бы не хотелось, чтобы зал был полупустым. Важно, чтобы пришло не менее 250 зрителей и всем это было интересно. Сейчас мы разрабатываем программу. Прошлой осенью мы провели концерты, и уровень был даже выше моих ожиданий. Известный французский актер Франсис Юстер читал текст, выступал легендарный пианист Филипп Антрюмо, пела известная оперная певица Анн Анселин.

Сейчас хотим сделать с еще большими размахом и объединить культурный мир от Больё до Кап-Ферра. Может быть, сделаем программу дней на пять и один из дней проведем на вилле Керилос, на которой сегодня ничего не происходит, она функционирует только как музей.

Фестиваль Жана Кокто должен объединить культурное наследие здешних мест.

Данная культурная деятельность не имеет прямого отношения к вашему бизнесу, не так ли?

Это было решение взвешенное, быстрое, обдуманное, которое приводит к тому, что есть сейчас. Вилла стала более узнаваема. У нас сегодня сделано больше репортажей, публикаций. Все, что мы сделали в конце прошлого года, сейчас пойдет в эфир или печать.

Главное, что было сделано - концерты и выставка лондонской галереи Пейс Кельвина Грей. Выставка прошла очень успешно, ее посетило руководство всех музеев в этом регионе - от государственных до муниципальных, все известные коллекционеры.

И если сначала было настороженное отношение к новым владельцам виллы, то проведенные мероприятия изменили мнение о нашей деятельности. Выставка хорошо сработала на имидж виллы. Мы делаем не только музей, но культурное место, арт-проект современного искусства.

Господин мэр приходит на все наши мероприятия. У нас очень добрые отношения и полное взаимопонимание. Естественно, он рад появлению на Сен-Жан-Кап-Ферра новых мероприятий и с благодарностью говорит нам об этом.

Когда вы планируете начать реставрацию?

В мае вилла закроется. Но в конце апреля мы проведем выставку в рамках Арт Монте-Карло. Будет представлена галерея Пейс, скульптура, инсталляция и скульптура из пластилина четырех молодых французских художников.

На вилле мы хотим проводить мероприятия не только закрытые, для определенного круга, но и открытые выставки, куда можно будет записаться и прийти бесплатно. Наша семья это делает на собственные средства для поддержания имиджа виллы и в помощь молодым художникам. Например, один из таких художников уже приезжал, провел на вилле 5 дней и сделал затем серию скульптур, связанных с историей виллы.

Вилла также станет арт-резиденцией. Недавно на вилле прошла съемка для Chanel и американского журнала Voque, прошел вечер Cartier по поводу юбилея кольца Trinity.

Известность и слава Жана Кокто ограничены эпохой, и многое из того, что он делал, не так современно и сегодня востребовано меньше, чем было тогда. Но остались две вещи, которые гениальны - это его рисунки и керамика. Лично для меня Кокто гораздо интереснее, чем Пикассо, в области графики, в области простых линий, в области честных и проникающих эмоций. Он выдающийся график и мастер рисунка.

После завершения реставрации на веранде мы хотим организовать маленькую выставку лучших рисунков и лучшей керамики Кокто. Кстати, сейчас керамика Кокто стала продаваться и достаточно востребована на аукционах.

Буду рада посетить виллу после реставрации! Успехов благородному делу семье Мелия!

Мария СОКОЛОВА

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version